Колодезная пыль

Автор: Георгиев Борис  Жанр: Научная фантастика  Фантастика  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Георгиев Борис - Колодезная пыль в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

...в каждой ячейке жила человекоподобная пчела, может

быть даже личинка. Это было ощущение единства

моего собственного тела и тела гостиницы, где меня

поселили. Одновременно я был и человеком и зданием.

Валентин Катаев, "Святой колодец"

Глава первая

Дверь цвета слоновой кости спела деревянным голосом, лениво повернувшись на петлях.

- Что ж такое опять?
- спросил Валентин Юрьевич и взялся за литую ручку.

- Недели не прошло, - брюзжал он, слушая дверной скрип.

Квартира номер четыре старчески зевнула, показала коридорное горло.

- В прошлую пятницу тебя стесал, - напомнил Валентин Юрьевич стёсанному чуть не до палубных досок пола порожку. Весь в зарубках, ни дать ни взять - календарь Робинзона.

Валентин Юрьевич осмотрел дёсна дверного зева: "Опять?.." - и убедился, что был прав. Снова перекосило коробку. Тогда он, не слушая скрипучие причитания, прихлопнул дверь, налёг плечом, вонзил с вывертом ключ, вытащил. На ходу бросил через плечо:

- Дождёшься, когда-нибудь я тебя уволю вчистую. Выставлю за дверь.

Посмеялся - не так-то просто выставить дверь за дверь!
- спустился, выскочил на нижнюю веранду, - не проще, чем выгнать из дому дом!
- оглядел по-соседски двери нижних квартир - вторая... третья... пятая...

- О, где же ты, Резиновая Зина?
- шепнул он цифре "пять" на медной бляшке, вбитой в дерматиновую стёганку. Пожалел, что никогда больше не услышит из-за приоткрытой двери обычное: "На службу, Юрочка?" Беспамятная Резиновая Зина вечно путала сына с отцом. Подумал: "Никогда", - резво скатился по короткой лесенке нижней веранды, свернул возле крыльца шестой квартиры (вельзевулово логово!) на асфальтовую, треснувшую вдоль стены дорожку. Прочь со двора, за уго...

- О!

Чуть не ухнул в бездну. Что за новости? Там, где вчера ещё торчал строительный забор, где приходилось тискаться меж корявыми ребристыми листами и стеною, зияла пустота. Пропасть, обрыв. В него, вертясь и ныряя, валились вялые листья - сорил янтарём ясень. Валентин пал на четвереньки, подобрался к самому краю и заглянул в ямину. "Метра четыре, не перепрыгнуть, - подумал он.
- Да и к чему прыгать?" Бесполезно. Широкая, ровная траншея шириною четыре метра уходила вправо за угол дома, куда заглянуть не хватило духу, и влево - впритирку к зеркальной скале новостроя. За траншеей островок земли, усыпанный кирпичным крошевом - останками дома номер восемь по Девичьей улице, - но именно что островок, усеянный строительным мусором прямоугольник в окружении рвов. Валентин Юрьевич вгляделся в темень расселины, - жуть, дна не видать, голова кружится!
- в чёрноте ему померещилось бурление, будто кипела смола, потом, когда привыкли глаза, он различил багровые сполохи, словно бы на дне разреза тлели угли. Не кое-как под слоем золы, а ровными рядами - как ёлочные гирлянды или нанодиодные росчерки. Такие с недавних пор повадились лепить повсюду рекламисты, обозначая контуры воздушных замков - будущих новостроев. "Ага, вот это что!" - сообразил Валентин Юрьевич и отполз от края, чтобы не сорваться. Мысль его, оттолкнувшись от воздушных замков, получила верное направление. Не рекламисты, а строители. Не видел никогда вживую, как растёт бактобетонная коробка, но догадался - это она. Сполохи внизу - огоньки СВЧ-активаторов, а бурление... "Страшно представить, что было бы, попади я туда. Силикофаги, знаете ли... Шею бы свернул, вот что. А дальше - какая разница? Переварили бы меня и отгрохали многоквартирный памятник. Нерукотворный". Разыгравшееся воображение вмиг нарисовало, как лезет из земли замешенный на крови, печёнках и селезёнках шестидесятиэтажный монумент - десять этажей под, остальные над - вздымается фаллическим символом новой жизни.

- Зачем забор убрали, идиоты?!
- крикнул, вытянув шею в юго-западном направлении Валентин. Стоя на четвереньках у края обрыва, озверел больше от бессилия перед мощью техники, чем от запоздалого страха. Вопль, перекатившись через ров, потерялся над снесённым кварталом - весь западный склон холма был готов к застройке, и кое-где уже лезли из земляных дёсен желтоватые зубы бактобетонных стен. Тут Валентин Юрьевич припомнил, что строители были в своём праве, убрав забор. Дом номер десять на перекрёстке улиц Девичьей и Черноглазовской числился отселённым, стало быть, винить в разгильдяйстве нужно не застройщиков, а себя. И не себя даже, а дражайшую половину, Ленку Викторовну, затеявшую перед отселением обмен.

- Елена Распрекрасная, - проворчал Валентин. Решил, не поднимаясь с четверенек, осторожно глянуть за угол - вдруг как-то можно исхитриться и выбраться на Девичью?

Из траншеи воняло дрожжевой фабрикой, над провалом дрожал и струился воздух. У дальнего края котлована Валентин разглядел два длиннейших вагона, оба на автомобильном ходу. Из одного спускался в яму толстый ядовито-зелёный хобот, из другого свешивались фестоны глянцевых чёрных кабелей. Позвать некого, людей рядом с насосной и силовой не было, а главное - стало ясно, что встречу с заказчиком придётся отложить. Тому, кто не умеет летать, думать нечего выбраться. Ровная, как хирургический разрез, кромка котлована достигала улицы. Строители не только дорожку начисто срезали, но и крыльцо первой квартиры вместе с палисадником.

- Пропали бальзамины Екатерины Антоновны, - резюмировал без особого сожаления Валентин и попятился, потому что уже сыпалась из-под ладоней в бездну асфальтовая крошка. Пряча по-черепашьи голову, успел заметить надпись на голубом фургоне: "B.В.Elephant inc".

"Застройщикам звякнуть? Большим блу элефантам инк. Где-то был телефон их отдела продаж, Ленка оставила. Пусть решают как-нибудь. Но гриб?.. Молодец я, что за час вышел. Понедельник, утро, стало быть, гриб на портале своём проторчит до самой встречи. Успею застать. Интересно, чем он живёт, когда не работает?" Что-то коснулось лица, скользнуло. Ясеневый лист лёг на асфальт. Так и не придумав, чем живёт в нерабочее время уважаемый заказчик, Валентин Юрьевич поднялся, небрежно отряхнул на коленях джинсы и побрёл домой. По короткой асфальтовой дорожке, мимо вельзевуловой пристройки, по четырёхстопной лестнице на веранду, где двери номер два, три, пять и лестница на второй этаж. Ах эта лестница - дубовая, сто двадцать лет, без малейшего скрипа, с балясинами точёными, крашеными под слоновую кость - чудо! И дверь с бильярдным номером четыре чудом была, если б не перекашивало от малейшего чиха коробку. Котлован под боком - не чих малейший. Ворочался большой голубой элефант в посудной лавке, давил в крошку фарфор кирпичных стен и зацепил фундамент - основу основ. Лестница - что ей сделается? Но дом перевалился, как на гребне волны корабль, охнул дубовыми балками, крякнул лагами, половицами скрипнул... Неудивительно, что перекосило коробку.

Последний жилец отселённого дома влачился полутёмным коридором четвёртой квартиры, будто бильярдный шар к лузе, мысли его костяными шарами катились по мягкому сукну без столкновений. Стоило опуститься в кресло и сунуть голову в шлем... Борт!

***

Пыхнуло в глаза сияние - Энтер!
- погасло. Когда Валентин смигнул, зажглось - Коннект!
- рванулось разноцветное ничто, завертелось, словно самолёт из виража сорвался в штопор - Дальше, дальше! Не нужен артмастеру демпфер, с места в бой. Он привычно справился с дурнотой. Дальше! Под светящимися ладонями поплыли облака тегов; рекламные баннеры сунулись было, но тут же, по короткому жесту, пропали. Валентин повернулся на сто восемьдесят в бархатной пустоте (сапожник без сапог, артмастер без портала) отыскал блокнот и в нём адрес входа с пометкой "ГриБ". Ещё жест, и чернота лопнула снизу доверху светлым росчерком. Осталось вцепиться в края и рвануть - В стороны! На себя!
- чтоб разошлись, как портьеры, половинки тьмы и пустили из одного небытия в другое.

Читать книгуСкачать книгу