Том 2. Стихотворения и поэмы 1891-1931

Серия: Собрание сочинений [2]
Читать онлайн книгу Волошин Максимилиан Александрович - Том 2. Стихотворения и поэмы 1891-1931 бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Путями Каина

Трагедия материальной культуры

Мятеж

1
В начале был мятеж, Мятеж был против Бога, И Бог был мятежом. И всё, что есть, началось чрез мятеж.
2
Из вихрей и противоборств возник Мир осязаемых И стойких равновесий. И равновесье стало веществом. Но этот мир, разумный и жестокий, Был обречен природой на распад.
3
Чтобы не дать материи изникнуть, В нее впился сплавляющий огонь. Он тлеет в «Я», и вещество не может Его объять собой и задушить. Огонь есть жизнь. И в каждой точке мира Дыхание, биенье и горенье. Не жизнь и смерть, но смерть и воскресенье – Творящий ритм мятежного огня.
4
Мир – лестница, по ступеням которой Шел человек. Мы осязаем то, Что он оставил на своей дороге. Животные и звезды – шлаки плоти, Перегоревшей в творческом огне: Все в свой черед служили человеку Подножием, И каждая ступень Была восстаньем творческого духа.
5
Лишь два пути раскрыты для существ, Застигнутых в капканах равновесья: Путь мятежа и путь приспособленья. Мятеж – безумие; Законы природы – неизменны. Но в борьбе за правду невозможного Безумец – Пресуществляет самого себя, А приспособившийся замирает На пройденной ступени. Зверь приноровлен к склонениям природы, А человек упорно выгребает Противу водопада, что несет Вселенную Обратно в древний хаос. Он утверждает Бога мятежом, Творит неверьем, строит отрицаньем, Он зодчий, И его ваяло – смерть, А глина – вихри собственного духа.
6
Когда-то темный и косматый зверь, Сойдя с ума, очнулся человеком – Опаснейшим и злейшим из зверей – Безумным логикой И одержимым верой. Разум Есть творчество навыворот. И он Вспять исследил все звенья мирозданья, Разъял вселенную на вес и на число, Пророс сознанием до недр природы, Вник в вещество, впился, как паразит, В хребет земли неугасимой болью, К запретным тайнам подобрал ключи, Освободил заклепанных титанов, Построил им железные тела, Запряг в неимоверную работу: Преобразил весь мир, но не себя, И стал рабом своих же гнусных тварей.
7
Настало время новых мятежей И катастроф: падений и безумий. Благоразумным: «Возвратитесь в стадо», Мятежнику: «Пересоздай себя».

25 января 1923

Коктебель

Огонь

1
Плоть человека – свиток, на котором Отмечены все даты бытия.
2
Как вехи, оставляя по дороге Отставших братьев: Птиц, зверей и рыб, Путем огня он шел через природу. Кровь – первый знак земного мятежа, А знак второй – Раздутый ветром факел.
3
В начале был единый Океан, Дымившийся на раскаленном ложе. И в этом жарком лоне завязался Неразрешимый узел жизни: плоть, Пронзенная дыханьем и биеньем. Планета стыла. Жизни разгорались. Наш пращур, что из охлажденных вод Свой рыбий остов выволок на землю, В себе унес весь древний Океан С дыханием приливов и отливов, С первичной теплотой и солью вод – Живую кровь, струящуюся в жилах.
4
Чудовищные твари размножались На отмелях. Взыскательный ваятель Смывал с лица земли и вновь творил Обличия и формы. Человек Невидим был среди земного стада. Сползая с полюсов, сплошные льды Стеснили жизнь, кишевшую в долинах. Тогда огонь зажженного костра Оповестил зверей о человеке.
5
Есть два огня: ручной огонь жилища, Огонь камина, кухни и плиты, Огонь лампад и жертвоприношений, Кузнечных горнов, топок и печей, Огонь сердец – невидимый и темный, Зажженный в недрах от подземных лав.. И есть огонь поджогов и пожаров, Степных костров, кочевий, маяков, Огонь, лизавший ведьм и колдунов, Огонь вождей, алхимиков, пророков, Неистовое пламя мятежей, Неукротимый факел Прометея, Зажженный им от громовой стрелы.
6
Костер из зверя выжег человека И сплавил кровью первую семью. И женщина – блюстительница пепла Из древней самки выявила лики Сестры и матери, Весталки и блудницы. С тех пор, как Агни рдяное гнездо Свил в пепле очага, – Пещера стала храмом, Трапеза – таинством, Огнище – алтарем, Домашний обиход – богослуженьем. И человечество питалось И плодилось Пред оком грозного Взыскующего Бога, А в очаге отстаивались сплавы Из серебра, из золота, из бронзы: Гражданский строй, религия, семья.
7
Тысячелетья огненной культуры Прошли с тех пор, как первый человек Построил кровлю над гнездом Жар-птицы, И под напевы огненных Ригвед Праманта – пестик в деревянной лунке, Вращавшийся на жильной тетиве, Стал знаком своеволья – Прометеем. И человек сознал себя огнем, Заклепанным в темнице тесной плоти.

26 января 1923

Коктебель

Магия

1
На отмели незнаемого моря Синбад-скиталец подобрал бутылку, Заклепанную Соломоновой печатью, И, вскрыв ее, внезапно впал во власть В ней замкнутого яростного Джина. Освободить и разнуздать не трудно Неведомые дремлющие воли: Трудней заставить их себе повиноваться.
2
Когда непробужденный человек Еще сосал от сна благой природы И радужные грезы застилали Видения дневного мира, пахарь Зажмуривал глаза, чтоб не увидеть Перебегающего поле фавна, А на дорогах легче было встретить Бога, чем человека, И пастух, Прислушиваясь к шумам, различал В дыханьи ветра чей-то вещий голос, Когда, разъятые Потом сознаньем, силы Ему являлись в подлинных обличьях И он вступал в борьбу и в договоры С живыми волями, что раздували Его очаг, вращали колесо, Целили плоть, указывали воду, – Тогда он знал, как можно приневолить Себе служить Ундин и Саламандр, И сам в себе старался одолеть Их слабости и страсти.
3
Но потом, Когда от довременных снов Очнулся он к скупому дню, ослеп От солнечного света и утратил Дар ясновиденья И начал, как дитя, Ощупывать и взвешивать природу, Когда пред ним стихии разложились На вес и на число, – он позабыл, Что в обезвоженной природе живы Всё те же силы, что овладевают И волей и страстями человека.
4
А между тем в преображенном мире Они живут. И жадные Кобольты Сплавляют сталь и охраняют руды. Гнев Саламандр пылает в жарких топках, В живом луче танцующие Эльфы Скользят по проводкам И мчатся в звонких токах; Бесы пустынь, самумов, ураганов Ликуют в вихрях взрывов, Дремлют в минах И сотрясают моторы машин; Ундины рек и Никсы водопадов Работают в турбинах и котлах.
5
Но человек не различает лики, Когда-то столь знакомые, и мыслит Себя единственным владыкою стихий: Не видя, что на рынках и базарах, За призрачностью биржевой игры, Меж духами стихий и человеком Не угасает тот же древний спор; Что человек, освобождая силы Извечных равновесий вещества, Сам делается в их руках игрушкой.
6
Поэтому за каждым новым Разоблачением природы ждут Тысячелетья рабства и насилий, И жизнь нас учит, как слепых щенят, И тычет носом долго и упорно В кровавую расползшуюся жижу, Покамест ненависть врага к врагу Не сменится взаимным уваженьем, Равным силе, Когда-то сдвинутой с устоев человеком. Каждой ступени в области познанья Ответствует такая же ступень Самоотказа: Воля вещества Должна уравновеситься любовью. И магия: Искусство подчинять Духовной воле косную природу.
7
Но люди неразумны. Потому Законы жизни вписаны не в книгах, А выкованы в дулах и клинках, В орудьях истребленья и машинах.

30 января 1923

Коктебель