Катастрофическая История о Тебе и обо Мне

Скачать бесплатно книгу Ротенберг Джесс - Катастрофическая История о Тебе и обо Мне в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Катастрофическая История о Тебе и обо Мне - Ротенберг Джесс

Джесс Ротенберг

Катастрофическая История о Тебе и обо Мне

Переведено специально для группы

~”*°†Мир фэнтез膕°*”~

http://vk.com/club43447162

Переводчики: NDobshikoVa

Редактор: Александра Стабровская

Часть 1

ПРАХ К ПРАХУ

Глава 1

Разве вы не (забыли обо мне) SIMPLE MINDS 1985

Всегда рано или поздно появляется некий парень, который становится твоей одержимостью. Не брат твоей лучшей подруги, что обычно держит тебя про запас. Или соседский мальчишка, с которым иногда просят посидеть. Я говорю о чем-то более грандиозном. Меняющем жизнь. Одержимость вроде «не могу есть, не могу спать, не могу делать домашку, не могу прекратить хихикать, не помню ничего, кроме его улыбки». В духе Уэсли и Лютика. Гарри и Салли. Элизабет Беннет и мистера Дарси1. Та одержимость, что заставляет тебя переслушивать все эти любовные песенки 80-х годов, по типу «Это была любовь», «У меня от тебя захватывает дух», «Вечное Пламя» — все те, что обычно поешь в расческу-микрофон, надрываясь из последних сил вместе со своими лучшими подружками на очередной Субботней ночевке. Та же самая одержимость, о которой вы читали в дневнике своей старшей сестры, пока та была на свидании с парнем, и надеялись и молились, что с вами произойдет нечто подобное. Но когда это случается, вы совершенно и бесповоротно сходите с ума, теряя весь контроль над реальностью и всем тем, что было раньше — до того, как ОН появился в вашей жизни и разрушил все до основания.

Любовь — штука крайне подлая. Она незаметно подкрадывается к вам, пока вы отворачиваетесь, чтобы посмотреть, как мило смотрится ваша попка в новой паре джинсов. В ту минуту, когда вы отвлечены финальным тестом или поздравляете подругу с днем рождения, — в общем, вы сами не поймете, когда увязнете в ней по уши (спасибо тебе, Мэгги Эллиот). И вот теперь вам уже приходится играть роль Золушки, тогда как всем известно, что ведьмой быть лучше. Пока, однажды утром, вы не проснетесь и не поймете одну простую Истину: что какой-то парень… Парень, которого вы знали всю свою жизнь и даже не представляли в роли бойфренда; парень, которого никогда не считали симпатичным; парень, который отчасти придурок и всегда ходит в одной и той же майке; парень, который тащится от Властелина Колец, и только спит и видит, как бы набить себе татуировку с драконом на ногу, только стукнет ему восемнадцать, — внезапно — это ВСЕ, О ЧЕМ ТЫ МОЖЕШЬ ДУМАТЬ.

Проблема в том, что в самой идее «влюбится» нет ничего забавного. Не-а. Нетушки. По большей части, ты лишь хандришь и чувствуешь, как сходишь с ума, становишься нервной от того, что все это закончится плачевно, и в итоге разрушит твою жизнь. И знаете, что? Так оно и происходит.

О да, пахнет он изумительно. И, да, ты таешь от его СМСок «спокойной ночи», а его глаза «тааааааакие голубые». И да, он держит тебя за руку, пока вы идете на геометрию, и он понимает все твои маленькие странные секретики, а потом смешит тебя, и ты от смеха выплевываешь свой Маунтин Дью чуть ли не на него, — но тебе плевать, что это одна из самых постыдных вещей во всем мире. И, да, когда он тебя целует, остальной мир исчезает и мозг отключается, и ты чувствуешь лишь его губы, а все остальное не имеет значения. И да, он говорит, что ты красива, и внезапно, так оно и оказывается. Новая вспышка: Все это огромная суета и гигантский кошмар, и все это, словно бомба взорвется прямо у тебя под носом, а ты и понятия иметь не будешь, что с этим делать.

Любовь — не игра. Люди отрезают себе уши. Прыгают с Эйфелевой башни, продают все свое имущество и переезжают куда-нибудь на Аляску, чтобы жить с медведями гризли, а потом их съедают, и никто даже не слышит их криков о помощи. Это точно. Влюбится — это то же самое, что быть съеденным живьем медведем гризли. Верьте мне, уж я-то знаю.

Ведь разве я не упоминала? Это произошло и со мной. Нет, это не значит, что меня съел заживо медведь гризли. То, как я ушла, было гораздо, гораздо хуже. Мне было пятнадцать, когда я умерла от разбитого сердца. Тут нет места городским легендам и мифам. Я стопроцентно толкую о Смерти от Разбитого Сердца. Нет, я не самоубийца. Нет, я не морила себя голодом. Я не подхватила пневмонию, разгуливая под дождем вся в слезах, не смотря на то, что я одержима Кейт Уинслет. Нет, я сделала это по старинке. Мое сердце, в буквальном смысле, РАЗОРВАЛОСЬ ПОПОЛАМ.

Ладно-ладно, знаю. Не думаю, что люди от такого умирают на самом деле. Но я живое (ну, может и не совсем) тому доказательство. Даже несмотря на то, что большинство людей винят в моей смерти шумы в сердце, которые у меня обнаружились с самого рождения. Даже когда я выросла, я не придавала этому большого значения — я всегда была совершенно здорова и никогда не принимала лекарств или запрещала себе заниматься спортом и все в таком духе. Вообще-то, я была полнейшей противоположностью. Я была сильной. Энергичной. Этакий сорванец. Я еще в седьмом классе решила вступить в команду по плаванию в старших классах. Но это было не важно. В конце концов, мое сердце все равно разбилось.

Меня звали Бри. Ага, как сыр. Это вроде бы забавно, все всегда представляют, что же у меня за родители: помешанные на сыре придурки с дочерью по имени Бри и сыном по имени Джек; вот только меня на самом деле звали Обри, а он был Джексоном. За год до моей гибели, у меня все было отлично. Я жила в самом красивом месте на земле — Северной Калифорнии. В местечке, под названием Халф Мун Бей — сонном приморском городке, расположенным меж красными породистыми лесами и Тихоокеанским побережьем, в двадцати восьми милях к югу от Сан-Франциско. На заднем дворе у меня был в буквальном смысле пляж. У меня была идеальная семья: Мама, Папа и Хамлоф (наш бассет-хаунд) У меня были идеальные лучшие подруги: Сейди Руссо, Эмма Бривер и Тесса Хоффман. И у меня был идеальный парень: звезда легкой атлетики, вице-президент выпускников, Сексуальный-Мистер-Само-Совершенство, Джейкоб Фишер. Перед смертью у меня было все, и даже больше. Я была счастлива.

Но все изменилось в ночь на 4 октября, 2010-го — ночь, когда я ощутила ужасную боль в груди и рухнула прямо поперек обеденного стола Джейкоба. Ночь, когда меня не стало. Просто раз и все. БУМ. Игра окончена. Ты не прошла. Не накопила две тысячи очков. Таков конец жизни. Моей жизни.

В первые пару часов после своей смерти, я пришла к выводу, что все мои пробежки, плавание, лазание по деревьям и катание по крутым склонам Сан-Франциско не прошли мне даром. Должно быть, мое сердце оказалось слабее, чем все думали. Должно быть, со мной все-таки что-то было не так. Что-то, чего не смог предсказать даже мой отец (а ведь он — всемирно известный кардиолог). Я сделала свой последний вдох в понедельник. Не самый плохой день, между прочим, когда как все ворчат, что воскресенье кончилось. По крайней мере, я не нарушила ничьих планов на пятницу и субботу, так ведь? Разве я не умница?

Через пару дней соседи начали оставлять на крыльце всякую дрянь. Запеканки, пироги с заварным кремом или как они там называются. Кто-то даже оставил индейку, как на День Благодарения, прямо с пылу с жару, с начинкой и всем, как полагается. Наверное, так всегда делают, когда кто-то умирает: оставляют кучу еды на пороге у скорбящих, чтобы семья не забывала поесть. Плохо, но они не учли того, что мы все вегетарианцы. Ну, за исключением Хамлофа. (Похоже, у него все-таки выдалась неплохая ночка тогда).

Джек взял на себя обязанности проверять каждый день крыльцо, особенно с тех пор, как Хамлоф повадился есть все, что не попадя, мелкий обжора. Мой брат всегда был хорош в подобных делах, всегда брал инициативу на себя, когда никто не просил об этом. Джеку было всего восемь, когда я умерла (и хотя я не уверена, что он понял, почему меня не стало) тем не менее, он уже был довольно взрослый, чтобы понять, что я не вернусь.

Читать книгуСкачать книгу