За мной должок

Серия: Частный детектив Татьяна Иванова [0]
Читать онлайн книгу Серова Марина Сергеевна - За мной должок бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Глава 1

В это утро я проснулась в каком-то непонятном настроении. Я, конечно, не скажу, что меня съедала зеленая тоска, но скакать от радости желания не было. И не только скакать. Вылезать из постели тоже не хотелось. Часы показывали восемь утра. Я лежала и обозревала со скучающим видом свои роскошные апартаменты.

Перед Новым годом, благодаря заботливому клиенту, у меня появилась лишняя елка. Поскольку две елки рядом не поставишь, я поступила проще, разломав вторую елку на веточки и рассовав их по всем углам. Вообще-то эту елку можно было кому-нибудь подарить, но, как истинная женщина, я дорожила каждой вещью, принадлежащей лично мне. А уж если вещь подарили, то комментарии, как говорится, излишни.

Поэтому моя квартира и по запаху, и по внешнему виду очень напоминала ельник и создавала романтическое настроение, очень близкое к ностальгии.

Понежившись еще немного, я решила выбираться из уютного гнездышка.

Через полчасика должна была позвонить моя подружка Ленка-француженка. Я давно обещала ей, так сказать, аудиенцию: она хотела поплакать мне в жилетку по поводу своей работы, а может, наоборот, похвастаться успехами в нелегком учительском труде. Меня это как-то не слишком привлекало, но хороший детектив обязан держать слово.

Я включила на кухне чайник, а в зале музыку — ничто так не способствует формированию положительного настроения, как разминка под хорошую музыку.

Но почему-то руки и ноги сегодня вели себя просто по-хамски и не очень-то подчинялись моей воле.

Закончив упражнения и постояв под душем, я отправилась на кухню, куда меня настойчивым свистком звал чайник.

— Что, зараза, соскучился? Плохо тебе без меня. То-то. Без меня всем плохо. Вон и Ленке тоже. Она тоже соскучилась.

Так беседуя с посудой, я приготовила себе яичницу из двух яиц и как-то вяло, без аппетита пожевала.

А вот и звонок, только почему-то в дверь. Я, скорчив рожицу, изображающую крайнее недоумение, открыла…

На площадке стоял человек, юный до безобразия, и прилизанный до неприличия. Этакий пусечка. Я осмотрела его с головы в норковой шапке до ног в стильных ботинках, пытаясь найти во внешности гостя хоть какой-то изъян. И решила, что его длинное кашемировое пальто легковато для тринадцатого января. Ну такое вот вредное было у меня настроение. Наверное, число роль сыграло.

— Здравствуйте.

Я кивнула:

— Здравствуйте.

— Здесь проживает госпожа Иванова?

— Да, это я. А в чем, собственно, дело?

И тут в квартире зазвонил телефон.

— Ой, извините, подождите, пожалуйста, минутку.

И совершенно бесцеремонно захлопнула дверь перед его носом, не пригласив в квартиру и отомстив таким образом за его безупречную внешность и, как мне показалось, излишне самодовольный вид.

Звонила, конечно, Ленка.

— Таня, привет! Что я тебе хочу рассказать, ты не представляешь!

— Ленок, я представлю, если ты перезвонишь через пять минут. У меня за дверью посетитель.

— Как это посетитель и за дверью?

— Перезвони, Лен, — и положила трубку…

Вернулась к двери и снова открыла ее. Он, бедняга, даже к косяку не прислонился, стоял, словно кол проглотил. Вероятно, опасался, что косяки давно не мыты.

— Я слушаю вас.

— Я представитель компании «Темпо», и у меня к вам поручение от генерального директора Сабельфельда Владимира Ивановича. Пятнадцатого января, в пятницу, наша компания проводит презентацию. Мне поручено вручить вам приглашение. Распишитесь вот здесь.

Он протянул мне фирменный лист бумаги, извлеченный из кейса. Я, обалдевшая, взяла его в руки. Сплошные фамилии, ни о чем мне не говорящие. Он протянул мне ручку.

— Вот здесь.

Я, конечно, не забыла, что я Таня Иванова, но глазам все же верить отказывалась. Все еще не пришедшая в себя, я молча расписалась и опять уставилась на него, как баран на новые ворота. Жестом фокусника очаровашка извлек конверт и вручил мне его.

— И что бы это значило, молодой человек?

— Меня зовут Аркадий Евгеньевич. И еще, Татьяна Александровна, Владимир Иванович позвонит вам в девять утра.

То есть через двадцать минут, и сказано это было таким тоном, словно мне собирался звонить Иосиф Виссарионович Сталин.

Меня разозлил этот менторский тон и безапелляционность сказанного. К тому же я хорошо знала Ленкины способности к словоблудию. Поэтому такой расклад меня никак не устраивал. В связи с этим я гордо заявила:

— Я рекомендую Владимиру Ивановичу позвонить в десять часов. Раньше я не смогу с ним побеседовать.

Он не обратил внимания на мое мухоморное настроение и просто сказал:

— Хорошо. Как вам будет угодно.

И тут же извлек сотовый телефон и изложил шефу мою, как он выразился, просьбу. Ему, глупому, неведомо было, что это не просьба, а настоятельная рекомендация. Не люблю, когда мной помыкают. Я классный детектив и сама себе хозяйка. И Владимир Иванович, кем бы он ни был, очень скоро убедится в моей независимости. Аркадий Евгеньевич коротко попрощался и легко заскользил по лестнице, игнорируя лифт.

Я закрыла за ним дверь, прошла в зал и устроилась в кресле для изучения исторического документа, ворча:

— Ой, какие мы гордые. И важные. И вообще противные.

В конверт был вложен плотный лист бумаги с изображением банка «Темпо». Текст гласил: «Многоуважаемая Татьяна Александровна, мы будем бесконечно счастливы, если Вы примете наше приглашение на презентацию по случаю приобретения контрольного пакета акций предприятия „Нефтегаз“. Презентация состоится 15 января в 19.00 в помещении ресторана „Русь“». Дальше шли номера телефонов, подписи, все как положено в таком солидном документе.

— Похоже, пора взглянуть на себя в зеркало. Действительно ли я такая обворожительная, что покорила сердце некоего Владимира Ивановича так, что без меня не состоится столь важное мероприятие?

Я положила конверт на журнальный столик и стала мысленно перебирать всех знакомых мне Владимиров Ивановичей. Мой острый ум детектива не хранил в своих недрах фамилию «Сабельфельд». Зазвонил телефон. Ленка.

— Ну что, Танюша, твой посетитель все еще за дверью?

— Ушел. Как дела? Чем занимаешься?

— Ой, Тань, ты не представляешь, какое у меня настроение! Я вчера урок открытый давала для директоров школ области. Так мой урок расхвалили!

И Ленка долго-долго рассказывала со всеми подробностями, как прошел урок. Кто кому что сказал. Как ею все восторгались.

— Алло, ты слушаешь?

Я подтверждала вялым «угу», милостиво дозволяя Ленке беспощадно терроризировать мое левое ухо. Наконец оно взбунтовалось, и я переложила трубку в правую руку.

— А с сегодняшнего дня школу закрыли на карантин. Я теперь целую неделю буду балдеть.

— Как же ты вынесешь такую долгую разлуку со своими подопечными?

— Выстою, Таня, не боись. И у меня рацпредложение.

— Какое? — насторожилась я.

— Сегодня же тринадцатое.

— И что?

— Как что? Новый год по старому стилю. Пригласи меня с ночевкой. Погадаем. Поболтаем. Посидим, как белые люди.

Я вздохнула. Что ответить? Гадание в ночи вещь, конечно, безумно интересная. Но я так люблю использовать безработные ночи по прямому назначению.

— Ты что молчишь? Ты слушаешь меня, Тань?

— Я думаю.

— Что, работы много?

— Да пока нет.

— А в чем дело тогда? Представляешь, как классно можно пообщаться?

Мне, вообще-то, трудно было представить себя в роли ночного слушателя школьных историй, но обидеть подругу не хотелось.

— Ладно, валяй.

— Во сколько мне приехать? Может, что помочь надо?

— Приезжай вечером, часам к десяти. Сама все приготовлю. О’кей?

— Бьен сюр. Конечно.

— Ну тогда до вечера.

— До вечера, Танюша.

Положив трубку, я снова занялась изучением таинственного приглашения, размышляя о том, для чего я понадобилась на столь высоком приеме у совершенно незнакомого мне Сабельфельда.

— Интересно, немец или еврей? По такой фамилии невозможно определить национальность.

Звонок телефона, раздавшийся ровно в десять, вслед за последним движением секундной стрелки, развеял мои сомнения относительно национальности таинственного Сабельфельда. Я решила, что он немец.

Я сняла трубку:

— Иванова слушает.

— Здравствуйте, Татьяна Александровна. Вас беспокоит Сабельфельд.

Выслушав последнюю рубленую фразу, я окончательно убедилась в своей правоте относительно национальности.

— Чему обязана, Владимир Иванович? И можете называть меня просто Таней.

— Очень приятно, Таня. Я надеюсь, госпожа Таня, вы не откажете в любезности и посетите презентацию?

— А по какому случаю моя скромная персона вас заинтересовала?

— Госпожа Таня, мне вас порекомендовал наш общий знакомый Курбатов Константин Федорович. У меня возникли кое-какие проблемы, и это не телефонный разговор. Я бы хотел с вами встретиться. И было бы замечательно, если бы это произошло сегодня. А презентация — прекрасная возможность для вас познакомиться с моим окружением.

Знакомиться с его окружением — не такое великое счастье для меня, как он воображает. Это раз. Вторая загвоздка в том, что с помощью названного им Кости я уже не так давно такое дело заполучила, что вспоминать не хочется. Оно оставило у меня чувство горечи, от которого я и по сей день еще не могла избавиться. И третье: это его настойчивое обращение «госпожа Таня» слишком уж подчеркивало пролетарское происхождение моей фамилии и звучало приблизительно так же, как Клеопатра Ивановна. Короче, все это мне не нравилось, и я огрызнулась.

— Да называйте меня просто Таней.

Владимир Иванович, заметив мое плохо скрываемое раздражение, сказал:

— Извините, Танечка. Так не могли бы вы уделить мне немного времени?

— Где бы вы хотели встретиться?

— Если вас не затруднит, Таня, приезжайте прямо сейчас в банк «Темпо».