Проза

Тень друга. Ветер на перекрестке

Тень друга. Ветер на перекрестке - Кривицкий Александр Юрьевич

В «Красной звезде» оставалось десять — двенадцать человек, а на их долю пришелся целый этаж. В моем распоряжении оказались три проходные комнаты. В первой — стол, за которым я работал. Во второй — «вещевой склад». В третьей — обитый коричневой кожей изрядно просиженный диван. Вот в эту третью комнату мы с Павленко перетащили такой же диван из первой и стали жить вместе. На «новоселье» Павленко рассказывал: — Встречаю Михаила Голодного: «Петя, ты вынесешь меня с поля боя? Я поеду с тобой на фронт». …

Читать книгу

Неделя как неделя

Неделя как неделя - Баранская Наталья Владимировна

Кто придумал эту анкету? Зачем она? Откуда взялась? Я верчу ее, но не нахожу никаких данных о составителях. Смотрю на Люсю черную и делаю ей знак глазами — «выйдем». Но сразу же поднимается Люська беленькая, и мы оказываемся за дверьми втроем. Это жаль. Мне так хотелось поговорить с Люсей Маркорян об утренней беседе, работе, анкете — обо всем вместе. Люська — добрая душа, но говорить при ней я не буду, она болтушка, всякая информация ее распирает. Маркорян тотчас закуривает и, выпустив на нас клуб …

Читать книгу

Чеканка

Чеканка - Лоуренс Томас Эдвард

2. Ворота Наш сержант, подтянутый, в голубой форме без единой складки, медлил, пока мы выходили со двора станции. Военный всегда стесняется отдавать команды тем, кто может его и не послушаться, ведь приказ, которого не замечают, бесчестит предполагаемую власть; а англичане (такие, как они есть) не соглашаются ходить под началом, если к этому не вынуждает их закон или угрожающая им опасность. И вот, небрежно и неубедительно: «Я зайду в эту лавочку на минуту. Вы, ребята, держитесь тут на тропинке, …

Читать книгу

Кошки Канта не читают

Кошки Канта не читают - Перепечаев Евгений

- Послушай, не нужно… ты же добрая, я знаю, мы же можем… с тобой… давай… брось… - Да, я добрая, и я сделаю то, что ты хочешь, но сам не знаешь об этом. За тем ты здесь и есть, больше тебе некуда спешить, но ты должен…    Ее рука с бензопилой медленно поднимается и описывает полукруг у него над головой; на него сыплются срезанные ветки вяза, в низу живота все сжимается и холодеет, он завороженно смотрит в ее глаза, - резким движением она отбрасывает пилу, та медленно кувыркается в воздухе. …

Читать книгу

Как только, так сразу

Утренний прием С утра пораньше я сидел над главкой "Что сводит людей с ума?" и уже углубился в рассуждения о системе капитализма и социализма: какая система сводит быстрее? Сводили обе. Социализм я и раньше не защищал, только после его свержения увидел что он лучше капитализма хотя бы тем, что не смог угробить Россию, а капитализм загубил полмира. Всякая система, если она неестественна, есть искажение природы человека, отсюда вывод, что любая система губительна для психики. Вопрос: насколько? …

Читать книгу

Любовь и так далее

Любовь и так далее - Барнс Джулиан Патрик

ОЛИВЕР: Объяснить ситуацию? А нельзя это как-нибудь отложить до Die Irae, [14] пока какой-нибудь гидро-пенисуальный зловредный черт не проткнет нас своим измерительным стержнем, а ящер с головой летучей мыши не намотает наши кишки на лебедку? Объяснить ситуацию? Думаешь, нужно? У нас тут не семейное телевидение, и уж тем более — не римский Сенат. Ну, хорошо. Убедила. Тогда я первый. СТЮАРТ: Почему это Оливер первый? Как это типично по-оливеровски. Тем более любой специалист по маркетингу знает, …

Читать книгу

Прокуратор Иудеи

Прокуратор Иудеи - Франс Анатоль

— Кротость по отношению к иудеям! — воскликнул Понтий Пилат. — Плохо же ты знаешь этих врагов рода человеческого, хотя и прожил немало лет в их стране. Высокомерные и раболепные, сочетающие отвратительную трусость с тупым упрямством, они одинаково недостойны как ненависти, так и любви. Ламия, мой ум сформировался под влиянием принципов божественного Августа. В ту пору, когда я был назначен прокуратором Иудеи, величие Римской империи уже умиротворило народы. Времена наших гражданских …

Читать книгу

Лесные братья

Лесные братья - Гайдар Аркадий Петрович

Он замолчал. Рассвет не приходил долго. С рассветом в избу пришло еще несколько человек, пришли товарищи, уцелевшие из партийного подполья, пришел и молчаливый Стольников, загнанный, затравленный, разыскиваемый полицией. И долго обсуждали, как быть и что теперь делать. Было решено — на время горячки отправить пока Лбова и Стольникова в лес, в одну из сторожек верстах в десяти от Мотовилихи. — В лес так в лес, — усмехнулся Лбов, — а только, я думаю, что теперь уж не на время, а на все время. — Как …

Читать книгу

Велга (сборник)

Велга (сборник) - Бунин Иван Алексеевич

Танька замерла. Сердце у нее стучало. Ей хотелось заплакать на всю избу, побежать к матери, прижаться к ней… Но вдруг она придумала другое. Тихонько поползла она в угол печки, торопливо, оглядываясь, обулась, закутала голову платком, съерзнула с печки и шмыгнула в дверь. «Я сама уйду на пруд, не буду просить картох, вот она и не будет голосить, — думала она, спешно перелезая через сугроб и скатываясь в луг, — Аж к вечеру приду…» По дороге из города ровно скользили, плавно раскатываясь вправо …

Читать книгу

Смерть Петра Первого

Смерть Петра Первого - Десятсков Станислав Германович

Екатерина оглядела покрытый осенним золотом Летний сад. «Вся природа ликует, а я разве не часть оной? — И явилась дерзкая мысль: — Хозяина-то черти ныне на Олонецкие заводы гонят. А я не поеду, сошлюсь на женскую хворь. И останусь в Санкт-Петербурге себе во всем вольна. Ведь я ныне коронованная императрица!» Коронация Екатерины свершилась в Москве еще по весне, но она всякий раз поражалась своему новому состоянию. «Императрица!» — это слово переливалось ее излюбленными голубыми алмазными подвесками. …

Читать книгу

Зелимхан

Зелимхан - Гатуев Дзахо Алексеевич

Зелимхан харачоевский — сложная натура. Его отвага, неуловимость, удаль, жестокость («стойкость в злости») создали ему ореол героя. Но он не только мстил. Скрываясь в горах, он должен был чем-то жить — питаться, одеваться, покупать патроны. Поэтому — грабил. Вину свою сознавал. Он много писал, хотя не был грамотен по-русски; диктовал письма толмачам (переводчикам). Прежде чем дело довести до убийства, Зелимхан старался отыскать возможности предупредить зло, отвратить. Вот строки его письма полковнику …

Читать книгу

Дознание

Дознание - Куприн Александр Иванович

Подпоручик Козловский задумчиво чертил на белой клеенке стола тонкий профиль женского лица со взбитой кверху гривкой и с воротником a la Мария Стюарт. Лежавшее перед ним предписание начальства коротко приказывало ему произвести немедленное дознание о краже пары голенищ и тридцати семи копеек деньгами, произведенной рядовым Мухаметом Байгузиным из запертого сундука, принадлежащего молодому солдату Венедикту Есипаке. Собранные по этому делу свидетели: фельдфебель Остапчук и ефрейтор Пискун, и вместе …

Читать книгу

Заметки писателя

Заметки писателя - Силкина Елена Викторовна

Эвфемизация Мой друг-лингвист ругался в блоге… “Хрен — это растение. Трахают кулаком по столу. Радуга — красивое явление природы. Отодрать можно обои от стены. Голубой и розовый — это цвета. Конец — у книги, улицы, ленты и т. д. Киска — ласковое именование кошки. Играть на флейте — музицировать на деревянном духовом инструменте семейства дульцевых. Взять в рот можно мундштук тромбона или сигарету. Снимать — книгу с полки, квартиру, фильм. Сколько можно придавать словам в первую очередь пошлый смысл?” …

Читать книгу

Лестница на шкаф. Сказка для эмигрантов в трех частях

Лестница на шкаф. Сказка для эмигрантов в трех частях - Юдсон Михаил

О, окошко хлеборезки, обитая железом амбразура в стене, в которую, не солоно хлебавши, нощно и денно долбили «деды», так что уже надоело закрывать ее грудью, да и перепонка в левом ухе под шумок тихо лопнула, и Илья, ничтоже сумняшеся, вывесил апокрифическое: «Вот, вы матом ругаетесь, а потом теми же руками хлеб ядите», но втуне… Но участи своей сквернавцы все-таки не избегли — колесовали их всех потом на льду перед строем, сорвав значки, уже перед самым Приказом — за мятеж в банях… Кстати, об девушках. …

Читать книгу

Аннушка

Аннушка - Паустовский Константин Георгиевич

Однажды директор дома отдыха позвал Семена и велел ничего не рассказывать отдыхающим про смерть актерки Анны. – Это чего же! – обиделся Семен. – Я небось не вру. Дело всем известное, стародавнее. – Нечего тебе языком молоть, – сказал директор. – Народ теперь нервный. Днем ты им напоешь, а вечером они около этой липы проходить боятся. Спилить ее, что ли? – Грех пилить, – сказал Семен. – Уж лучше я помолчу. Кончался июнь, лето переломилось, а Аннушка не …

Читать книгу