Красильников Геннадий Дмитриевич

Закладки
Рейтинг: 5.00 Дата рождения: 7 июля 1928 
Пол: мужской Дата смерти: 11 апреля 1975 
Wiki: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0   
Об авторе

Красильников Геннадий Дмитриевич (7 июля 1928 года, с.  Алнаши Алнашского района Удмуртской АССР,  — 11 апреля1975 года, г.  Ижевск) — удмуртский писатель. Лауреат Государственной премии Удмуртской АССР. Член Союза писателей СССР (1957).

Геннадий Красильников родился 7 июля 1928 года в селе Алнаши (ныне Удмуртия) в крестьянской семье. После окончания школы работал в редакциях районной газеты «Алнашский колхозник», республиканской газеты «Советская Удмуртия». В 1957 году окончил Литературный институт имени А. М. Горького.

В 1963—1974 годах — председатель правления Союза писателей Удмуртской АССР. Внёс большой вклад в развитие удмуртской литературы, заметно отойдя в своих произведениях от основных канонов соцреализма.

Депутат Верховного Совета РСФСР (1961—63 гг. и 1967—71 гг.). Депутат Верховного Совета Удмуртской АССР (1961—67 гг. и 1971—75 гг.), одновременно — Председатель Верховного Совета Удмуртской АССР (20 марта 1963 года — 28 марта 1967 года).

Скончался 11 апреля 1975 года в городе Ижевске. Похоронен на Хохряковском кладбище.

Без серии

Старый дом (сборник)

Старый дом (сборник) - Красильников Геннадий Дмитриевич

Старики, родители Макара, ужинали. Они молча, с удивлением смотрели на дочку богатея Камая. А Зоя, в бессильной злобе на Ивана, на отца, на себя, рыдала в голос, билась головой о жесткую лавку. Старики обомлели, когда сквозь рыдания услышали бессвязные слова: — От вашего Макара забеременела… Делайте со мной, что хотите. Кто теперь на меня смотреть будет… Пришла к вам… О-о!.. Зоя осталась в доме Макара. Забилась в самый угол полатей, два дня не вылезала оттуда. Родители Макара сходили к Камаю, чтобы …

Читать книгуСкачать книгу

Дедушкин родник

Дедушкин родник - Красильников Геннадий Дмитриевич

Я прислонил свое ружье к дереву, а сам стал смотреть из зарослей. Вот он выстрелил — и стремглав к мишени. Взглянул, сплюнул и с досадой пнул какой-то гнилой пенек, подвернувшийся под ногу. Значит, не попал. Семи перезарядил ружье. На этот раз он целился долго-долго. Зато когда выстрелил и подбежал к мишени, губы у него в счастливой улыбке растянулись чуть не до ушей. Я понял, что выстрел был удачным, и тут же подумал: «Нельзя допустить, чтобы Семи в этом дело меня обскакал». Я вышел из-за куста. …

Читать книгуСкачать книгу