Ашешов Николай Петрович

Закладки
Рейтинг: 5,00 Дата рождения: 1866 
Пол: мужской Дата смерти: 1923 
Wiki: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%88%D0…   
Об авторе

Николай Петрович Ашешов (1866—1923) — талантливый журналист[1] и редактор, который печатался под псевдонимами Ожогов, Пончь и другими.

Николай Петрович Ашешов родился в 1866 году в крестьянской семье.

В 1885 году поступил на юридический факультет Московского университета, который успешно окончил с дипломом 1-й степени. Работал помощником присяжного поверенного[2].

Свою деятельность в роли публициста Николай Петрович Ашешов начал в 1892 году в в газете «Русская жизнь», которая находилась под пристальным присмотром властей и вынесла ряд цензурных взысканий: 1 предостережение, пять воспрещений розничной продажи и три прекращения печатания частных объявлений. Деятельность юного литератора также не понравилась властям и в том же 1892 году против Н.  П.  Ашешова было возбуждено дело и, согласно статье 416 Устава Уголовного Суда, автор отдан под особый надзор полиции и выслан из города Москвы.

Летом 1895 года Николай Ашешов по семейным обстоятельствам уехал из Самары в Нижний Новгород. В 1895—1897 годах он был фактическим редактором «Нижегородского листка». Этому назначению во многом способствовала рекомендация Горького, который написал В.  Г.  Короленко, что Ашешов «ценный, живой человек» и сумеет сделать «и из „Листка“ хорошую газету».

Получив в 1898 году возможность переехать в Москву, Ашешов стал сотрудником «Курьера», а с 1890 года работал в петербургских изданиях («Новости», «Неделя», «Санкт-Петербургские ведомости», «Образование») по вопросам внутренней жизни и литературной критики.

Николай Петрович Ашешов скончался в 1923 году.

Русская забытая литература

серия книг

Раны любви

Раны любви - Ашешов Николай Петрович

А Наташа смеется, и серебряный звон ее смеха мчится к темному морю… И не он ли это серебрится вдали и змеится светлой полоской по темной воде? Нет, это взошла луна и погрузила свои лучи в блестящую дорожку… А Наташа смеется и вздрагивает своим телом, и дрожь, как переменный ток, колет тело Пети, и он тоже дрожит от новорожденной, свежей и светлой страсти. — Глупый, глупый! Ну, разве поможет вам Надсон, когда вы боитесь меня?.. Ну… ну… И она прижалась к нему. И Петя чувствует гибкую, юную г…

Читать книгу