Басанин Марк

Закладки
Рейтинг: 5.00 Дата рождения: 20 сентября 1862 
Пол: женский Дата смерти: 1941 
Об авторе

Марк Басанин [20. 09(2. 10). 1862, Москва – ноябрь(?) 1941, Ленинград] — под таким «мужским» псевдонимом публиковалась писательница и переводчица Лидия Алексеевна Степанова (по официальному браку), урождённая Лашеева.

 

Родилась она в зажиточной купеческой семье, мать – из дворян. С 11 лет воспитывалась в частном пансионе Дельсаль, но когда Лиде исполнилось 14 лет, отец после пожара разорился и тогда же заболел нервным параличом. С раннего детства знала несколько языков, слушала лекции в Сорбонне и в Школе права в Париже. Затем сдала экзамен на звание зубного врача и пять лет бесплатно проработала дантистом в Мариинской больнице для бедных на Литейном проспекте.

 

С 1884 года жила в гражданском браке с теоретиком и мастером скрипичного дела А. И. Леманом (1859-1913) — человеком неординарным, забросившим в 40 лет доходнейшую собственную стоматологическую клинику и полностью посвятившем себя теории изготовления скрипок. Леман собственноручно сделал и продал примерно двести скрипок, перед этим переломав и пустив на растопку около четырёх тысяч, по его мнению, неудачно изготовленных им инструментов. Сейчас редкие скрипки Лемана ценятся на уровне Страдивари.

 

В автобиографии, что хранится в РО РГБ, писательница рассказывает: «У меня было 10 человек детей, всех выходила я сама, и умер из них в детстве только один… Все остальные — семь сыновей и две дочери — все выросли здоровыми, сильными и способными, даже даровитыми. Леман никогда не служил… и мы оба зарабатывали деньги свободным трудом… в этом находя удовлетворение».

 

Зная несколько языков, много переводила (Э. Золя,  М. Сервантеса, а также популярных в то время А. Смайльса и А. Крэка.), но не чуралась и работы стенографисткой.  «Много раз — и одна, и с семьей — живала за границей, объехала всю Южную Америку на велосипеде и купила себе там за 150 песо (75 рублей) землю, куда и мечтала перевезти свою семью». Нужно только добавить, что дело происходило в 1897 году и объезжала она прерии Южной Америки с револьвером (которым виртуозно владела) у пояса. Но желанная Аргентина осталась в мечтах, семье суждена была жизнь в Петербурге.

 

В 1905 году чудом выжила после заражения крови. . . Но судьба продолжала бить её и дальше: «. . . За год до войны я потеряла мужа своего, друга и товарища, Анатолия Ивановича Лемана, а потом три моих старших сына пропали без вести. Одной, без помощников пришлось мне вести свою ладью по жизненному морю и в бурю власти, и в бурю революции».  В 1919 году вновь еле выжила после голодной водянки. К 1924 году по документам числились сыновья Артем, Матвей и Олег.

 

С 1889 года публиковала прозу: свой богатый жизненный опыт она обратила в литературный материал, отразив быт курсисток, студентов, «литературных поденщиков», газетных репортеров. Герои романов Марка Басанина обычно живут в широком пространстве мест и людей — можно сказать, что толпа выступает своеобразным героем произведений, так или иначе затрагивающих вопросы судеб страны. Тема женской эмансипации была сквозной в ее произведениях. В главной героине рассказа «Велосипедистка» (1897) воплощён её идеал жизненного поведения: «…женщины сильные, ловкие, смелые, умеющие работать, презирающие нужду и опасность, не желающие пользоваться прерогативами своего пола…». Такое кредо отчасти объясняет и мужской псевдоним «Марк Басанин», которым она подписывала даже свои частные письма. Тем не менее, ее романы — «Клуб Козицкого дворянства» (1893), «Конец «Голубятни»» (1895) — следует отнести к антинигилистическому направлению.

 

Работала в самых разных жанрах и тематике: в литературном приложении к журналу «Нива» напечатаны мемуары «На пороге жизни. Из детских воспоминаний» (1894); роман «На чужбине» (1901) написан под впечатлением от поездки в Южную Америку; в сборнике рассказов «Будни» (Пг. . 1915) виден зоркий бытописатель и жанрист; «Торговый дом Бахвалова сыновья» (1916) — семейная хроника из купеческой жизни.

 

С 1919 года жила в Петрограде. Как мать девятерых детей постоянно нуждалась. О том, как жилось Марку Басанину в 1920-е годы, можно судить по сводкам Ленинградского губернского финансового отдела об обеспеченности Лашеевой Лидии Алексеевны, проживавшей в квартире № 3 дома № 9 по Лахтинской улице. В 1923-24 годах живет на средства сына Артема Анатольевича, красноармейца 8-й пехотной школы комсостава; сыновья Матвей Анатольевич и Олег Анатольевич — безработные, на иждивении матери.

 

В 1925 году «работает поденно, очень нуждается, имеет на иждивении двоих безработных сыновей», дает уроки. В 1925 году она сумела переиздать в сокращенном варианте для юношества свой перевод романа Сервантеса «Бесподобный рыцарь Дон Кихот Ламанческий» (в ленинградском издании: «Рыцарь Дон Кихот из Ламанчи»). В 1926-27 годах — писательница, литератор, научный работник, безработная, случайный литературный заработок от 20 до 30 руб. в месяц, на иждивении сына.

 

В 1930-е годы в планы писателя входило писать книги для юношества о революции — «Всеобщая забастовка 1905 года» и «Московское восстание 1905 года».

Умерла 79-летняя писательница в первую страшную блокадную зиму 1941 года. Согласно выписке из домовой книги,  «. . . проживала в г. Ленинграде по ул. Лахтинская дом 9 кв. 3. Была прописана постоянно с 27/VIII—1919 г. Выписана 20/XII—1941 г. по смерти».

 

Фантастическое в творчестве автора:

Автор повести «Алис» (1894), уже через год переизданной на чешском языке. В книге есть авторский подзаголовок «фантастическая повесть», и на основании этого она фигурирует в источниках, специализированных на фантастиковедении. Но фантастическая составляющая в повести достаточно спорна — по современным меркам, эта повесть гораздо ближе к мистическому триллеру, чем к фантастике (см. аннотацию на стр. издания).

 

 

©borch для fantlab. ru (по материалам сети)

 

Без серии

Алис. Фантастическая повесть

Алис. Фантастическая повесть - Басанин Марк

— Это все прекрасно, — прервала она меня, очевидно, не слишком интересуясь моей биографией, — но, знаете ли, я голодна и мне кажется, было бы недурно поужинать. — Я не прочь, — ответил я. — У меня найдется рублей шесть, этого нам хватит. Она чуть-чуть усмехнулась. Мы остановились у ярко освещенного подъезда ресторана. Половой провел нас в отдельный кабинет, зажег два канделябра на накрытом, сверкавшим хрусталем столе, суетливо поправил скатерть, отодвинул стулья и подал карточку. Спутница моя, не …

Читать книгуСкачать книгу