Кучерявенко Василий Трофимович

Закладки
Рейтинг: 5,00   
Пол: мужской   
Об авторе

Первые семь лет своей жизни Самим провела в детских домах; лишь в 7 лет девочку забрали домой. Жить в семье Али не понравилось категорически – если в детском доме из неё пытались вырастить независимую, свободно мыслящую личность, то новая семья пыталась выбить из неё любой намек на своеволие и непокорность.

В патриархальных культурах браки очень часто устраиваются родителями, и к мнению потенциальных новобрачных отцы семейств прислушиваются отнюдь не всегда. Если внимание жениха иногда к сведению все же принимается, то согласие невесты обычно считается деталью абсолютно несущественной. В наше время подобный подход к контролю над жизнями человеческими выглядит истинным варварством и права на жизнь, казалось бы, иметь не должен; между тем, однако, даже в наше просвещенное и цивилизованное время юных девушек нередко выдают замуж без их на то согласия. Так, британка Самим Али вышла замуж в 13 лет; жениху её на момент бракосочетания было в два раза больше.

Первые семь лет своей жизни Самим провела в детских домах; лишь в 7 лет девочку забрали домой. Жить в семье Али не понравилось категорически – если в детском доме из неё пытались вырастить независимую, свободно мыслящую личность, то новая семья пыталась выбить из неё любой намек на своеволие и непокорность.

В качестве бесправной служанки Самим прожила до 13 лет, после чего жизнь её изменилась еще более радикально. О планах своих родных Али узнала буквально в самый последний момент – изначально Али было сказано, что в Пакистан её везут на каникулы. Девочка представляла себе каникулы, как возможность наконец отдохнуть от опостылевших домашних обязанностей; вместо пляжей и бассейнов, однако, в Пакистане её ждали двое незнакомых мужчин. На странный вопрос 'кто из этих двоих тебе больше нравится?' девочка ответила, не особо задумываясь – и даже не предполагая, что таким образом она фактически выбирает себе мужа.

Свадьбу Самим и выбранного ей мужчины сыграли быстрее, чем девочка успела осмыслить происходящее. Домой, однако, Али вернуться не позволили – ступить на шотландскую землю она смогла лишь после того, как забеременела. Как выяснилось уже позже, свадьба как таковая была затеяна с одной-единственной целью – дабы обеспечить жениху Самим возможность максимально легко обосноваться на территории Великобритании. Мужчина полагал, что ребенок от британки существенно ускорит получение им визы.

Вернувшись в Глазго (Glasgow), Самим записалась в местную женскую консультацию. Осматривали её довольно тщательно, однако никаких признаков насилия не выявили. Пожаловаться кому-то на жестокое обращение девочка просто боялась – ей довольно ясно дали понять, сколь неприятные последствия могут её ждать.

На первый взгляд ситуация Самим казалась абсолютно безвыходной; как ни странно, изменил все еще один уроженец Пакистана и друг семьи. Мужчина, несмотря на свое происхождение, с уважением относился к правам женщин – и допускать подобное издевательство просто не собирался. Он помог девочке бежать; некоторое время Самим пришлось скрываться в Манчестере (Manchester), в приюте для бездомных. Разумеется, побег Али изрядно рассердил её родных; за голову 'опозорившей семью' девушки даже была назначена награда – всего-навсего 50 фунтов стерлингов. К счастью, нанятых родными Самим убийц удалось своевременно задержать – полиция вовремя получила наводку на их убежище.

Сейчас Самим Али 44 года; кошмар 30-летней давности, однако, живет в её памяти и по сей день. Со своим спасителем, пакистанцем Асгаром (Asghar), Самим не рассталась – на самом деле, вскоре после прибытия в Манчестер они обвенчались. Брак оказался на удивление прочным – Самим и Асгар живут вместе уже 26 лет. Со своей семьей Самим Али общаться отказывается; главные её обидчики – отец и брат – уже скончались, однако и с остальными родственниками Самим говорить просто не о чем. Обычаи родной страны превратили её жизнь в настоящий ад – и лишь своевременной помощи доброго самаритянина Самим обязана своей текущей приличной жизнью.

Без серии

«Перекоп» ушел на юг

«Перекоп» ушел на юг - Кучерявенко Василий Трофимович

А море, сколько мог окинуть взгляд, украсилось будто к празднеству: сверкало червонно-золотыми пластинками, дробившимися мерным движением волн на причудливые тонюсенькие черточки и веточки, сияло в отражении густых кроваво-медных солнечных лучей. И горизонт густел, наливался ярко-багряным светом, меняясь каждую минуту от золотого до лимонно-желтого и пепельно-огненного. Бударин смотрел на море, на горизонт, и становилось жалко до боли в сердце, что вот-вот все великолепие потухнет, красоту зак…

Читать книгу