Крамер Теодор

Закладки

Без серии

Зеленый дом

Зеленый дом - Крамер Теодор

В четверг - хвосты крысиные, а в пятницу - гусиные гнилые потроха! Я слух вчерашний счел одной из худших небылиц: кто мог бы знать заране? Повесился в чулане ты, Лейба Люмпеншпитц! Со страху, Лейба Люмпеншпитц, легко в удавку влезть! Кровь холодеет в жилах, и я давно не в силах не выпить, ни поесть. Ты был со мной, я был с тобой, ответь: ну почему ты удавился? Чтобы взамен - меня трясло бы средь улиц и в дому? РЕНТА Джон Холмс и Билл, его с…

Читать книгу

Зеленый дом

Зеленый дом - Крамер Теодор

Кровь холодеет в жилах, и я давно не в силах не выпить, ни поесть. Ты был со мной, я был с тобой, ответь: ну почему ты удавился? Чтобы взамен - меня трясло бы средь улиц и в дому? РЕНТА Джон Холмс и Билл, его сынок, уютно жили: шла по почте рента Джону, в срок тридцатого числа. Случился грустный номер: родитель взял да помер. Такие вот дела. "Джон Холмс! Я так тебя любил! Без ренты мне - беда!" И обложил папашу Билл солидным слоем льда, закл…

Читать книгу

Пространство перевода

серия книг

Зеленый дом

Зеленый дом - Крамер Теодор

Крамер редко писал о себе, хотя в день памяти матери неуклонно зажигал поминальную свечу, а его стихотворение «Вена. Праздник Тела Христова, 1939» — возможно, вообще лучшее антифашистское стихотворение в австрийской поэзии, как и крамеровский же «Реквием по одному фашисту» (фашист — выдающийся австрийский поэт Йозеф Вайнхебер, покончивший с собой в 1945 году). Ключом к его пониманию роли поэта неожиданно оказывается стихотворение «Фиш энд чипс» (т. е. «рыба с картошкой» в ее малосъедобном а…

Читать книгу