Улановская Белла

Закладки

Без серии

Сила топонимики

Сила топонимики - Улановская Белла

Белла Улановская Сила топонимики Рассказ Я хочу говорить о том, из каких трещин растут березы, но из каких развалин они никогда не вырастут. Влетит зерно, зароется в снег, покемарит до положенного срока, разбухнет, лопнет, предпримет штыковые атаки в направлении подходящей моховой подушки, а там и листвой укрылось, теперь не достанешь, не выдерешь, высоко сижу, далеко гляжу, мои камни, мои стены. Ферма. Стоит на краю тверского села Котлован. Под крышей выведено двухметровыми буквами из к…

Читать книгу

Боевые коты

Боевые коты - Улановская Белла

Дома в Пустошке дядя Ваня бывает три раза в год. Что делать, если вам придет в голову напугать лопарку Что делать, если вам придет в голову напугать лопарку. Вот Анфисе, бойкой рыбачке по прозвищу Стампа из Колежмы на Белом море (много промышленников собралось в ту путину на Мурмане в становище Териберке), вздумалось ее напугать. Молодая жительница тундры сидела, склонившись над тюленьими кожами, и сшивала их. Так кругом было тихо, так погружена в работу и сосредоточен…

Читать книгу

Коллекция: Петербургская проза (ленинградский период). 1970-е

Коллекция: Петербургская проза (ленинградский период). 1970-е - Коняев Николай Михайлович

Еще одну версию символического самоутверждения представляет собой проза Бориса Кудрякова, одна из вершин ленинградской «второй культуры» в плане уникального сочетания тенденций дистанцирования от традиций, воспринятых советской литературой, и продолжения традиций, ею репрессированных. Кудрякова, печатавшегося в самиздатских журналах под псевдонимом Борис Мартынов, неслучайно в ряде статей называли «русским Беккетом», хотя для его прозы, и в частности для одного из самых репрезентативных рассказо…

Читать книгу