Павлов Максим

Закладки

Без серии

Серафим и его братва

Серафим и его братва - Павлов Максим

СЕРАФИМ: Поздно, Шура. Я здесь, вы тоже. Чем разводить бодягу, разумнее найти консенсус. ВЕДУЩИЙ: Вы полагаете, возможен консенсус? СЕРАФИМ: В противном случае я бы уже давно вытряхнул из вас мозги. Признаюсь, моя волына под мышкой ждет не дождется своего часа. ВЕДУЩИЙ: Что ж, неприятно это слышать, и тем не менее мне ничего другого не остается, как пойти у вас на поводу. СЕРАФИМ: Приятно слышать. Значит, так. Стукач… Что я от вас хочу? Мы оба продолжаем душевно висеть в эфире, я, не торопяс…

Читать книгу

Время рожать. Россия, начало XXI века. Лучшие молодые писатели

Время рожать. Россия, начало XXI века. Лучшие молодые писатели - Ерофеев Виктор Владимирович

Могутинский герой из «Груди победителя» вроде бы супермен, но потому и парадоксален рассказ, что супермен жалок и агрессивен в своей жалкости. «Всегда приятно, когда умирают известные люди! Я в таких случаях всегда думаю: ну вот, одним говнюком-конкурентом стало меньше!» В сущности, та же мысль зарыта в тексте Гостевой, а здесь — поскольку «не знаю, как другие, а я пишу спермой» — откровенно. Могутин, не хуже Гостевой, демонстрирует основной инстинкт своего персонажа: он «ненавидел и презирал их…

Читать книгу