Башуцкий Александр Павлович

Закладки
Рейтинг: 7.86 Дата рождения: 11 марта (30 апреля) 1803 
Пол: мужской Место рождения: Санкт-Петербург, Российская империя 
Wiki: https://ru.wikipedia.org/wiki/Башуцкий,_Алекс Дата смерти: 26 марта (7 апреля) 1876 (72 года) 
  Место смерти: Санкт-Петербург, Российская империя 
Об авторе

О детских годах Александра Башуцкого нет почти никаких сведений. С ранних лет он был отдан в пажеский корпус. Известно, что он был очень резвым ребенком, склонным к разным проказам, правда, невинного свойства. Как сыну человека, близко стоявшего ко Двору, и воспитаннику пажеского корпуса, ему приходилось часто бывать во дворце и, как он сам говорил, даже играть с великим князем Николаем Павловичем.

В 1822 году Башуцкий кончил пажеский корпус и вышел в лейб-гвардии Измайловский полк прапорщиком. В 1820 году он состоял адъютантом при петербургском генерал-губернаторе графе Милорадовиче. В день смерти Милорадовичa был с ним, присутствовал при последних минутах графа. Впоследствии Башуцкий три раза составлял подробное описание всего, что произошло с Милорадовичем с момента его ухода из Зимнего дворца, вплоть до смерти, но его рукописи постоянно зачитывались приятелями, и ни одна не была напечатана. Отрывки, насколько сохранились в памяти, были потом помещены в «Русской Старине» за 1880 год в записках друга его, князя H. C. Голицына.

Башуцкий состоял адъютантом и при двух последующих петербургских генерал-губернаторах — Голенищеве-Кутузове и Эссене. В 1831 году он был произведен в капитаны, вскоре оставил военную службу и поступил в министерство внутренних дел; впоследствии он был помощником статс-секретаря Государственного Совета, действительным статским советником и камергером.

Находясь на военной службе, Башуцкий вел светскую, рассеянную жизнь, участвовал в домашних спектаклях разных высокопоставленных лиц, а иногда в антрактах между действиями, одевшись индейским фокусником, в полумаске, потешал публику разного рода фокусами, в которых он был большой искусник. Он слыл также за очень хорошего рассказчика анекдотов из придворной жизни. Как передает князь Голицын, в это же время он и некоторые его товарищи надевали на себя порой фризовые шинели и вместе отправлялись в своего рода этнографические экспедиции, для изучения простонародных нравов — в кабаки на окраинах города. Усевшись в уголке и потребовав для вида водки или пива, они наблюдали, а потом записывали происходившие там сцены.

На литературное поприще Башуцкий выступил в 1834 году. Он предпринял на очень широких началах издание «Панорамы Санкт-Петербурга». В 3-х частях текста автор, на основании дворцовых и других архивов, в добросовестно составленном сжатом очерке дает множество исторических и статистических сведений о столице. Некоторые главы, написанные в беллетристической форме, составляют как бы отрывки из исторического романа. Что же касается приложений к этому изданию, в виде обещанных двенадцати отдельных тетрадей видов и планов, гравированных на стали, то выпущена была лишь одна тетрадка всего с 8 гравированными видами, с посвящением императору Николаю І и несколькими планами. Произошло это оттого, что рисунки были заказаны за границей и по пути в Россию погибли, вместе с потонувшим кораблем, на котором они были отправлены. Это несчастье остановило издание и подорвало средства автора: расходы по изданию простирались до 165 тысяч рублей ассигнациями, и должно было продать больше 2400 экземпляров, чтобы возвратить издержки. Число же подписчиков было всего 467.

В 1835—1839 годах Башуцкий издавал «Журнал общеполезных сведений», пользовавшийся значительным успехом у публики.  И.  И.  Панаев, встречавшийся с Башуцким в конце 30-х и в начале 40-х годов, дает такую его характеристику. Деятельность Башуцкого была изумительна: он занимался службой, литературой, составлял различные промышленные проекты и в то же время выезжал в свет и был одним из самых плодовитых и красноречивых собеседников. Он затевал все в роскошных, широких размерах, рассчитывая на десятки и сотни тысяч, но его литературные и другие затеи никогда почти не удавались и не приносили ему ничего кроме убытка. Аккуратность Башуцкого и внешний порядок в его кабинете были изумительны: картины и ящики с различными надписями, письменный стол с бесчисленными кипами бумаг под красивыми пресс-папье… и все это так изящно и так мастерски разложено и расставлено. В комнатах его каждая самая незначительная вещица была поставлена так, что производила эффект. Сам хозяин всегда был одет с удивительной аккуратностью: ни на галстухе, ни на манишке ни малейшей складочки, точно как будто на нем все было подклеено; парик прекрасно расчесан и распомажен. Говорил Башуцкий с большим искусством; плавный разговор его так и лился и журчал; в разговоре его можно было слышать — где запятая, где тире, где точка с запятой и т.  д. У него было пять-шесть рассказов и в числе и знаменитый рассказ о смерти Милорадовича. Когда Башуцкий развивал свои проекты разных коммерческих предприятий (а они рождались у него чуть не ежедневно), его слушали, пораженные его логикою, но особенно красноречием, готовы были отдать на эти предприятия последний грош. Можно было принять его за человека самого практического, а между тем трудно было найти человека более его увлекавшегося. Это — милый фантазёр, облекавший свои фантазии в нарядные фразы, которыми он сначала только любуется, не веря им, но которыми он потом сам увлекается до такой степени, что принимает их серьёзно.

С 1835 по 1842 годы, с небольшими промежутками, Башуцкий помещал в разных журналах статьи, касающиеся разных вопросов текущей жизни; в «Северной Пчеле» напечатаны:

Без серии