Жизнь и судьба

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Жизнь и судьба - Гроссман Василий

Отрывок из книги

4 К утру выпал снег и, не тая, пролежал до полудня. Русские почувствовали радость и печаль. Россия дохнула в их сторону, бросила под бедные, измученные ноги материнский платок, побелила крыши бараков, и они издали выглядели домашними, по-деревенски. Но блеснувшая на миг радость смешалась с печалью и утонула в печали. К Мостовскому подошел дневальный, испанский солдат Андреа, и сказал на ломаном французском языке, что его приятель писарь видел бумагу о русском старике, но писарь не успел прочесть ее, начальник канцелярии прихватил ее с собой. «Вот и решение моей жизни в этой бумажке», — подумал Мостовской и порадовался своему спокойствию. — Но ничего, — сказал шепотом Андреа, — еще можно узнать. — У коменданта лагеря? — спросил Гарди, и его огромные глаза блеснули чернотой в полутьме. — Или у самого представителя Главного управления безопасности Лисса? Мостовского удивляло различие между дневным и ночным Гарди. Днем священник говорил о супе, о вновь прибывших, сговаривался с соседями об …