Василий, сын вождя

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

Бросая в воду гранаты и реактивные снаряды, глушили рыбу, собирая её с берега сачком. Перед бросанием реактивного снаряда инженер полка капитан Разин предварительно ставил кольцо детонатора на максимальное замедление (22 секунды), отворачивал ветрянку, а затем бросал снаряд в воду. Так им лично было брошено 3 реактивных снаряда. Готовясь к броску последнего реактивного снаряда, инженер-капитан Разин максимально вывернул ветрянку и мгновенно произошел взрыв снаряда в руках, в результате чего 1 человек капитан Разин Е.К.
- убит, полковник Сталин В.И. и капитан Котов А.Г. тяжело ранены.

Через полтора часа Василий был уже на операционном столе в кремлевской больнице. Над ним "колдовал" профессор А.Д. Очкин. Этим днем (4 апреля 1943 г.) датирован доклад начальника Лечсанупра Кремля профессора Бусалова на имя Власика о состоянии здоровья Василия.

Что должен был сделать верный Власик? Немедленно доложить об этом Сталину-старшему.

Не сомневаюсь, что так и было.

И что же Сталин-отец? Да ничего. Он пропускает это сообщение мимо ушей. Жив и ладно.

Только 26 мая 1943 года, через месяц и двадцать дней после ЧП, "разразился" приказом:

ПРИКАЗ НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР

26 мая 1943 года.

Командующему ВВС Красной армии маршалу авиации тов. НОВИКОВУ

ПРИКАЗЫВАЮ:

1) Немедленно снять с должности командира авиационного полка полковника СТАЛИНА В.И. и не давать ему каких-либо командных постов впредь до моего распоряжения.

2) Полку и бывшему командиру полка полковнику Сталину объявить, что полковник Сталин снимается с должности командира полка за пьянство и разгул и за то, что он портит и развращает полк,

3) Исполнение донести.

Народный Комиссар Обороны И. Сталин 26 мая 1943 года.

Указанный документ хранится в архиве в виде черновика, написанного лично вождем.

Из "раздраженного" текста видно, что Василий в этот день попал под горячую руку отца.

Слово "полк" в двух предложениях повторяется пять раз.

Народный комиссар обороны, кроме этого, "забыл", что о наказании командира всему личному составу в нашей армии не объявляется, т.к. этим подрывался авторитет начальника в глазах подчиненных.

Итак, Василий снят с должности. Рана тяжелая. Нога долго не заживает. По документам он теперь числится летчиком-инструктором 193-го авиаполка.

В послужном списке о снятии с должности и назначении на новую неправильно указана дата предписания - 6.5.43 г., на самом деле это было 26.5.1943 г.
- в день подписания приказа И.В. Сталиным.

Более полугода Василий живет на подмосковной даче и ходит на костылях.

"Этими руками волков давить, - говорит он своей тетке А.С. Аллилуевой, - а я здесь сижу!!!" Он рвется на фронт.

Более полугода он не летал. В январе 1944 года (16.01.44) он назначается на должность инспектора-летчика 1-го гвардейского истребительного авиакорпуса. Это, конечно понижение по службе. Но зато на фронт.

Прерванные месяцы своей командирской карьеры Василий не хочет отражать в автобиографии. Видимо, понимает: не украшают.

"В период пребывания на фронтах Отечественной войны ранений и контузий не имел. В плену и окружении не был. Член ВКП(б) с 1940 г. Женат жена Бурдонская Галина Александровна и двое детей - сын Александр и дочь Надежда. Семья проживает в г. Москве. 18 июня 1945 г. В. Сталин".

Обратите внимание: "ранений не имел". Тяжелое "рыбацкое" ранение он не считает вообще. Кстати, уже потом, после войны, левая нога, в которую попал осколок, болела, сохла, и в 40 лет он уже пользовался тростью.

С мая 1944 года Василий опять на передовой. На сложной и трудной новой должности. Теперь он - командир истребительной авиадивизии. В подчинении 4 полка. Более 100 самолетов.

Обратимся к документам.

После снятия с должности командира полка Василий "исправлялся" в должности инспектора-летчика по технике пилотирования 1-го ИАК. И опять лез в самое пекло. Командир корпуса генерал-лейтенант авиации Евгений Михайлович Белецкий пишет на Василия очередную характеристику:

"...Проявил себя весьма энергичным, подвижным и инициативным командиром, руководил воздушными боями истребителей, анализировал и разбирал бои с летным составом частей.

Провел большую работу по проверке техники пилотирования у летчиков корпуса. Обладает отличной техникой пилотирования, в течение трех дней изучил и самостоятельно вылетел на самолете Ла-5. Пользуется авторитетом у личного состава корпуса, достоин выдвижения на должность командира дивизии".

Итак, Василий "исправился" и 18 мая 1944 года он назначается командиром 3-й ИАД в составе 1-го гв. корпуса генерал-лейтенанта Белецкого, а потом - 286-й, которая в составе 1-го Белорусского фронта идет на Берлин. Не знаю, по какой причине Василия "перебросили" на 1-й Белорусский фронт. Мне кажется, что не случайно. Сын вождя должен расписаться на рейхстаге!

Документы, характеризующие Василия, противоречивы. В наградных листах, как и положено, отражаются его успехи, а в аттестациях говорится и о недостатках. Вообще-то так и надо. Но только при условии, чтобы все было объективно.

В книге А.Н. Колесника1 дается выдержка из аттестации на Василия от 20 июля 1945 года за подписью командующего 16-й Воздушной армией генерал-полковника С.И. Руденко:

"В личной жизни допускает поступки, не совместимые с должностью командира дивизии.

В обращении с подчиненными допускает грубость, крайне раздражителен.

Перечисленные недостатки в значительной степени снижают его авторитет как командира-руководителя. Лично дисциплинирован, идеологически выдержан".

Я разыскал в архиве полный текст этой аттестации.

СЕКРЕТНО

АТТЕСТАЦИЯ на командира 286 истребительной авиационной Нежинской Краснознаменной ордена Суворова дивизии гвардии полковника СТАЛИНА Василия Иосифовича По состоянию на 10 июня 1945 года 1920 г. рождения, грузин, член ВКП(б) с 1940 г. Образование: общее - 10 кл., военное - Качинская ВАШП в 1940 г., ЛВАКУ в 1941 г., 1-й курс при ВВА не окончил политического образования не имеет. В КА и ВВС с 1938 г. На фронтах Отечественной войны 3 г. 9 м. Офицер кадра с 1938 г. Первичное офицерское звание присвоено в 1940 г.