Тень подозрения

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Глава 1

Городок был небольшим. Если ехать с запада, то сначала вы проезжали мост, перекинутый через неторопливую глинистую речушку с непроизносимым индейским названием, а потом сразу попадали в центр города, состоящий из четырех-пяти кварталов, вытянувшихся вдоль широкой улицы, с площадкой для парковки и четырьмя светофорами на каждом из следующих друг за другом перекрестков. Я как раз проезжал последний, при этом скорость моя не превышала двадцати миль в час, и находился я строго в своем ряду, как вдруг со стоянки выскочил какой-то местный парень на старом побитом грузовике и даже не удосужился посмотреть в зеркало заднего вида.

Слева от меня была какая-то машина, и не оставалось ничего другого, как ударить по тормозам и врезаться в него, что я и проделал. Раздался лязг металла, на мостовую со звоном посыпались обломки радиатора и осколки разбившегося стекла. На залитой солнцем улице начали скапливаться зеваки.

Я затянул ручник, вышел из машины и с отвращением покачал головой, осмотрев свои потери. Передний бампер повис на одном креплении, правое крыло и изжеванная фара вдавились в колесо. Но хуже всего было то, что из поврежденного радиатора хлестал фонтан кипящей воды.

Виновный в аварии водитель грузовика тоже вышел из кабины. Высокий, футов шести ростом, худой брюнет с крупным носом; от его костистого лица, когда он сунулся ко мне, так и разило дешевым мускателем.

— Ты, идиот, — сказал он мне, — может, ты решил, что здесь гоночная трасса…

Плохое настроение зрело во мне уже давно, своим затянувшимся летним путешествием я был сыт по горло и без этого парня, залитого вином под завязку. Я схватил его за рукав и уже собирался как следует врезать ему в челюсть, но понял, что передо мной еще совсем мальчишками просто оттолкнул его от себя. Он все еще продолжал шуметь, как вдруг я почувствовал, что кто-то подошел ко мне сзади, и моя рука оказалась как будто зажатой в тиски, захваченная чьей-то большой ладонью. Я обернулся. Передо мной стоял жирный субъект с тяжелым взглядом блюстителя порядка. На нем был костюм защитного цвета и кобура.

— Вот что, — обратился он ко мне, — если вы собираетесь распускать руки, предлагаю начать с меня.

Я как раз при исполнении.

— О'кей, — ответил я. — Никаких рук.

Он продолжал сверлить меня своим колючим взглядом.

— Вы уже достаточно большой мальчик, чтобы безобразничать.

Как обычно бывает в таких случаях, вокруг нас» начала собираться толпа, хотя я вроде не собирался выдвигать свою кандидатуру на титул «Мисс Северная Флорида 1958». Все выглядело так, словно это я первым начал махать кулаками да вдобавок еще и врезался в грузовик, а то, что мои номерные знаки были выданы в Калифорнии, похоже, только подливало масла в огонь.

Он повернулся к водителю грузовика:

— Все в порядке, Фрэнки?

«Отлично, — подумал я, — наверное, они еще и родственники».

Фрэнки воспользовался случаем, чтобы излить душу. Оказалось, во всем виноваты эти чертовы туристы, которые шпарят через центр города со скоростью шестьдесят миль. Когда он заткнулся, у меня наконец появился шанс приступить к сбору голосов в свою пользу. Я подошел к столпившимся вокруг нас бездельникам, пытаясь найти очевидцев аварии, но все или ничего не видели, или предпочитали помалкивать.

— Ну, что же, мистер, — холодно сказал мне жирный коп, — давайте посмотрим ваши права.

Я вынул права из бумажника и мысленно дал себе обещание, что в следующий раз, если мне снова придется проезжать по этим местам, отправлю машину багажом, а сам пойду пешком. В этот момент с тротуара шагнула высокая темноволосая девушка и подошла к нам.

— Я все видела, — обратилась она к офицеру и рассказала ему, что произошло.

Его реакция показалась мне несколько странной, хотя я и сам не мог бы сказать, чем именно. Было очевидно, что они знакомы, но он даже не поздоровался с ней. Выслушав рассказ, он просто кивнул, но очень сдержанно и недоброжелательно. Она что-то написала на карточке и протянула мне:

— Если я понадоблюсь вашей страховой компании, они смогут найти меня по этому адресу.

Я сунул карточку в бумажник:

— Тысяча благодарностей. Вы мне очень помогли.

Она вернулась на тротуар. На лицах взглянувших на нее людей я заметил такое же странное выражение, как и у полицейского. Это было похоже на враждебность — или мне просто показалось? У меня создалось впечатление, что все они знали ее, но никто не попытался с ней заговорить. Впрочем, она, казалось, ничего этого не замечала.

Не знаю, возымел ли действие ее рассказ, или офицер, подойдя к Фрэнки поближе, уловил наконец его алкогольный выхлоп, но ситуация переменилась в мою пользу. Хорошо; поставленным командным голосом он рявкнул пару раз на Фрэнки, чтобы привести его в чувство, затем составил рапорт, но никаких квитанций не выписал. Грузовик не получил серьезных повреждений.

Мы обменялись координатами своих страховых компаний, и подъехавшая аварийная машина взяла мою на буксир. Я сел в кабину рядом с водителем. Чтобы попасть в гараж, ; нам пришлось вернуться к реке, на западную окраину города.

Город был охвачен оцепенением — в два часа пополудни южное солнце жарило вовсю. На белой от яркого света земле тени казались чернильными пятнами, и я чувствовал запах пота, исходивший от моей рубашки. На рассвете я выехал из Нового Орлеана и к вечеру собирался добраться до Сент-Питерсберга, чтобы еще до ужина искупаться в заливе. «Теперь ничего не попишешь», — мрачно размышлял я. Потом я снова подумал о той девушке, я попытался вспомнить, как она выглядела. Единственное, что запомнилось, — она была высокой и худощавой. Красивой? Пожалуй, хотя красоткой я бы ее не назвал. Наверное, ей около тридцати.

Что-то в ее лице показалось мне странным, — только я не мог понять, что именно. Впрочем, мне не было до нее никакого дела.

Гараж занимал просторное помещение на пересечении улиц, с витринами со стороны улицы и несколькими бензоколонками на шоссе. Мы поставили машину в бокс, где ее осмотрел механик — тощий как щепка, с безучастным выражением лица.

— Вы хотите, чтобы я оценил ущерб? — спросил он.

— Нет, — ответил я. — Я расплачусь сам, а потом пусть страховые компании грызутся между собой.

— Готово будет в лучшем случае послезавтра. У нас на складе нет таких радиаторов, придется везти из Талахасси на автобусе.

— О'кей, — согласился я.

Мне не улыбалось провести здесь тридцать шесть часов, но тут уж я был бессилен. Я вытащил из багажника свои чемоданы:

— Где здесь можно остановиться?

— В какой-нибудь гостинице наверняка найдется место, — ответил он.

— Отлично. Как добраться до ближайшей?

Он обтер руки обрывками ветоши и задумался:

— В нашем районе есть только одна — в трех милях отсюда. Но если вы поедете на восток, то найдете еще два хороших мотеля, совсем рядом друг с другом, — «Спэниш Мейн» и «Эль Ранчо».

— Спасибо. Могу я вызвать такси?

Он мотнул головой в сторону конторы:

— Загляните туда.

Крупный блондин в белом комбинезоне зашел и взял что-то с верстака. Он обернулся и посмотрел на нас:

—  — Если вы ищете мотель, то на колонке как раз заправляется миссис Лэнгстон.

Механик покачал головой.

— Кто такая эта миссис Лэнгстон? — Поинтересовался я.

— Хозяйка мотеля «Магнолия-Лодж», в восточном районе.

— Что вы мне посоветуете?

Он пожал плечами:

— Поступайте как знаете.

Его слова меня насторожили.

— Там что-нибудь не так?

— По-моему, там все в порядке. Довольно недорого, но без бассейна. Выбирайте сами, где вам остановиться.

Лишь теперь я понял, что мне знакомо это имя. Я был почти уверен, что это она. Подхватив свой багаж, я вышел на шоссе и угадал. Она стояла у старого фургона и доставала из сумочки деньги.

Я подошел к ней и поставил чемоданы на землю:

— Миссис Лэнгстон?

Она обернулась и слегка улыбнулась мне:

— Привет. — И тут я понял, что так поразило меня в ее лице, когда я увидел ее впервые. Она выглядела уставшей. Вот и все. У нее было худое и довольно приятное лицо, с правильными чертами, но в глубине красивых серых глаз таилась безграничная усталость.

— Мне сказали, что вы держите мотель.

— Все верно, — кивнула она.

— Не захватите меня с собой, если у вас есть места?

— Конечно. Поставьте сумки на заднее сиденье.

Мы выехали на главную улицу и покатили через город. Я надеялся, что если Фрэнки все еще где-то в городе, то мы успеем заметить его и загоним фургон в укрытие.

— Когда будет готова ваша машина? — спросила она, когда мы остановились на светофоре.

— Послезавтра, — ответил я. — Кстати, я хочу еще раз сказать вам спасибо.

— На здоровье, — ответила она. Загорелся зеленый, и мы тронулись.

Я повернулся и посмотрел на нее. У нее были темно-каштановые волосы до плеч и хороший цвет лица.

Кроме следов помады на губах — никакой косметики.

Красивой формы рот. Из-за высоких выступающих скул казалось, что у нее впалые щеки. Это было лицо зрелой женщины, в нем чувствовалась сила. Два кольца на руке — обручальное и свадебное — выглядели очень дорогими, и остальная ее экипировка совершенно с ними не сочеталась. Она была одета в дешевое платье из магазина готовой одежды. На красивых и длинных ногах — старые, стоптанные сандалии.

Справа, сразу за городской чертой, я увидел мотель «Спэниш Мейн». Вдоль фасада тянулся огромный бассейн, вокруг которого теснились разноцветные зонтики. Сверкавшая под белым раскаленным солнцем вода казалась голубой и прохладной, и я вспомнил, что в «Магнолия-Лодж» бассейна нет. «Вот черт», — мрачно подумал я. Ладно, по крайней мере, меня не пытались надуть. К тому же хозяйка мотеля — очень красивая женщина.

«Магнолия-Лодж» находился на левой стороне дороги, примерно четвертью мили дальше. Когда мы свернули к нему с шоссе, я понял, что имел в виду парень из гаража, когда сказал, что здесь «недорого»: во всем здесь ощущалась запущенность, отчего создавалось впечатление, что мотель так и не был достроен до конца. Корпус на двенадцать или пятнадцать номеров представлял собой стандартный блок в виде буквы «П», обращенный открытой стороной к шоссе.