«Мелкое» дело

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
«Мелкое» дело - Черносвитов Владимир Михайлович

Отрывок из книги

«Видно, сильно устал, бедняга. Ведь ему уже под шестьдесят», — подумал Сидоренко. — Да ты садись. Я ведь так просто, на огонёк забрёл. Не помешал? — Что вы, товарищ полковник! — обрадовался Сидоренко и тут же смутился, заметив, что окно плохо замаскировано. «Вот бисова жинка!» — ругнул он про себя хозяйку и подоткнул занавеску. Полковник обращался к капитану на «ты», по имени-отчеству, и это означало, что он разрешает Сидоренко держаться не строго официально. Начальник политотдела навещал Сидоренко вообще очень редко, а в столь поздний час не приходил ни разу. «Не случилось ли чего?» Однако Гаркуша молча положил на стол коробку «Казбека», и от воинственного силуэта всадника, как обычно, повеяло мирным довоенным уютом. Сидоренко прогнал тревожную мысль и сел. Прикуривая от настоящей, чудом сохранившейся у хозяйки «трёхлинейки» со стеклом, полковник покосился на вскрытый голубой конверт, что лежал на столе следователя: — Из дома? — Да, товарищ полковник, на днях получил. — Как там? Плохо живут? — Кто знает. Письмо бодрое, а чувствуется — трудновато им. — Это хорошо. Не то хорошо, что трудновато, а то, что бодрость есть. Вот когда из души твёрдость да бодрость уходят, — это уже плохо. Нельзя распускать себя, нельзя! — Гаркуша говорил медленно, устало, а последние слова произнёс жёстко, тоном приказа. — Ответил им? — уже опять тихо спросил он.