Ферн

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Абилин Канзас – 1871

Ферн Спраул свернула за угол Дроверс Коттеджа. Она шла, крепко сжав кулаки, позвякивая шпорами. Остановилась, заметив Джорджа Рэндолфа, стоящего на крыльце в глубоком раздумье.

– Ничтожество! – пробормотала она зло. Вызывающе вскинула голову и прошла мимо него в гостиницу.

– Как долго торчит здесь этот подлец? – спросила она мужчину, сидящего за столом регистрации постояльцев, ткнув тонким указательным пальцем в сторону Джорджа.

– Говори потише, – сказал Фрэнк Тернер.

Только тогда Ферн заметила, что окна были открыты настежь, чтобы свежий ветерок проникал в помещение. Возможно, Джордж Рэндолф слышал все, что она говорила, но ей было наплевать. Пора уже ему, да и всему клану знать, что она про них думает. Ее бесило, что такие люди, как этот Рэндолф, воображают, будто деньги дают им право делать все, что они хотят. Даже убивать.

– Я разорюсь, если он и остальные техасцы переедут в отель Плантнер, и будут вести свои дела там, – объяснил Фрэнк.

Ферн прислонилась к столу. Лучше бы им всем убраться в Техас и больше никогда не возвращаться.

– Ты что, хочешь, чтоб мои дети умерли с голоду?

– Да чтоб этого Джорджа грозой убило или затоптало стадо взбесившихся коров! – воскликнула Ферн, игнорируя предостережения своего друга.

– Я думал, что ты ненавидишь Хэна Рэндолфа. Ведь Джордж тут как бы ни при чем.

– Я их всех не терплю, – она специально говорила громко, но Джордж не показал вида, что слышит ее слова.

– Если Хэн действительно убил Троя, на суде все выяснится, – сказал Фрэнк.

– Джордж его выкупит.

– В Абилине людей не покупают, – заверил ее Фрэнк.

– Половина этого города уже продана за техасский скот, – сказала Ферн, тыча пальцем на этот раз в Фрэнка. – Губернатор отложил суд Хэна до тех пор, пока не приедет классный адвокат. Теперь он уже в Топека.

– Откуда ты знаешь, что они ждут адвоката?

– А что же еще может означать эта телеграмма, кроме того, кто другой поедет сюда из Бостона? Ведь ни в Канзасе, ни в Миссури нет никого, кто подошел бы им для защиты.

– Берт не имел права показывать тебе эту телеграмму, – сказал Фрэнк, нахмурившись.

– Он хотел помочь. Мы должны держаться вместе против чужаков.

– Когда-нибудь этот союз доведет вас до беды.

– Я все сделаю, как надо, – сказала Ферн, уверенно расправив плечи. – Я знаю, что сказать Джорджу о нем и его брате-убийце.

– Я не стал бы этого делать на твоем месте, – посоветовал Фрэнк. – Лучше, знаешь, не болтай лишнего, здесь этого не любят. Ведь я не единственный в этих краях, кто зарабатывает на скотопромышленниках.

– Тогда займись другим бизнесом. Все равно скоро фермеры и порядочные скотоводы выкинут всех техасцев из Канзаса. Но сначала мы повесим Хэна Рэндолфа.

– Ни один человек здесь не видел, кто убил твоего троюродного брата, – сказал Фрэнк мягко. – Я не говорю, что это сделал не Хэн, только попробуй теперь докажи. А ты прекрасно знаешь, что в этом городе техасца никогда не повесят, если не будет твердых доказательств его вины… Люди боятся, что техасцы перестанут заниматься тут делами и переедут в Элсворт, а то и сожгут наш город к черту.

– Да вы просто кучка жалких трусов, – сказала Ферн со злобой в голосе.

– Ферн, не называй этих людей трусами, им это не понравится. Сейчас здесь полно техасцев, поэтому если только ты не уедешь из города…

– Я не уеду, пока не увижу этого адвоката.

– … Ты, знаешь что! Лучше помалкивай. А если будешь болтать, можешь запросто получить пулю в спину.

– Ты считаешь, что Джордж Рэндолф застрелит меня?

– Нет. Что бы ты о нем ни говорила, он все-таки джентльмен, но не все техасцы такие. Как только начинается какая заварушка, они держатся вместе до последнего. А у этого, – Фрэнк посмотрел в сторону Джорджа, – я слышал, есть шесть братьев и все отчаянные негодяи.

– Да хоть бы у него их было сто шесть, – заявила Ферн. – Хэн Рэндолф будет повешен, я за свои слова отвечаю.

Паровоз компании Канзас Пасифик выбрасывал в утреннее канзасское небо клубы густого черного дыма, сбавляя скорость на подходе к Абилину. Внутри единственного пассажирского вагона сидел Джеймс Мэдисон Рэндолф – прямой, как свечка.

– Городок с виду не очень привлекательный, – говорил еще один пассажир, весьма разговорчивый тип, с которым Мэдисон, начиная с самого Канзас Сити, пытался избежать беседы. – Чарли Томсон основал его лишь двенадцать лет назад, но уже сейчас это один из самых значительных городов штата. Когда-нибудь он станет самым значительным.

Человек этот представился Сэмом Белтоном, владельцем самой большой конторы по торговле землей в Абилине. Мэдисон пытался игнорировать как этого болтуна, так и почти невыносимый шум и жуткую вонь скотопрогонных дворов, что шли вдоль путей, но не преуспел ни в том, ни в другом.

– Конечно, многие люди здесь стараются сделать как можно больше денег, пока продолжается скотоводческий бум, – продолжал Белтон, – но у нас в городе есть достаточно солидных граждан, которые, как и я, ненавидят торговлю скотом. Скоро здесь повсюду будут одни фермы.

Мэдисон, весьма бегло осмотрев окрестности, понял сразу, что эта местность вряд ли подойдет для фермерского хозяйства. Земля была практически бесплодная, как и в Техасе.

Однако Мэдисону было не до Канзаса и развития фермерства в этих местах. На станции его должен встречать Джордж, который задаст ему вопрос, где он скрывался эти восемь лет. С того самого момента, когда он сел в поезд в Бостоне, Мэдисон с ужасом ждал этой встречи.

Наконец-то состав остановился, Мэдисон с неохотой встал, осмотрел свою одежду и нахмурился. Внешний вид никуда не годился. Такое долгое путешествие. Да еще и эта жара. Канзас нисколько не походил на Бостон или Виргинию, зато действовал на психику так же угнетающе, как и Техас. Три года, проведенные в этом штате, были кошмаром, о котором он старался не вспоминать. Лучше бы забыть все это навсегда.

(Не думай об этом. Делай свое дело. И ты оплатишь свой долг, и опять вернешься к привычной жизни.)

– Вам следует остановиться в гостинице Галф Хауз, – говорил Белтон Мэдисону, – это не лучший отель в городе, но Дроверс Коттедж полон техасцами. Мы не против зарабатывать на них деньги, но никто не испытывает желания селиться с ними под одной крышей.

После этих слов Мэдисон так посмотрел на Белтона, что тот, ничего больше не сказав, вышел из вагона.

Мэдисон понятия не имел, что из себя представляет Абилин, но думал, что железнодорожная станция там, по крайней мере, имеется. Вместо нее перед ним оказался участок голой прерии величиной с плац для военных парадов. Он то и отделял железную дорогу от городских построек.

Багаж он поставил на землю.

Жара стояла страшная, а Мэдисон еще был одет в черный костюм, в котором температура казалась градусов на двадцать выше. Пот лил с него ручьем. Он взял в руки саквояжи и пошел в сторону ближайшего здания. На фасаде трехэтажного отеля было написано гигантскими буквами: ДРОВЕРС КОТТЕДЖ. Предлагались комнаты, прохлада и, как думал Мэдисон, минимум комфорта.

Сердце у Ферн екнуло в груди. Шикарный мужчина, который мог ей разве что присниться, только что сошел с поезда. Она смотрела на незнакомца широко открытыми глазами, разинув рот от удивления. Она чуть не упала из окна, забравшись на подоконник. Нет, такого она еще в жизни не видела. И одежда на мужчине совсем необычная. В таком наряде он выделялся бы в любой местной толпе. В Абилине он бы стал знаменитостью просто из-за внешнего вида.

Она привыкла к мужчинам жестким, огрубевшим от трудной жизни, сильным, потому что трудились физически, и вечно грязным: такая была работенка. Чистыми они бывали лишь после бани и тогда чувствовали себя слегка скованно, так как это состояние не было для них привычным.

Этот же незнакомец был совершенно уверен в себе. Он казался сильным и целеустремленным, как молодой бык, осматривающий территорию, где он хотел бы попастись и погулять в свое удовольствие. Он выглядел абсолютно лощеным. Костюм сидел на нем как влитой.

Он стоял, презрительно осматривая окрестности, а Ферн чувствовала, что слабеет при виде этого мужчины. Но этот человек был так похож на Джорджа. Очевидно, он принадлежал к клану Рэндолфов.

И даже после того, как вспыхнувшая ярость вернула ей силы, питаемые еще и чувством мести, она все никак не могла оторвать взгляд от этого Адониса, который заставил ее сердце трепетать. О, если бы это было другое время!.. Если бы это был другой человек…

Увы, он был одним из Рэндолфов.

Она вспомнила убитого Троя и вновь ожесточилась. Незнакомец был ее врагом. Он прибыл сюда, чтобы превратить суд в посмешище.

Ее задачей было сделать так, чтобы ему это не удалось.

Мэдисон остановился перед гостиницей, увидев на крыльце чуть ли не своего двойника. Джордж. Такое, сильное сходство поразило и даже испугало Мэдисона. Они всегда были похожи друг на друга, но когда братья виделись последний раз, Джордж был уже мужчина, а Мэдисон всего лишь подросток. Теперь это было все равно, словно увидеть себя в зеркале. Воспоминания прошлого обрушились на него со страшной силой.

Самые противоречивые чувства овладели им. Сколько раз, готовясь к этой встрече, он говорил себе, что не должен ничего чувствовать по этому поводу. Относись к этому спокойно, никаких эмоций. Но стоило только взглянуть на старшего брата, которого он не видел лет десять, как самые сильные переживания захватили его, и он, конечно, не мог разобраться в них за тот короткий промежуток времени, пока братья шли навстречу друг другу.

Он злился на себя за минутную слабость, за то, что чуть было не повернулся и не зашагал назад к поезду. Нет, он решительно шел вперед.

Они встретились в центре широкого поля бесплодной и пыльной земли. Двое мужчин, и больше никого.

– Я говорил им, что ты жив, – сказал Джордж, пристально разглядывая брата, как бы впитывая в себя черты его лица. Слова его прозвучали, как выдох после долгой задержки дыхания. В них слышался и вздох облегчения.