Ферн

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Абилин Канзас – 1871

Ферн Спраул свернула за угол Дроверс Коттеджа. Она шла, крепко сжав кулаки, позвякивая шпорами. Остановилась, заметив Джорджа Рэндолфа, стоящего на крыльце в глубоком раздумье.

– Ничтожество! – пробормотала она зло. Вызывающе вскинула голову и прошла мимо него в гостиницу.

– Как долго торчит здесь этот подлец? – спросила она мужчину, сидящего за столом регистрации постояльцев, ткнув тонким указательным пальцем в сторону Джорджа.

– Говори потише, – сказал Фрэнк Тернер.

Только тогда Ферн заметила, что окна были открыты настежь, чтобы свежий ветерок проникал в помещение. Возможно, Джордж Рэндолф слышал все, что она говорила, но ей было наплевать. Пора уже ему, да и всему клану знать, что она про них думает. Ее бесило, что такие люди, как этот Рэндолф, воображают, будто деньги дают им право делать все, что они хотят. Даже убивать.

– Я разорюсь, если он и остальные техасцы переедут в отель Плантнер, и будут вести свои дела там, – объяснил Фрэнк.

Ферн прислонилась к столу. Лучше бы им всем убраться в Техас и больше никогда не возвращаться.

– Ты что, хочешь, чтоб мои дети умерли с голоду?

– Да чтоб этого Джорджа грозой убило или затоптало стадо взбесившихся коров! – воскликнула Ферн, игнорируя предостережения своего друга.

– Я думал, что ты ненавидишь Хэна Рэндолфа. Ведь Джордж тут как бы ни при чем.

– Я их всех не терплю, – она специально говорила громко, но Джордж не показал вида, что слышит ее слова.

– Если Хэн действительно убил Троя, на суде все выяснится, – сказал Фрэнк.

– Джордж его выкупит.

– В Абилине людей не покупают, – заверил ее Фрэнк.

– Половина этого города уже продана за техасский скот, – сказала Ферн, тыча пальцем на этот раз в Фрэнка. – Губернатор отложил суд Хэна до тех пор, пока не приедет классный адвокат. Теперь он уже в Топека.

– Откуда ты знаешь, что они ждут адвоката?

– А что же еще может означать эта телеграмма, кроме того, кто другой поедет сюда из Бостона? Ведь ни в Канзасе, ни в Миссури нет никого, кто подошел бы им для защиты.

– Берт не имел права показывать тебе эту телеграмму, – сказал Фрэнк, нахмурившись.

– Он хотел помочь. Мы должны держаться вместе против чужаков.

– Когда-нибудь этот союз доведет вас до беды.

– Я все сделаю, как надо, – сказала Ферн, уверенно расправив плечи. – Я знаю, что сказать Джорджу о нем и его брате-убийце.

– Я не стал бы этого делать на твоем месте, – посоветовал Фрэнк. – Лучше, знаешь, не болтай лишнего, здесь этого не любят. Ведь я не единственный в этих краях, кто зарабатывает на скотопромышленниках.

– Тогда займись другим бизнесом. Все равно скоро фермеры и порядочные скотоводы выкинут всех техасцев из Канзаса. Но сначала мы повесим Хэна Рэндолфа.

– Ни один человек здесь не видел, кто убил твоего троюродного брата, – сказал Фрэнк мягко. – Я не говорю, что это сделал не Хэн, только попробуй теперь докажи. А ты прекрасно знаешь, что в этом городе техасца никогда не повесят, если не будет твердых доказательств его вины… Люди боятся, что техасцы перестанут заниматься тут делами и переедут в Элсворт, а то и сожгут наш город к черту.

– Да вы просто кучка жалких трусов, – сказала Ферн со злобой в голосе.

– Ферн, не называй этих людей трусами, им это не понравится. Сейчас здесь полно техасцев, поэтому если только ты не уедешь из города…

– Я не уеду, пока не увижу этого адвоката.

– … Ты, знаешь что! Лучше помалкивай. А если будешь болтать, можешь запросто получить пулю в спину.

– Ты считаешь, что Джордж Рэндолф застрелит меня?

– Нет. Что бы ты о нем ни говорила, он все-таки джентльмен, но не все техасцы такие. Как только начинается какая заварушка, они держатся вместе до последнего. А у этого, – Фрэнк посмотрел в сторону Джорджа, – я слышал, есть шесть братьев и все отчаянные негодяи.

– Да хоть бы у него их было сто шесть, – заявила Ферн. – Хэн Рэндолф будет повешен, я за свои слова отвечаю.

Паровоз компании Канзас Пасифик выбрасывал в утреннее канзасское небо клубы густого черного дыма, сбавляя скорость на подходе к Абилину. Внутри единственного пассажирского вагона сидел Джеймс Мэдисон Рэндолф – прямой, как свечка.

– Городок с виду не очень привлекательный, – говорил еще один пассажир, весьма разговорчивый тип, с которым Мэдисон, начиная с самого Канзас Сити, пытался избежать беседы. – Чарли Томсон основал его лишь двенадцать лет назад, но уже сейчас это один из самых значительных городов штата. Когда-нибудь он станет самым значительным.

Человек этот представился Сэмом Белтоном, владельцем самой большой конторы по торговле землей в Абилине. Мэдисон пытался игнорировать как этого болтуна, так и почти невыносимый шум и жуткую вонь скотопрогонных дворов, что шли вдоль путей, но не преуспел ни в том, ни в другом.

– Конечно, многие люди здесь стараются сделать как можно больше денег, пока продолжается скотоводческий бум, – продолжал Белтон, – но у нас в городе есть достаточно солидных граждан, которые, как и я, ненавидят торговлю скотом. Скоро здесь повсюду будут одни фермы.

Мэдисон, весьма бегло осмотрев окрестности, понял сразу, что эта местность вряд ли подойдет для фермерского хозяйства. Земля была практически бесплодная, как и в Техасе.

Однако Мэдисону было не до Канзаса и развития фермерства в этих местах. На станции его должен встречать Джордж, который задаст ему вопрос, где он скрывался эти восемь лет. С того самого момента, когда он сел в поезд в Бостоне, Мэдисон с ужасом ждал этой встречи.

Наконец-то состав остановился, Мэдисон с неохотой встал, осмотрел свою одежду и нахмурился. Внешний вид никуда не годился. Такое долгое путешествие. Да еще и эта жара. Канзас нисколько не походил на Бостон или Виргинию, зато действовал на психику так же угнетающе, как и Техас. Три года, проведенные в этом штате, были кошмаром, о котором он старался не вспоминать. Лучше бы забыть все это навсегда.