Романтичный наш император

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Отрывок из книги

Кофе переставлен на вогнутый полумесяцем столик для бумаг; в ряд перед зеркалом выложены пудреницы: все не то, не то, щеки станут после пуховки мертвенно-белыми, желтоватыми, а то и начнут отливать синевой. Немного румян, а пудры пусть не будет вовсе! Вошел бесшумно — или она не расслышала? — князь Платон, стал за спиной, и, подняв глаза, Екатерина улыбнулась: резная рама зеркала пришлась ему поперек лба, будто поднятая маскарадная бархотка. — Поди к столу, ждут. — Так ведь ждут тебя, государыня. — Иди! — потрепала по обшлагу, опустила ресницы. Зубов склонился почтительно над ее рукой. * * * Хрустально-ломким февральским днем, одним из тех, когда птицы под ярким, теплым солнышком узнают, что зима пошла на убыль, и принимаются, перекликаясь звонко, прихорашиваться на сверкающем снегу, статс-секретарь Александр Андреевич Безбородко узнал от врачей доподлинно, что императрица не доживет года. Отослав всех, кто ждал в приемной, статс-секретарь подошел к окну, щурясь на ослепительное снежное …