Смердячок, Попка Дурак и другие

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
Смердячок, Попка Дурак и другие - Гергенрёдер Игорь Алексеевич

Отрывок из книги

Борис Ельцин скромностью аппетита не страдал. Рослый, с лицом занозистой горластой сельской старухи, он был по натуре типичным персонажем афанасьевских «Заветных сказок». Всё-таки не зря они обессмертили всюду узнаваемого мужика, который недорого возьмёт, чтобы нескупо набздеть в церкви. Взгляните его глазами на мораль, принципы, на что-либо духовное. И вы представите, как он кивает, принимаясь с урчащим в утробе смехом лгать о совести, честности, справедливости и т. п. Такие натуры бывают слишком нахраписты, и нахрап мешает им заполучить вожделенное. Скажем, шубу. Значит, воротник отрежут. Ну, не удалось стать главой СССР — так в помойку его, государство, в преданности которому клялся всю жизнь. Россия поменьше — зато ж вся твоя! Не давала попадья — есть дьяконица. То, как Ельцин управлялся с Россией, способно породить ещё один сборник «Заветных сказок», правда, совсем простенький, с надоедливыми повторами… Зипунный царь устроил тырбанку (делёжку), как её устраивали в некоторых уральских и сибирских деревнях, чьи мужики пошаливали на почтовых трактах. Добычу складывали в избе, к главарю подходил соискатель, зажмуривался и разевал рот. Главарь клал в него кусок медового пряника и, велев соискателю открыть глаза, указывал на его долю. Ею зачастую оказывалось что-нибудь незавидное вроде латаного исподнего. Смех! И уж вовсе раздавался хохот, когда другой соискатель получал в рот кусок коровьей лепёхи. Зато, открыв глаза, он мог увидеть предназначенное ему золотое кольцо или отрез парчи.