Карма-йога

Серия: Йога [3]
Автор: Аткинсон Вильям Волкер   Жанр: Здоровье и красота  Дом и Семья   Год неизвестен
Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

Этот род символизма — не только создание человека. Нельзя сказать, что некоторые люди принадлежат к одной и той же религии, совместно выдумывают определённые символы и вызывают их к жизни из собственных умов. Религиозные символы подвержены естественному росту.

Существует много других аспектов науки труда. Один из них есть знание отношения между мыслью и словом, именно знание того, что может быть достигнуто силой слова. Все религии и учения признают силу слова, и даже в такой мере, что в некоторых из них само творение приписывается силе слова.

Внешнее выражение мысли бога есть слово, ввиду того, что прежде чем творить, он думал и хотел. Поэтому творение вышло из слова. Среди суеты и натиска нашей материалистической жизни нервы теряют чувствительность и притупляются. Чем старше мы становимся, тем больше притупляются наши умы и тем больше мы склонны пренебречь явлениями, упорно и неизменно повторяющимся вокруг нас.

Однако человеческая природа иногда заявляет о себе и мы начинаем удивляться некоторым обыденным событиям и принимаемся изучать их. Таким образом — удивление есть первый шаг к обретению света. Мы видим, что звуковые символы, помимо внешнего, философского и религиозного значения играют выдающуюся роль в человеческой жизни вообще. Я говорю с вами, не трогая вас, но колебания воздуха, созданные моей речью, проникают в ваше ухо, действуют на ваши нервы и производят определённое действие на ваш мозг. Один человек называет другого глупцом. Тот вскакивает с места, сжимает кулаки и наносит первому удар по лицу. Такова сила слова. Оно представляет великую силу как в философии, так и в обыденной жизни. Знание этой силы и умение владеть её также составляет часть карма-йоги.

Наша обязанность к ближним заключается в том, чтобы делать добро миру. Зачем же нам делать добро? По-видимому, для того, чтобы помогать миру, но в действительности для того, чтобы помогать самим себе. Мы всегда должны стремиться помогать миру, таково должно быть наше высшее побуждение. Но при тщательном рассмотрении мы видим, что мир вовсе не нуждается в нашей помощи. Наш мир не был создан для того чтобы мы с вами ему помогали. Вся помощь состоит в том, что мы сами нравственно упражняемся. Мир не хорош и не дурен. Каждый человек создаёт себе сам мир и он кажется нам дурным или хорошим, смотря по тому, как мы им пользуемся.

Он совершенен, то есть он в совершенстве приспособлен для предназначенной ему цели. Мы можем быть уверены, что он будет прекрасно существовать и без нас и нам нечего ломать себе голову, как бы его облагодетельствовать. Всё же мы должны сделать творение добра высочайшим мотивом в нас, если мы сознаём, что помощь другим даёт большое преимущество. Всякий хороший поступок способствует нашему очищению и усовершенствованию. Отсюда следует, во-первых, что мы не должны забывать, что все мы должники а мир не обязан нам ничем. Для всех нас составляет большое преимущество то, что нам дана возможность что-либо сделать для мира. Во-вторых, существует бог. Вселенная не гибнет и не нуждается ни в моей, ни в вашей помощи, ибо бог всегда в ней присутствует. Он не умирает, он вечно деятелен и и бесконечно бдителен. Когда вся вселенная спит, он не спит, он трудится непрестанно и все изменения и проявления мира исходят от него. В-третьих, мир для нас всегда был и будет сочетанием добра и зла. Мир является большой нравственной школой, в которой мы все должны учиться для того, чтобы крепнуть духовно. В-четвёртых, мы не должны ни в коем случае быть фанатиками, потому что фанатизм противен любви. Фанатики говорят: "я ненавижу не грешников, а грех", но я готов пройти какое угодно расстояние, чтобы увидеть человека, способного действительно отделить грех от грешников. Легко это сказать. Если мы умеем различать между качеством и сущностью, то мы близки к совершенству. А затем, чем спокойнее и чем менее раздражены наши нервы, тем более мы будем любить и тем лучше мы будем любить и тем лучше мы будем исполнять нашу работу.

БЕССТРАСТИЕ ЕСТЬ ПОЛНОЕ САМООТРЕЧЕНИЕ

Подобно тому, как каждый акт, исходящий от нас, возвращается в вид реакции, так наши действия могут влиять и на других людей, а их поступки на нас. Вы вероятно заметили, что по мере того, как люди поступают дурно, они становятся всё хуже, и по сере того, как делают добро, они орально крепнут и научаются поступать хорошо везде и во всякое время.

Это растущее влияние поступков можно объяснить лишь взаимодействием между людьми. Возьму пример из физики: при известном действии мой ум находится в определённом состоянии колебаний. Все умы, находящиеся в тождественных условиях, склонны будут подпасть под влияние моего ума. Если в одной комнате находятся разные музыкальные инструменты, настроенные на один лад, то если взять ноту на одном из них, все остальные будут резонансно звучать на одной и той же ноте. Так и все умы, находящиеся в состоянии одинакового напряжения, одинаково отзовутся на одну и ту же мысль. Конечно, это влияние мысли на ум будет различно в зависимости от расстояния и других причин, но ум всегда открыт какому-нибудь влиянию. Предположим, что я совершаю дурной поступок. Ум мой находится в определённом состоянии колебаний, и все умы в мире, находящиеся в том же состоянии, могут подвергнуться влиянию вибраций моего ума и это взаимное влияние умов более или менее сильно, смотря по степени напряжения.

Развивая далее это сравнение, можно предположить, что подобно тому, как волны света иногда бегут миллионы лет, прежде чем встретят какой-нибудь предмет, так и мысленные волны также бегут сотни лет, прежде чем натолкнутся на ум, могущий с ними звучать в унисон. Весьма возможно потому, что наша атмосфера полна подобных мысленных мысленных колебаний — как хороших, так и дурных. Каждая мысль, исходящая из каждого мозга, продолжает, так сказать, пульсировать, пока не встретит подходящий предмет, способный воспринять её. Каждый ум, способный на восприятие этих колебаний, реагирует на них немедленно. Так и человек, поступая дурно, приводит свой ум в определённое состояние, и уже как бы существующие в атмосфере мысли будут стараться проникнуть в его ум. Потому-то грешник, обыкновенно, продолжает делать всё больше и больше зла. Поступки его приобретают всё большую интенсивность. В силу этого, поступая дурно, мы подвергаемся двойной опасности. Во-первых, мы раскрываем себя для возможных дурных влияний, окружающих нас, во-вторых — мы творим зло, которое может повлиять на других. Делая зло, мы вредим и себе, и другим. Делая добро, мы приносим добро и себе, и другим, и как все силы человека, эти силы добра и зла черпают свою жизнеспособность из окружающего мира.

Согласно карма-йоге, раз совершённое действие не может быть уничтожено, пока оно не принесёт своего плода — нет силы в природе, могущей помешать ему дать свой результат. Если я поступаю дурно, я должен за это пострадать и ничто в мире не может изменить это. Точно так же, если я совершил хороший поступок, никакая сила в мире не может воспрепятствовать ему дать хорошие плоды. Причина должна иметь своё следствие, и ничто не может изменить этого закона. Тут возникает очень тонкий и глубокий вопрос, относящийся к карма-йоге — вопрос о тесной связи, существующей между всеми действиями — как хорошими, так и плохими. Мы не можем строго разграничить, что одно безусловно хорошо, а другое безусловно дурно.

Нет поступка, не дающего одновременно и дурных, и хороших плодов. Тот, кто в хорошем распознаёт и дурное, а в дурном и хорошее, познал тайну труда. Далее следует рассматривать цель труда. Мы видим, что значительное большинство людей во всех странах думают, что настанет время, когда мир будет совершенен и исчезнут болезни, несчастья и зло. Это прекрасная идея и отличная побудительная сила для вдохновения и исправления незнающих. Но, вникнув в дело, мы сразу увидим, что это невозможно, раз добро и зло составляют две стороны одной и той же медали. Что подразумевается под совершенством — выражение "совершенная жизнь" — противоречит само себе. Жизнь есть состояние беспрестанной борьбы между нами и всем, что вне нас. Жизнь протекает не просто и не ясно, она очень сложна. Эта сложная борьба между чем-то внутри нас и внешней жизнью и есть то, что мы называем бытиём. Итак, с прекращением этой борьбы прекратится и жизнь. Под идеальным счастьем подразумевается окончание этой борьбы. Но тогда окончится и жизнь, так как борьба может прекратиться только с прекращением жизни. мы уже видели, что помогая миру, мы помогаем самим себе. Главная польза работы для других состоит в очищении самих себя. Путём постоянных усилий, делая добро другим, мы стараемся забыть о себе — это забвение себя. Человек после многих лет борьбы наконец понимает, что истинное счастье состоит в искоренении эгоизма, и что никто не может сделать его счастливым меня кроме его самого.

Величайший идеал состоит в вечном и всецелом "самоотречении", в котором нет уже больше "себя", а всё — лишь "ты". И для обозначения того, сознательно или бессознательно карма-йога ведёт нас к этой цели, существуют два санскритских слова: "правритти", означающее движение к чему-либо и "нивритти" — движение прочь от чего-либо.

Правритти олицетворяется тем, что мы называем миром. "Я" и "Моё". Оно включает всё то, что обогащает это "я" посредством денег, власти, славы, и что по природе стремится захватить, собрать всё в один центр и центр этот есть "я". Когда стремление это начинает ослабевать, наступает "нивритти" или отдаление — отход. Тогда вступают в свои права нравственность и религия. Как правритти, так и нивритти суть разные виды туда.

Нивритти является основой всякой нравственности и религии, и конечное совершенство её выражается в полном самоотречении, в готовности пожертвовать умом и телом для другого. Когда человек дошёл до этого состояния, он достиг совершенства в карма-йоге.

Вернёмся теперь к одному из наших главных положений. Мы говорили, что не можем творить добра, не делая одновременно какого-нибудь зла, и не можем делать зла, не делая одновременно какого-нибудь добра. Как же нам работать, зная это? Поэтому карма-йога учит: "Не отрекайся от мира, живи в мире, впитывай его влияние, сколько можешь. Но лучше вовсе не работай, если ты будешь делать это для собственного удовольствия." Если мир создан для нас, то мы созданы для мира. Более всего задерживает наше движение вперёд мысль, что мир создан для нашего наслаждения. Мир этот сотворён не ради нас. Миллионы людей покидают его каждый год, но мир не чувствует этого, потому что они замещаются миллионами других людей. Мир в такой же степени создан для нас, как и мы для мира.