Об Анненском

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
Об Анненском - Ходасевич Владислав Фелицианович

Отрывок из книги

Но в конце концов осиливает страх смерти. VI Когда Иван Ильич понял, что он пропал, что пришел конец, он принялся кричать. «— У! уу! у! — кричал он на разные интонации. Он начал кричать: „не хочу“ — и так продолжал кричать на букву „у“». Когда читаешь Анненского, все слышится, будто он тоже кричит свое непрекращающееся «не хочу». И тоже на разные интонации, подлежащие изучению с точки зрения поэтики. «Не хочу! — кричит он. — Не хочу! У! уу! у!» Собственно говоря, смерть пугает его почти тем же, чем жизнь: неизвестностью, непонятностью, разве только более неподвижными и молчаливыми. И — безобразием, мещанскою прозаичностью. Мысль о ней почти всегда сопряжена для Анненского с представлениями о грубой, мишурной, убого-помпезной обрядности панихиды или погребения, с этим «маскарадом печалей», лишний раз подчеркивающим безжалостную, равнодушную безучастность всего живого, остающегося здесь, к мертвецу, уходящему «туда». Смятые подушки, лекарства, кислород, изломанные цветы, венки, траур, ленты, свечи, гроба, коптящие фонари, клячи, дроги, цилиндры, галоши, гробовщики — постоянные спутники смерти у Анненского. Их ненужность говорит о бессмыслице жизни. Их грубая реальность оттеняет непостижимую сущность смерти, ее жуть. И не безобразный псаломщик, а сам Страх, лично, Страх с большой буквы, с поясным поклоном раздает свечи на панихиде.