Борис Годунов. Варианты киносценария

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Отрывок из книги

3. БЕГСТВО Рано, рано… Сводчатая келийка Чудовская темна, чуть окошечко обозначается, сереет. Спят двое, по дыханью слышно. Сладко, должно быть, спит один, — храпит вовсю. Ровно дышит другой. Чья тень мелькнула на сером пятне оконца? Мелькнула — сгинула. Али вошел кто? Ходить некому, спит монастырь, это так, верно, мало ли какие тени бродят ночью в древних кельях? Но вот вскинулся один из спящих. Тот, что в углу, на примощенных досках спал. Чуть побледнело серое окошечко, и видно, как сел на постели проснувшийся, оглядывается, слушает. Тишина, только крики сторожевые далеко. Упал, было, на ложе, но тотчас опять вскочил. Откинул изголовье. — Отец Мисаил! Отец Мисаил! Напрасно зовет. Еще усерднее храпит Мисаил на постелюшке своей, на полу. Растолкать надо. — Чего? Чего? Святители, угодники! Ни в чем я неповинен! Григорий, быстрым, нетерпеливым шепотом, к нему: — Да проснись ты! Кто в келью входил, ты видел? Никак путем глаза не продерет Мисаил. — Свят, свят, свят! Кому в обители быть? — А …