Встречный бой

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

Сын Земли.

1.

Короткая стрела, украшенная яркими перьями, со щелчком ткнулась в бронестекло шлема.

— Сомий хвост! — пробормотал Роберт, невольно отшатнувшись.

Джунгли вокруг оставались такими же пустынными, как и ранее, ничего не двигалось между увитыми лианами стволами, ни одна из сотен зеленых ветвей не шевелилась.

— Что там у вас? — прошуршал в наушниках шлема голос лейтенанта.

— По нам тут стрелы мечут, — ответил сержант Фолли, составляющий на пару с Робертом передовой дозор. — Мне одна чуть в брюхо не вошла, а Кузнецову едва голову не проткнули.

— Ни в коем случае не стрелять! — сказал лейтенант. — Это аборигены, что до сих пор живут в каменном веке… Они охраняются законом! При непосредственном контакте доложить! Все поняли?

— Так точно, — откликнулся Фолли.

— Не нравится мне это, — пробурчал Роберт, наблюдая, как еще одна стрела бессильно отскакивает от бронежилета. — Мало нам пиявок, комаров и прочей живности? Еще и аборигены с луками!

— Меня другое беспокоит, — сержант перешагнул через упавшее дерево и едва не наступил на змею, яркую, точно рекламный баннер. Гадина с шипением прянула в сторону. — Как бы эти аборигены не сдали нас «химикам»!

По джунглям бассейна впадающей в Амазонку реки Журуа рота полицейского спецназа шла третий день. Все это время бойцы месили болотную грязь, кормили разнообразных паразитов, потели, пачкались и оглашали джунгли всяческими ругательствами.

Виной тому были «химики» — немногочисленные уцелевшие на Земле наркодельцы, исхитрившиеся устроить плантации и лаборатории под сенью амазонских лесов.

Замаскированы такие комплексы по изготовлению «дури» были исключительно хорошо, а подступы к ним, в том числе и с воздуха, контролировались приборами и наблюдателями.

В случае малейшей опасности улики ликвидировались при помощи напалма, так что стражам порядка только оставалось задерживать уцелевших работников в надежде вытрясти из них показания.

Нынешнюю операцию полицейские начальники решили провести не по шаблону. Отряженную для ее проведения роту спецназа выбросили не рядом с целью, а на несколько сотен километров восточнее.

Это расстояние полицейским предстояло преодолеть на своих двоих через почти непроходимые джунгли.

— Не должны… — ответил Роберт. — Вряд ли они по-человечески разговаривать умеют!

— Это точно, — согласился сержант.

Аборигены, должно быть, поняли, что стрелы не причиняют незваным гостям вреда. Колыхнулись ветви, прозвучало несколько криков, похожих на птичьи, после чего все стихло.

Впору было подумать, что нападение примерещилось.

А через полсотни метров Роберт зацепился за что-то ногой, ощутил, как хрустнуло под подошвой, и тут же, повинуясь выработанному за время службы чутью, упал наземь.

Боль стегнула от подвернутого запястья, автомат уперся в живот, и что-то большое, тяжелое пролетело над самой головой.

— Лик Единого! — с дрожью в голосе воскликнул Фолли. — Что же это такое?

— Сюрприз от охраняемых законом аборигенов, — Роберт перевернулся на спину, глянул на раскачивающееся на веревках толстое бревно и ощутил, как похолодело внутри.

Угоди такая штука ему в бок, в лучшем случае все обошлось бы переломом ребер.

— Да, господин лейтенант… — сержант успел доложить о случившемся начальству и теперь выслушивал инструкции. — Пять градусов на юго-восток, все понял… Нет, не пострадал. Так точно!

— Что там такое? — спросил Роберт, поднявшись.

— Меняем курс, — ответил Фолли. — Судя по всему, мы прем на деревню этих чертовых аборигенов, хотя по карте она находится много севернее.

— В этих местах, где наводнения случаются каждый год, карта устаревает очень быстро, — заметил Роберт.

— Нам от этого не легче, — буркнул сержант и решительно затопал дальше.

Рота отставала от графика почти на полчаса.

На привал встали у ручья, мутного, точно сточная канава. Над темной водой с противным жужжанием клубились мухи, на берегах сидели бурые лягушки, похожие на загорелых толстяков.

Завидев людей, они дружно попрыгали в воду.

Бойцы снимали рюкзаки, опускались на траву, поднимали забрала шлемов. Перебивая запахи джунглей, поплыл аромат крепкого мужского пота.

— Не понимаю, как тут люди живут? — заметил Роберт, открывая консервы. В пластиковой банке зашипело, напичканная витаминами питательная смесь самостоятельно разогревалась. — Жарко, сыро, тысячи всяких ядовитых и хищных тварей…

— А где-нибудь в Кейптауне многие не представляют, что такое снег, — покачал головой Штольц. — А уроженцу Сахары попробуй, объясни, как можно существовать среди деревьев?

— Да, человек — тварь живучая, везде приспособится, — сержант Фолли выскреб остатки из банки и запил водой из фляжки.

— Зато здесь, среди дикой природы я чувствую себя не полицейским, а настоящим солдатом. Ну, из тех времен, когда еще существовали армии, — заявил рядовой Крауч, для которого это была первая операция.

Более опытные коллеги посмотрели на него с жалостью.

— Счастье твое, что сейчас двадцать четвертый век, что ты не солдат, а страж порядка, — строго заметил Фолли, а потом голос его сделался задумчивым. — Хотя говорят, что у КОСМ где-то в колониях есть собственная армия…

Канцелярия Освоения Сложных Миров ведала планетами, мало подходящими для существования человека, и о том, что именно творится в подотчетных ей колониях, ходили самые дикие слухи.

Точно было известно лишь то, что из отправившихся туда поселенцев обратно не вернулся никто.

— Зачем она им? — фыркнул Штольц.

— Ну, может с какими чудовищами воевать… — не очень уверенно проговорил сержант и почесал подбородок. — Кто знает, может, Сложные Миры покрыты джунглями куда смертоноснее этих?

— А ты, Роберт, хотел бы быть солдатом? — не унимался Крауч.

— Наверное, нет, — Роберт в задумчивости прикусил нижнюю губу. — У нас во Владивостоке есть музей Последней войны, так вот там любой желающий может узнать, как это происходило два века назад…

Наушники шлема зашипели, точно рассерженный кот, а потом из них раздался голос капитана.

— Пять минут на сборы, — сказал он.

Разговор прервался. Крауч вскочил и принялся судорожно навьючивать на себя рюкзак.

— И где только таких маньяков берут, вразуми его первый диктатор, — вздохнул Штольц.

Роберт подумал о том, что предки именовали консервами совсем другое, раздавил консервную банку и швырнул в кусты. Через несколько мгновений та распадется, не оставив даже пепла.

Забрало с негромким щелчком опустилось, рюкзак занял место на плечах, автомат — в руках.

— Готовы? — Фолли оглядел бойцов. — Отлично!

Шагая вслед за сержантом по джунглям, Роберт думал о словах Крауча, о том, кто они на самом деле — полицейские или все же солдаты?

Воинских подразделений на Земле не существовало более полутора веков, с тех самых пор, как на объединенной планете прекратились войны. Но два полицейских полка специального назначения, имеющие базу в Пекине, охраняли порядок совсем не так, как их коллеги из других подразделений…

Размышления прервал возникший перед самым лицом паук размером с блюдце. Роберт пригнулся, оставив висящую на собственной нити мохнатую тварь сучить ногами, и зашагал дальше.

Где-то там, впереди, ждал враг.

Через инфракрасный фильтр джунгли представали сплетением зеленых и синих полос. Красными огоньками казались скользящие в кронах деревьев мелкие твари и спящие на ветках птицы.

Из чащи доносились резкие вопли, скрежет и рычание, вызывающее мысли о том, что для кое-кого из местных обитателей человек не более чем добыча.

— Первый взвод — начать выдвижение, второй взвод — начать выдвижение, — наушники передали гнусавый голос капитана.

Когда дело дошло до третьего взвода, сержант Фолли махнул рукой. Бойцы гуськом двинулись вперед, негромко зашуршали отодвигаемые ветви, испуганно засопел рядовой Крауч.

До базы «химиков» оставалось меньше километра.

Через пятнадцать минут стал виден периметр — хлипкий на первый взгляд забор из врытых в землю столбов и натянутой на них сетки. За ним виднелись посаженные рядами кусты с длинными листьями и короткими шипами на толстых стволах.

Ветер принес сладкий запах, присущий только одному растению — ядовитому дурману, завезенному с планеты Циклон и неплохо прижившемуся на земной почве.

— Налево, — приказал Фолли.

Отделение свернуло в сторону, оставив два других на месте. Роберт перевел автомат на стрельбу одиночными.

— Залечь, — новый приказ пришел, когда за забором стало видно похожее на сарай строение, от которого доносилось негромкое гудение.

Внутри располагался генератор, снабжающий электричеством всю базу.

— Ох, Лик Единого, — пробормотал сержант, опускаясь на землю под огромным деревом. — В сотый раз, а все равно поджилки подрагивают, словно у новичка…

— Не дрейфь, — хмыкнул Роберт. — Вон Крауч зубами стучит, точно пиранья при виде утопленника. Сколько там осталось до начала операции?

— Минута, — ответил Фолли. — Молитесь, кто не успел…

Послышались голоса, а затем из-за угла генераторной вышел патруль — двое мужчин в мешковатых комбинезонах и с автоматами в руках. Полицейские дружно прижались к земле.

Роберт приподнял оружие, легонько коснулся спускового крючка, на внутренней поверхности забрала появился кружок целеуказателя.

— Что-то в джунглях сегодня неспокойно, — заметил один из патрульных, не подозревая, что попал на прицел.

— Эти твари все время орут, — ответил второй и зевнул.

Болтая и смеясь, они прошли мимо и скрылись за рядами дурмана, вымахавшего почти в человеческий рост.

— Вперед! — скомандовал Фолли.

Тонкая на первый взгляд сетка не поддалась бы никакому резаку, а вздумавший забраться прямо по ней рисковал остаться без пальцев. Перебраться через ограду можно было только по столбам.