Опавшие листья (Короб второй и последний)

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Опавшие листья (Короб второй и последний) - Розанов Василий

Отрывок из книги

* * * Цензор только тогда начинает «понимать», когда его Краевский с Некрасовым кормят обедом. Тогда у него начинается пищеварение, и он догадывается, что «Щедрина надо пропустить». Один 40-ка лет сказал мне (57 л.): — «Мы понимаем все, что и вы». - Да, у них «диплом от Скабичевского» (кончил университет). Что же я скажу ему? — «Да, я тоже учился только в университете, и дальше некуда было пойти». Но печальна была бы образованность, если бы дальше нас и цензорам некуда было «ходить». Они грубы, глупы и толстокожи. Ничего не поделаешь. Из цензоров был литературен один — Мих. П. Соловьев. Но на него заорали Щедрины: «Он нас не пропускает! Он консерватор». Для всей печати «в цензора» желателен один Балалайкин, человек ловкий, обходительный и либеральный. Уж при нем-то литература процветет. (арестовали «Уедин.» по распоряжению петроградск. цензуры). * * * Почему я издал «Уедин.»? Нужно. Там были и побочные цели (главная и ясная — соединение с «другом»). Но и еще сверх этого, слепое, неодолимое …