Юношеские годы Пушкина

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
Юношеские годы Пушкина - Авенариус Василий Петрович

Отрывок из книги

— Суворочка? — Ну, да, тот брюнет, что шел с ним, — Вальховский, Суворочка или Sapientia (мудрость). — За что вы его так прозвали? — За его выдержку и рассудительность. Поверишь ли: чтобы не изнежить своего слабого тела, он спит нарочно на голых досках, встает зимой в 4, летом в 3 часа утра; чтобы приучить себя к голоду, он постится по неделям, даже в мясоед отказывается от пирожного, от чаю; наконец, даже приготовляясь к урокам, чтобы тело не отдыхало, он кладет себе на плечи по толстейшему тому словаря Гейма. Прямой спартанец или Суворов. — И, вероятно, тоже из первых учеников? — Да, они оба с Горчаковым перебивают друг у друга пальму первенства; но, как ты сейчас видела, они в лучших отношениях между собой. Обеденный колокол, сзывавший лицеистов в столовую, положил конец свиданию Пушкиных. Началось торопливое прощанье. Сестра и младший брат украдкою утирали глаза. — Ничего, господа: вы можете проводить вашу матушку и до экипажа, — милостиво разрешил двум братьям надзиратель Чачков. — Так смотри же, Александр, пиши ко мне, — говорила Ольга Сергеевна старшему брату, спускаясь с лестницы. — Да ведь письма, сама ты знаешь, Оля, смерть моя, — отговаривался брат.