Сезон свинцовых дождей

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

Владимир Колычев Сезон свинцовых дождей

Часть 1

Глава первая

1

Мировой империализм, это исчадие загнивающего капитализма, двумя ногами стоял на крепкой почве Земного шара. Замполит Звонарев прочил ему скорый крах, но гидра буржуазная и не думала сквозь землю проваливаться. Зато социализм оказался в полном ауте – Союз разлетелся на куски. Но дембель все равно состоялся. И старший сержант Мастак вернулся домой. Эльдар на всю жизнь запомнит этот знаменательный день – вторник, двадцать второго октября одна тысяча девятьсот девяносто первого года. Родной Новожильск, встречай своих героев!

Служил он в Хабаровске, в мотострелковых войсках. Часть строевая, командир строгий – боевая и политическая подготовка на первом месте. Тяжко было. Но на то она и армия, чтобы терпеть тяготы воинской службы. «Духом» был – терпел, «черпаком» – терпел, «дедом» – тоже терпел. Заместитель командира образцово-показательного взвода, отличник боевой и политической подготовки, все дела. Короче, отцы-командиры отправили его домой первой партией – в качестве поощрения. И надо сказать, Эльдар не сопротивлялся. Он этой армией был сыт по горло. В принципе, жаль было расставаться со своими боевыми друзьями, но ведь и дома есть друзья. Но больше всего радовала предстоящая встреча с Натой. Девчонка два года ждала его. И какая девчонка! У самого командира роты челюсть отвисла, когда Эльдар по случаю показал ему фото своей девушки. Настоящая красавица.

В армию Эльдар уходил из Мазутного квартала, на окраине города, – там жила Ната, там жили его друзья. А возвращался на улицу Герцена, почти что в центре города. Отцу квартиру там от завода дали – трехкомнатную, улучшенной планировки, со всеми удобствами. Первомайский Дворец культуры в двух шагах, по соседству городской парк с аттракционами, магазины с огромными витринами, троллейбусы ходят. Короче, никакого сравнения с Мазутой. Но уж лучше бы он в свой старый район сейчас выдвигался. Там Ната, там друзья. Там есть, кому глянуть на него – заценить его геройский вид. А в этих местах никто его не знает. Это только в песне все хорошо – «идет солдат по городу, по незнакомой улице, а от улыбок девичьих вся улица светла». А ни фига – нет никаких улыбок! Девушки вроде бы есть, а никто Эльдару не улыбается. Народ движется навстречу, и никому до него нет дела. Люди какие-то серые, жизнью прибитые. Может, потому, что на улице холодно и пасмурно. А может, безнадега давит. Реформы, бешеная инфляция, заводы закрываются...

Эльдар свернул во двор нового дома. Нашел третий подъезд, на лифте поднялся на девятый этаж. Дверь открыла мама. «Эльдар, сынок!..» Жаркие объятия, слезы радости...

Отец на работе, брат и сестра в школе. Но у Эльдара нет времени их ждать. Ему срочно нужно ехать в Мазуту, там его ждут.

– Ты не знаешь, как там Ната? – спросил он у матери.

– Не знаю, – пожала она плечами. – Давно не заходила... Наверное, ехать далеко. Да и чего ей здесь делать-то без тебя?

– Ну да, – кивнул Эльдар.

Последнее письмо он получил от Наты месяц назад. Все как обычно: люблю, жду. Раньше она писала чаще. На первом году службы по три-четыре письма в месяц, на втором – три-два по нисходящей. Может, ждать устала?.. Ладно, там будет видно, как и что...

Эльдар был бы не прочь щегольнуть в дембельской форме – негнущиеся красные погоны в золотой окантовке, аксельбанты, укороченная шинель, наглаженные до блеска яловые сапоги со шнуровкой. Да как-то не удобно. Он же уже причалился к отчему дому, теперь он гражданский человек, теперь ему должно ходить в штатском.

Он попробовал влезть в свою старую одежду и потерпел полное фиаско. Брюки лопнули по шву между ног, у рубашки отлетели пуговицы, когда он расправил плечи. Вырос он за два года, раздался вширь. И возмужал, конечно. Даже прыщи с лица слезли – потом их трудовым смыло. Натка ахнет, когда его увидит. И еще крепче влюбится...

Но маму не особо обрадовала его окрепшая мужская стать.

– Это ж одежку тебе покупать надо, – озадачилась она. – Костюм, куртку... Нога то хоть не выросла?

– Нет, как был сорок второй, так и остался... Да ты не волнуйся, я на завод устроюсь, сам заработаю...

Родители жили скромно. Работал только отец, мать на инвалидности, трое детей. Квартира отличная, но обставлена из рук вон плохо. Да и откуда деньга на приличную мебель, если с зарплаты надо обуть всех, одеть. Каждая копейка на счету. Оттого и призадумалась мать. И у Эльдара даже в мыслях нет в чем-либо ее упрекнуть.

– Да заработаешь... – задумчиво кивнула мама. – А в чем ходить, пока заработаешь?.. Ладно, что-нибудь придумаем.

В Мазуту Эльдар отправился при полном армейском параде. На «седьмом» троллейбусе до конечной, а там пешком – пятнадцать-двадцать минут ходьбы. Но сначала нужно было добраться до троллейбусной остановки. Идти всего ничего, но по пути он встретил свою младшую сестренку Эвелину. Ей всего четырнадцать лет, но выглядит она, надо сказать, на все восемнадцать. Высокая, стройная. Правда, чуточку полновата, но это нисколько ее не портит. Большие роскосые глаза, розовые, лоснящиеся здоровьем щеки, пухлые губы. Кровь с молоком, одним словом. Ей бы еще одежонку поприличней, а то серое в клеточку пальтишко с короткими рукавами совсем ей ни к лицу. Стоптанные сапоги из кожзама...

Эвелина шла и не замечала Эльдара. Идет, постоянно оглядывается. Такое впечатление, что девчонка вот-вот заплачет. Зато два клоуна, что шли за ней, смеются, веселятся. Колкости в ее адрес отпускают.

– Эвела, а, Эвела, а подари мне свой портфель, – прикалывался один. – А то нам в сортире бумажки некуда выбрасывать...

– А шапку мне свою дай, – вторил другой. – Твоей шапкой туфли хорошо начищать.

Да, портфель у Эвелины не важнецкий. С ним еще Эльдар в школу ходил. И вязаная шапка старая, несуразная. Ее в самом деле неплохо было бы на бархотку пустить, чтобы сапоги после чистки до блеска натирать. Но Эльдару совсем не смешно. Какие-то уродцы издеваются не только над его сестрой, но и над матерью с отцом. Разве за такое не наказывают?

Да, одеты эти клоуны неплохо. Видно, что предки у них элемент не бедствующий и к дефициту имеющий прямой доступ. Но разве это дает им право унижать людей?

Эльдар остановил сестру, подошел к пареньку, который просил у нее шапку. Сорвал с него норковую «обманку», протер ею свои сапоги и только затем вернул на место.

– Эй, ты что делаешь? – ошалело спросил у него обиженный.

Лет пятнадцать ему, не больше. Среднего роста, худощавый. Глаза наглющие, лицо злое. «Золотой мальчик» из приличной семьи, искренне считающий, что этот мир создан исключительно для него одного.