Истоки ритма кочевой культуры Срединной Азии

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
Истоки ритма кочевой культуры Срединной Азии - Гумилев Лев Николаевич

Отрывок из книги

Увлажнение, наступившее в конце IV в., восстановило исходное положение. К середине VI в. китайцы опять стали хозяевами долины Хуанхэ, и это было достигнуто не военными операциями, на которые слабые южнокитайские династии были неспособны, а увеличением китайского земледельческого населения в северных областях. Потомки кочевников вынуждены были подчиниться своим подданным и вместе с кочевым бытом утратили свои этнические особенности. Степь и Китай опять разделила линия Великой стены. Насколько полезным было это увлажнение для китайцев и тюрок, настолько гибельным оказалось оно для табгачей. т. е. окитаенных потомков пяти варварских племен. За 200 лет табгачи частью погибли во время походов и дворцовых переворотов, частью рассосались среди китайцев и к концу эпохи Тан их уже не было. Зато другой народ – кидани – сумел приспособиться к оседлой жизни. Это оказалось для них легким потому, что, обитая в низовьях Ляохэ и Ионни, они не были настоящими кочевниками и могли развить земледелие, бывшее у них до этого в зачаточном состоянии. Однако для киданий увлажнение принесло больше вреда, чем пользы. Их восточные соседи, чжурчжени, сложившиеся в лесах на беретах Сунгари, также вступили в период подъема хозяйства и культуры, причем значительно более интенсивно, нежели кидани. Чжурчжени обогнали киданей в развитии, покорили их в 1126 г. и распространились до границ Великой степи. Кидани частью подчинились завоевателям, частью перешли к полукочевому образу жизни, который они вели до того, как создали империю. Продвижение чжурчженей на запад остановилось на границах степи.