Полубог

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Отрывок из книги

III Занавес поднялся, и, как только публика увидела своего любимца, театр задрожал от рукоплесканий и восторженных криков. Костромской, стоя около трона короля, много раз раскланивался, прижимая руку к сердцу и обводя взором ярусы театра сверху донизу. Наконец, после нескольких неудачных попыток, королю удалось, воспользовавшись моментом, когда шум несколько утих, возвысить голос и начать свой монолог: Сколько нам ни драгоценна память брата, Похищенного смертью, и прилично б было Предаться скорби о его потере, Но благо общее и мудрость наша Заставили нас поступить иначе… Энтузиазм толпы взволновал Костромского, и когда король, обращаясь к нему, назвал его братом и любезным сыном, то слова Гамлета: Побольше брата и поменьше сына…— прозвучали такой мрачной иронией и скорбью, что невольный трепет пробежал по сердцам зрителей. И на лицемерное утешение королевы Гертруды: Таков наш жребий, всех живущих, умирать,— он медленно, с упреком поднял на нее свои длинные, до сих пор низко опущенные ресницы, …