Мафия в США

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Введение

Любое крупное социальное явление можно правильно понять только рассматривая причины его возникновения, становления и развития в неразрывной связи с историей общества.

Автор видит свою задачу в том, чтобы попытаться рассмотреть феномен мафии не как нечто искусственно пересаженное с итальянской, сицилийской почвы на американскую и в силу целого ряда экономических и социально-политических причин прочно прижившееся здесь, пустившее мощные и глубокие корни.

На мой взгляд, историю мафии и ее феноменального развития в США надо рассматривать в органическом единстве со всей историей страны. Если не сделать глубокого исторического среза, то практически невозможно понять специфики мафии в США.

Автор рассматривает историю и многостороннюю деятельность мафии в неразрывной связи и с современными экономическими, социальными, политическими проблемами американского общества.

В Соединенных Штатах и в других странах опубликованы многие сотни работ, в которых рассматривается деятельность мафии в США.

Особое внимание уделяется итальянской мафии, что вызывает многочисленные протесты американцев итальянского происхождения. Эти протесты во многом обоснованы, так как мафия в США давно уже потеряла свой чисто итальянский колорит.

Показательно, что в последние годы появляется все больше работ, в которых рассказывается об особенностях функционирования ирландской, еврейской, негритянской мафии и других преступных организаций США самой различной национальной принадлежности.

За последние годы в США все чаще и со все возрастающей тревогой пишут о бурной деятельности мафиозных группировок, возникших среди иммигрантов еврейской национальности из бывшего Советского Союза. Эта мафиозная группировка называемая в США «русская мафия», занимает сегодня прочные позиции в преступном мире Соединенных Штатов.

Как правило, в работах, посвященных мафии, анализируются социальные корни американской организованной преступности, живописуются деяния наиболее известных главарей мафии. Такие труды вольно или невольно создают определенный ореол романтики вокруг этой преступной организации. Во многих работах американских авторов детально рассматривается уголовный почерк мафии, прослеживаются пути ее врастания в бизнес, условия легализации.

И очень немного говорится о мафии и политике, об их взаимном влиянии, сращивании. Автор пытается восполнить этот пробел и уделить первостепенное внимание политическому облику мафии в США.

Для подобной постановки вопроса имеются самые веские причины. Дело в том, что через всю историю этой преступной организации красной нитью проходит верность самым правым, самым реакционным группировкам и течениям. Мафия всегда уделяла исключительно большое внимание профсоюзам, захватывала во многих из них руководящие позиции и постоянно толкала профсоюзы вправо.

Лидеры мафии поставили на поток штрейкбрехерство, использовали свой мощный аппарат насилия для борьбы с радикальным рабочим движением.

Мафия рано приобщилась к политической деятельности. Она оказывала и оказывает свое влияние на избирательную борьбу в США на всех уровнях, от местных органов власти до выборов президента страны и членов федерального конгресса.

По окончании второй мировой войны, в условиях новой «охоты на ведьм» вдохновители и организаторы маккартистской реакции в США могли в любой момент опереться на своих духовных братьев из преступного мира страны. Мафия активным образом поддерживала американскую агрессивную войну во Вьетнаме и другие агрессивные внешнеполитические акции США.

Аль Капоне, Фрэнк Костелло, Сальваторе Лучано, Мейер Лански — крупнейшие главари преступного мира США — были самыми оголтелыми реакционерами. Не только на словах, но и на деле они оказывали всемерную помощь политической реакции страны.

Подобная политическая позиция лидеров мафии не была исторической случайностью. Для ее возникновения были свои важные причины. Американские криминологи X. Барнз и Н. Титерз с полным основанием делали вывод: «Поскольку у заправил политической машины и у рэкетиров имеется общий враг в лице прогрессивных элементов, их связывает чувство товарищества и крепкие узы идеологического и социального родства».

Мафия давно уже стала составной частью делового мира США. И естественно, что она полностью усвоила все традиции этого мира, включая порочные. «Для устранения конкурента тресты не ограничиваются экономическими средствами, а постоянно прибегают к политическим и даже уголовным…».

Мафия только восприняла и довела до совершенства средства и методы борьбы с конкурентами, которые давно используются в деловом мире США. С другой стороны, мафия оказывает все более возрастающее воздействие на деловой и политический мир страны.

Связь между уголовным и политическим миром США — одна из самых давних и не лучших американских традиций.

Представляет несомненный интерес попытка рассмотреть исторический ракурс этой традиции, проследить ее влияние на современную политическую жизнь страны.

Мафия и политика — исключительно актуальная тема. Начиная с местных органов власти и кончая федеральными службами — на всех уровнях мафия стремится захватывать сильные позиции. И она немало преуспела в этом. Приводимые в этой работе факты свидетельствуют о том, что компетентные деятели США не без оснований считают, что мафия имеет реальные возможности и для захвата Белого дома. А это уже проблема национальной безопасности страны.

На мой взгляд, проблема мафии в США представляет не только исторический и чисто познавательный интерес. Сегодня очевидно всем, что Соединенные Штаты Америки, отнюдь не держат монополию на мафию, как на социальное, экономическое, политическое, уголовное явление. Мафия стала интернациональным фактором и пользуется постоянным и повышенным вниманием со стороны Интерпола и других организаций, занимающихся расследованием преступности в международном масштабе.

Ни одно общество в мире не может существовать, замкнувшись в своих национально ограниченных рамках. Вне зависимости от своего государственного, политического устройства каждая страна испытывает на себе позитивное и негативное воздействие окружающего мира. И это воздействие особенно эффективно, когда имеются внутренние условия для возникновения и развития того или иного явления.

Не лучшая позиция, когда, исходя даже из самых добрых побуждений, общество пытается замолчать, не замечать того или иного негативного явления в своем развитии. К сожалению, на протяжении многих лет мы делали вид, что в нашей стране нет и не может быть организованной преступности. И, очевидно, тем самым вольно или невольно создавали дополнительные возможности для ее развития. С сожалением приходится констатировать, что мафия довольно успешно паразитирует на проблемах, с которыми сталкивается наше общество.

Нарушения законности, взяточничество, коррупция создали благоприятный микроклимат для развития в нашей стране организованной преступности. И не без оснований мы официально признаем сегодня существование у нас мафии. Об этом говорится в целом ряде публикаций, появившихся в последнее время в наших газетах и журналах.

Разумеется, автор далек от мысли проводить какие-то параллели, тем более исторические, между мафией в США и в нашей стране. Дело специалистов разобраться в социальных, экономических, уголовных особенностях нашей отечественной мафии.

Однако бесспорны при всех особенностях мафии в нашей стране и в США общие корни этого явления.

Американские авторы оживленно обсуждают вопрос, что такое мафия, по отношению к каким формам преступности можно использовать этот термин, в чем причины возникновения мафии как социального явления, каково происхождение самого слова мафия.

Процесс монополизации охватил все сферы жизни американского общества, в первую очередь экономику. Мафия просто не могла оказаться в стороне от этого процесса, хотя бы в силу того, что она имеет прямое, самое непосредственное отношение к социально-экономической жизни общества.

Не является исторической случайностью, что о мафии как типичном явлении американского бытия заговорили на рубеже XIX–XX веков, когда наступил качественно новый этап в истории страны — переход от «свободного» капитализма к монополистической стадии развития этой общественно-экономической формации.

По восходящей линии идет процесс интеграции самых различных видов преступности. Но за мафией первенство и по «трудовому» стажу, и по организованности, и по результативности преступной деятельности. Мафия стала нарицательным именем организованной преступности не только в США, но и в мировом масштабе. Используя термин «мафия», автор имеет в виду не только уголовные деяния этой старейшей и наилучшим образом организованной группы, но и всей организованной преступности США.

Мафия свято чтит закон преступного мира: делать максимум возможного, чтобы не наследить, не оставить улик своих преступных действий. И тем не менее кровавый след мафии тянется на протяжении по крайней мере столетнего периода истории страны, когда в США впервые заговорили об этой тщательно законспирированной преступной организации.

Мафия преуспела, заметая следы своей преступной деятельности. Во многом этому способствовал шеф американской охранки, Федерального бюро расследований Эдгар Гувер.

На протяжении полувека он руководил ФБР и внес немалый вклад в развитие сыскного дела в США, в оснащение его всеми первоклассными достижениями науки и техники, в политизацию криминологии, постоянно направлял ее в реакционное, антидемократическое русло.

Кровавые драмы преступных акций мафии, ее многомиллиардные незаконные доходы, бескомпромиссные междоусобные войны главарей этой организации — все это было очевидно каждому непредвзятому наблюдателю в США и за рубежом. Но Гувер с поразительной настойчивостью утверждал, что мафии не существует, что это только плод воображения журналистов, писателей, кинодраматургов, полицейских хроникеров.