Шедевр

Автор: Броуч Элис   Жанр: Сказки  Детские   2011 год
Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
Иллюстрации Келли Мерфи
Перевод Ольги Бухиной
и Галины Гимон
Посвящается Зои, Гарри и Грейс
Мы не смотрим на цветы: они слишком малы. Нам вечно некогда, а цветы требуют времени. И дружба тоже требует времени. Джорджия О’Кифф

Домашняя катастрофа

Семья Марвина жила в кухне под мойкой, в дальнем сыром углу. Труба слегка подтекала, поэтому штукатурка вокруг размягчилась и стала крошиться. Тут, прямо за стенкой, и прокопали три просторные комнаты. Отличное расположение, часто повторяли родители Марвина. Тепло — в стену вделаны трубы с горячей водой; сыро — значит, рыть легко; темно и плесенью пахнет — семейство Марвина всегда селилось в таких местах. А главное, под боком белое пластмассовое мусорное ведро, где всегда полно яблочных огрызков, хлебных крошек, луковой шелухи и фантиков от конфет. Есть чем подкрепиться!

Марвин и все его родственники были жуками. Блестящая черная спинка, шесть ног, средний жучиный размер — не намного больше изюминки. Они прекрасно видели в темноте, очень быстро бегали по столам и стенам, легко проскальзывали под закрытой дверью. Жили они в Нью-Йорке, в большой квартире человеческой семьи по фамилии Помпадей.

Как-то утром Марвин проснулся от непривычных звуков. Обычно его будило тихое шуршание родителей в соседней комнате и звяканье кастрюль в кухонной раковине. А сегодня он услышал яростный стук высоких каблуков миссис Помпадей и ее пронзительный крик. Он даже удивиться толком не успел, как в комнату заглянула Мама.

— Марвин! Идем скорее, милый!

Произошла катастрофа.

Марвин сполз с ватного шарика, служившего ему кроватью, и, еще не вполне проснувшись, поспешил за Мамой. В гостиной о чем-то разговаривали Папа, дядя Альберт и кузина Элен. Элен подбежала к Марвину и ухватила его за лапку.

— Миссис Помпадей потеряла контактную линзу! Уронила в раковину в ванной! Только ты умеешь плавать, тебе и доставать!

От неожиданности Марвин даже отпрянул, но кузина продолжала восторженно трещать:

— А вдруг ты утонешь?

Марвина такая перспектива не слишком обрадовала.

— Не утону, — спокойно возразил он. — Я хорошо плаваю.

Марвин вот уже месяц тренировался, используя в качестве бассейна наполненную водой крышку от банки. Он единственный во всей семье научился плавать, чему родители дивились — и, конечно, гордились сыном.

— У Марвина исключительная координация движений, он прекрасно владеет ножками, — частенько говаривала Мама. — Прямо как я, когда занималась балетом.

— Если он решил чего-то добиться, его не остановишь, — добавлял Папа. — Весь в отца!

Но сейчас это не утешало. Одно дело плавать в крышке, где воды всего чуть-чуть, совсем другое — в настоящей трубе под раковиной. Марвин нервно ползал по комнате.

— Ни за что! Он же еще ребенок! — сердито втолковывала Мама дяде Альберту. — Пусть вызывают водопроводчика!

Папа покачал головой.

— Слишком рискованно. Если водопроводчик сюда сунется, сразу поймет, что стенка сгнила. Скажет, что ее пора менять, и что тогда будет с домом Альберта и Эдит?

Дядя Альберт торопливо кивнул и повернулся к Марвину.

— Что скажешь, мой мальчик? Тебе придется нырнуть в сифон и найти эту контактную линзу. Сумеешь ее удержать?

Марвин колебался. Мама и Папа продолжали спорить.

— Сынок, — сказал наконец Папа. — Я бы сам пошел, не сомневайся, если бы умел плавать. — Вид у него был совсем несчастный.

— Марвин плавает лучше всех! — провозгласила Элен. — Но вдруг даже Марвин плавает недостаточно хорошо? В трубе полно воды. Неизвестно, как глубоко придется нырять. — Она сделала паузу для пущего эффекта и добавила: — Быть может, он не выберется на поверхность.

— Заткнись, Элен, — сказал дядя Альберт.

Марвин подтянул к себе арахисовую скорлупку (в бассейне она помогала ему держаться на воде) и глубоко вздохнул.

— Можно попробовать. Я буду осторожен.

— Тогда я иду с тобой, — решила Мама. — Послежу, чтоб ты не лез на рожон. Если будет хоть малейшая опасность, рисковать не станем.

И они отправились в ванную комнату Помпадеев: впереди дядя Альберт, за ним Мама, а за Мамой Марвин, неловко зажав арахисовый поплавок под одной из лапок.

Вниз по трубе

Путь до ванной комнаты занял немало времени. Сперва надо было выползти из-под мойки на свет. На кухне в высоком стульчике сидел малыш Уильям и колотил ложкой по тарелке, разбрасывая овсяные колечки по всему полу. В другое время жуки подождали бы в сторонке и, улучив момент, утащили бы штучку-другую на обед, но сегодня их ждало более важное дело. Они быстренько пробежали вдоль плинтуса до двери в гостиную и начали утомительное путешествие по темно-синему восточному ковру. Одно хорошо — на темном фоне их почти невозможно заметить.

Всю дорогу до ванной Марвин слышал, как мистер и миссис Помпадей орут друг на друга.

— Не понимаю, почему бы тебе просто не разобрать сифон, — громко жаловалась миссис Помпадей. — Уверена, Карл давно бы так и сделал.

Карл был ее первым мужем.

— Тебе надо, ты и разбирай! Затопи хоть всю ванную. Обойдется дороже, чем твоя дурацкая линза! — Кипя от злости, мистер Помпадей двинулся к телефону. — Вызову водопроводчика.

— Прелестно! Жди его теперь целый день! Мне через двадцать минут на работу, а без контактных линз я даже до двери не дойду!

Джеймс, сын миссис Помпадей от первого брака, вошел в комнату. Десятилетний мальчишка, тощий, с большими ногами и россыпью веснушек на щеках. Завтра ему исполнялось одиннадцать, и Марвин с семьей уже подумывали, что бы такого приятного для него сделать — Джеймс нравился им гораздо больше, чем остальные Помпадей. Джеймс был мальчик спокойный и разумный, не склонный к резким движениям и неожиданным выкрикам.

Марвин вспомнил, как пару недель назад Джеймс его засек. Марвин тащил шоколадное драже семье на сладкое и на радостях позабыл, что надо держаться возле плинтуса. На светлом плиточном полу он был как на ладони. Увидев прямо перед собой голубые кроссовки Джеймса, Марвин оцепенел, выронил конфетку и со всех ног кинулся бежать. А Джеймс не сказал ни слова, только нагнулся, чтобы разглядеть получше.

Марвин так и не признался родителям, что был на волосок от гибели, просто дал себе слово впредь быть осторожнее.

Джеймс топтался на пороге. Сегодня он был в тех же голубых кроссовках.

— Ты можешь надеть очки, мамочка.

— Очки! Прекрасно! Превосходно! И никого не интересует, как я буду выглядеть на встрече с клиентами. Может, мне отправиться на работу в купальном халате?

К этому времени дядя Альберт, Марвин и Мама добрались до двери в спальню, а там и до ванной недалеко. К сожалению, дальше дорога была перекрыта. Три пары ног — одна в кроссовках, другая на высоких каблуках, третья в туфлях-мокасинах — топтались в проходе. Как тут проскочишь?

— Держись поближе ко мне, — скомандовала Мама. Она торопливо двинулась вверх по дверному косяку и дальше по стене, за ней Марвин и дядя Альберт, ловко уворачиваясь от шпилек миссис Помпадей.

До раковины добрались благополучно. На светлой кафельной стенке они могли стать превосходной мишенью для тапочки или свернутой газеты, но сейчас Помпадей были слишком увлечены спором и не заметили, как три блестящих черных жука заползли на раковину.

— Я на стреме, — объявил дядя Альберт, — вы двое — вперед!

Марвин с Мамой скатились по гладкой поверхности раковины к сливному отверстию. Нырнули под серебристую затычку и остановились у края трубы, вглядываясь во тьму. Сначала Марвин слышал только тихий плеск, но постепенно глаза привыкли к темноте и он разглядел совсем близко внизу черную, грязную воду. Марвин вспомнил мрачное предсказание кузины Элен и содрогнулся. Почему Мама решительно не воспротивилась этому дурацкому плану?

— Ну… я готов, — прошептал Марвин.

Мама нежно пожала ему лапку.

— Только не рискуй, милый! И не торопись.

И сразу же возвращайся, если почувствуешь опасность.

— Ладно, — пообещал Марвин.

Крепко прижав к себе арахисовый поплавок, он глубоко вздохнул и бросился вниз.

Он едва не забыл зажмуриться. Холодная вода накрыла его с головой, он яростно заработал всеми шестью лапками и всплыл на поверхность. У мутной воды был привкус зубной пасты, и пахла она ужасно.

— Марвин! Где ты, Марвин? — Мамин голос эхом отдавался в трубе.

— Я тут!

Он барахтался в пенистой воде, а вокруг плавал весь тот мусор, который попадает в человеческую сливную трубу: остатки пищи, волосы, кусочки мыла. Его затошнило.

— Нашел линзу? — спросила Мама.

— Пока нет.

И тут Марвин вдруг понял — он не имеет ни малейшего представления, как выглядит контактная линза.

Он уже собирался вернуться, как вдруг заметил под водой тонкий пластиковый диск, прилипший к стенке трубы. Совершенно такой же, как ваза для фруктов у них дома. Задыхаясь, Марвин вынырнул на поверхность.

— Мама, нашел, нашел!

— Молодец! — Мама вздохнула с облегчением. — Торопись, не то они включат воду, и нас смоет.

Марвин понял, что ему не удержать одновременно и линзу, и арахисовую скорлупку. Неохотно он отпустил поплавок, набрал побольше воздуха и нырнул.

Сверху послышался Мамин голос:

— Марвин! Поплавок!

Избавившись от скорлупки, он быстрее задвигал задними ножками, скользя сквозь темную воду. Добрался до линзы, обхватил ее двумя передними лапками. Оторвал линзу от трубы и вынырнул обратно на поверхность. Все расплывалось перед глазами. Мама спустилась по стенке трубы ближе к воде и протягивала к нему лапки.

— Марвин, ты молодец! Какая координация! Какое владение ножками! Ах, если бы тебя могли видеть мои старые подружки из кордебалета! Фу, какая вонища. — Мама подхватила линзу. — Ничего себе! Совсем как наша ваза для фруктов. И из-за такой ерунды — столько шуму?

Закинув линзу за спину и придерживая ее лапкой, чтобы не упала, Мама осторожно поднялась по трубе и пролезла под затычкой. Марвин за ней. Вдвоем они вытащили линзу на край раковины.

— Надо же, получилось! — дядя Альберт уже спешил им навстречу. — Ты герой, Марвин, мальчик мой! Настоящий герой! Нужно скорее рассказать тете Эдит.

Марвин только скромно улыбался, стряхивая воду с лапок.

— Куда бы ее положить? — спросила Мама.

Они огляделись.

— Может, возле крана? — предложил Марвин. — Чтобы обратно в трубу не смыло.

Они положили линзу возле горячего крана и спрятались за зеленым стаканчиком для воды. Как раз вовремя — в ванну уже входил Джеймс.

— Обидно будет, если не найдут, — мрачно шепнула Мама. — Мы столько возились.

Марвин внимательно разглядывал контактную линзу. В ярком утреннем свете она отливала голубым.

Мистер Помпадей говорил по телефону с водопроводчиком:

— Что проверить? А, понял. Сейчас посмотрю. Джеймс! Ты в ванной? Хоть раз от тебя польза будет! Взгляни, трубы медные или оцинкованные?

Джеймс остановился перед раковиной.

— Не знаю, что тут за трубы, но, мамочка, вот же твоя линза, лежит прямо возле крана.

Какая поднялась суета! Мистер Помпадей громко извинялся перед водопроводчиком, миссис Помпадей, не веря, ринулась в ванную, а Джеймс протянул ей на ладони контактную линзу.

— Ну, вот и все! Я и не сомневалась, что получится, — сказала Мама, когда ванная опустела. — Пойдем скорей, а то Папа волнуется.

Мама, дядя Альберт и Марвин отправились домой, где все им очень обрадовались. Папа, тетя Эдит и Элен хлопали Марвина по спинке, но никто не решился его обнять — такой он был мокрый и липкий, да и пахло от него соответственно.

— Мне надо помыться, — объявил Марвин.

Мама с Папой заботливо наполнили крышку от банки теплой водой и добавили бирюзовую крупинку средства для мытья посуды. Марвин погрузился в ароматную пену и наплавался всласть. Вскоре он снова стал чистым и блестящим.