Если бы не ты

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

- Вот что мне делать?

- Что делать?
- Любка задумалась, - Хорошенько подумать, чего тебе самой хочется. А вообще, ты сердце свое слушай, оно тебе лучше всякой дуры гримерши расскажет, что да как. А по мне бы так, родила б ты ему сыночка и жили б счастливо.

- А если опять дочка?

- Ты гляди, мать, даже не протестуешь! Видать сильно втюхалась! Да только все мужики сынков хотят, да по большей их части дочек любят сильней! Борьку своего забыла, что ль? Вон он как с твоими носится, а с Сонькой, я вообще молчу! На моря за ней помчался!

- А если он не выживет?
- предположила Оля помрачнев.

- Тфу, ты! Дура какая!
- всплеснула руками Любка, - Ты думай об этом побольше, глядишь и впрямь помрет! В церковь сходи, помолись, свечку за здравие поставь.

- Я молиться не умею...

- А говорить умеешь? Вот и говори, как есть. Господь он всегда услышит.

- Правда?

- Ну как маленькая, честное слово! Иди уже.

- Возьми в пакете футболки, - попросила Оля, - пусть Арбатов для Саши с Дашей подпишет.

- Ладно.

И Ольга в хорошем настроении отработала день и собралась за Олегом, но сначала созвонилась с Борей.

- Да, - услышала она в трубке серьезный голос бывшего мужа.

- Борь, ты еще в больнице?
- спросила Ольга.

- Да, но собираюсь домой.

- Я минут через пятнадцать подъеду.

Часть третья. Глава 4

- Тебя подвезти?
- спросила Ольга, когда Борис сел в машину.

- Нет, это сейчас на три часа растянется, - возразил мужчина, - Я лучше на метро. И потом еще в магазин хочу зайти.

- Я тут майки привезла, - она передала ему пакет с подарками для дочерей, и достала уже упакованную в целофан баночку с таблетками, - И еще. Это я сегодня забрала у Олега.

- Он сказал, где это взял?

- Да, жена подсуетилась.

- Завтра попрошу провести анализ. Как только получу результаты, тебе сообщу.

- Спасибо, Борь!

- Я еще ничего не сделал, - он искренне улыбнулся и открыл дверь, - Удачи тебе!

- Ну что, как статья?
- спросила Оля.

- Тут такое дело, - он был так рад ее видеть, что чуть не кинулся здесь же ее целовать, но с трудом сдержав это желание, он продолжил, - Тебя хотят на обложку. Номер сдаем через неделю, поэтому, если ты согласна, в ближайшие пять дней нужно будет фотосессию сделать. Любые два часа, когда тебе удобно.

- Ты сделал бомбу?
- сделав вывод, спросила Оля.

- Не совсем, - Олег улыбнулся своей находчивости, - Я написал всю историю с псевдонимом, но настоящего имени не раскрывал, якобы так хочешь ты. Таким образом, есть и пища для размышления читателя, и бомба, и ты осталась при своем имени, и статья моя впервые понравилась главному редактору.

- Я не прогадала, поверив тебе, - восхитилась Ольга, понимая, что любой другой на его месте воспользовался моментом и ее доверчивостью, - Едем к маме?

- Да.

- Надо заехать в магазин, не с пустыми же руками ехать. Что любит твоя мама?

- Мамуля обожает торт 'Наполеон', - улыбнувшись, ответил Олег, - она раньше сама его часто пекла, а теперь тяжело стало.

- Может нужно еще чего, она ведь одна живет?

- Нет, она только ругаться будет. В нашем доме, на первом этаже, когда-то был гастроном, а теперь супермаркет. Мама ходит туда каждый день, чтобы кровь в жилах не застаивалась. Для этих же целей у нее Бамбина - золотистый лабрадор - 'прелестное существо'.

- Олеженька, родненький, - мама троекратно расцеловала сына, - как я рада! Будем знакомы, я - Нина Никитична. Вас как величать, барышня? Ах, да, запамятовала, да как же вас можно не узнать, Леночка. Мне очень нравится, как вы играете. Да, сынок, а почему ты мне по телефону сказал, что барышню зовут Ольга?

- Это мое настоящее имя, - ответила Оля, улыбнувшись, и протянула женщине коробку с тортом, - это вам.

- Премного благодарна, - улыбнулась та, - да вы проходите, что в дверях-то стоять. Вы ребятки простите, что я вот так с порога, но что водить кота за нос, сынок, не значит ли это, что ты решил развестись с 'этой'?

- Да, мам,...

- Господи, ты услышал мои молитвы!
- Нина Никитична перекрестилась, - Я надеюсь, вы, Оленька, ничего не имеете против венчания?

- Нет.

- Ну, вот - нормальная женщина!

- Мама, мы пока еще не планировали жениться, - возразил Олег.

- Что ты говоришь, Олеженька, - и мама схватилась за сердце, - ты в курсе сколько мне лет? По всем фронтам уж бабка, Кирюшка на днях свою девочку привозил, а ты все никак не соберешься. Ой, что-то мне не хорошо, проводи-ка меня в зал. Бамбина, на стол ни лапой! Ох, господи! Я ж суп поставила! Ой...

- Нина Никитична, что за суп-то?
- спросила Ольга, видя, что женщине нездоровится.

- Да с фрикадельками, будь он неладен...

- Не извольте беспокоиться, - и Ольга удалилась на кухню.

- Вот и умница, - шепнула Нина Никитична, сев на диван, - А ты, плут, мать провести хотел? Я ж знаю тебя, как облупленного! За столько лет никогда никого не приводил, и вдруг, как снег на голову свалился! И разводиться собрался, слава тебе, Господи! Уже решил ведь все, чего испугался-то? И у барышни глаза горят, как звезды, думаешь, слепая, совсем ничего не вижу? И от венчания не отказывается. Ты подумай сам, если бы она за тебя не хотела, она бы иначе ответила...

- Мама, Ольга замужняя женщина, - вмешался в ее монолог Олег, но не тут-то было

- Подумаешь штамп в паспорте!
- усмехнулась мать, - Как будто в наше время это проблема! Главное, чтобы не венчанная была. А так, это дело поправимое. Было бы желание... Кстати, обвенчаться можно и со штампом...

- Мы знакомы всего неделю...

- Милый мой! Мне было семнадцать лет, мы поехали в деревню к бабке на каникулы. Отец меня за руку взял, к себе привязал и в церковь привез. Пока к мужу не перевязали, сам не отвязался. А до этого момента я твоего отца в глаза не видела. В первую брачную ночь он спал на полу, а утром в армию ушел. Когда вернулся весь такой красивый, он же моряком был, мать к нему выгоняла, но он с ней поговорил, и она успокоилась. Я тогда смягчилась к нему, да только он за мной еще не один год ухаживал, прежде чем мы по закону поженились. И ничего. И полюбились. А у тебя вон с любовью все в порядке.

Олег зарделся, как мальчишка.

- Да ладно тебе краснеть-то, - засмеялась мать, - Ты лучше скажи с ночевкой приехали, али как?

- Можно у тебя пожить?
- робко спросил Олег.

- Да живите, мне-то что, лишь бы я вам не мешала...

- Ну, что ты, мама!

- Глупый ты у меня Олежка, - мать грустно вздохнула, - годков нажил, а ума не набрался. Ехали бы вы к тебе домой и голову не морочили...

- Мам...

- Дай сказать!
- строго оборвала его мать, - Съезди. Если не сможешь там находиться, я всегда приму, будь уверен. Тогда продай ту и купи новую квартиру. Только запомни сынок, если ты любишь Ольгу, то больно тебе уже не будет. Легче тебе станет, и Аленушку отпустишь наконец, сколько ж можно ей бедной маяться, того и гляди с собой заберет. Мать ведь забрала, чтоб не мучилась.

- Ну вот, суп готов, - заявила Ольга, войдя в комнату.

- Пойдем пробовать.

Нина Никитична была в полном восторге от пассии своего сына. Мало того, что барышня не побоялась прийти к матери возлюбленного спустя неделю знакомства, это при их-то обстоятельствах, она к тому же в чужом доме помогать вызвалась, и сделала это весьма успешно.

В общем-то, ничего страшного не произошло бы, если бы она и не помогала. Нина Никитична симулировала, просто проверяла, на что способна эта дамочка. Она, конечно, догадывалась, что Оленька ее в два счета раскусила, даром, что сама актриса, вон какая. Но это было не страшно. Барышня по всему производила впечатление умной женщины, а значит, она не обидится на старуху, она все-таки о сыне печется. Главное этот самый сын все принял за чистую монету. Мужик он и есть мужик, какой бы он не был распрекрасный.

Но еще важнее было то, что Олег выглядел счастливым, и глаза его сияли. А это дорого стоило, ведь со времени смерти Аленушки прошло уже очень много времени, а он только сейчас обрел счастье.

Когда он привел в дом Люську, он еще горевал, она нужна ему была только в утешение. Не нужно ему было на ней жениться, и Нина Никитична отговаривала его. Но он хотел забыть Аленку, хотел, чтобы у него были дети. Он был уверен, что с появлением детей его душа успокоиться. А Люська полная дура, или ею успешно прикидывается.

Нина Никитична очень хорошо помнила день, когда она сделала аборт на большом сроке. Олег тогда приехал вдребезги пьяный, причем за рулем он уже был таким, и на машине ни царапины, хотя путь был не близкий. Он с порога ринулся на балкон, но на днях старший сын Юрий, поставил евро окна и новый механизм заклинило. Когда мать, отведя сына в комнату, не напрягаясь, приоткрыла это самое окно, проветрить комнату, Олег как будто протрезвел.

- Не время тебе, - шепнула мать, прижав к груди его голову.

Только стал он тогда мрачнее тучи. А сейчас он сиял, и не мог Оленькой надышаться.

Он ходил за ней, как цыпленок за квочкой, всякий раз пытаясь дотронуться до нее, взять за руку, обнять, поцеловать, совсем не стесняясь матери. А Ольга его мягко тормозила, смущаясь, как девчонка.

За чаем Нина Никитична достала фотографии и с удовольствием рассказала историю своей семьи.

- ...а вот это мои мальчики в полном составе, на юбилее в прошлом году. Тогда вся семья собралась. Это большая редкость, обычно они делятся пополам. Олежка не в счет, он раз в неделю обязательно приезжает. Это Юра с Яшей - старшие погодки, но на деле, как близнецы. Это Игореша. Он младше Яши на три года, но старше Павлика на четыре. Фотография была весьма интересная. На большом диване сидело четверо солидных мужчин. Один с усами слегка сухощавый. Остальные же в меру упитанные. И все очень сильно похожие друг на друга: темноволосые, карие почти черные глаза, круглолицые - кровь с молоком. И словно с картинки 'убери лишнего' с ними сидел Олежка. Он был совсем другим.