Соули. Девушка из грёз

Автор: Гаврилова Анна Жанр: Фэнтези  Фантастика  Год неизвестен
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

— Да эти дневники на самом видном месте лежали, — пришла на помощь Лина. — Прям на лабораторном столе.

— Где? — у меня от таких новостей глаза на лоб полезли.

— На столе, — повторила Лина скромно.

— Вы что, в его лабораторию пробрались?

— Ну… было пару раз, — нехотя призналась Мила, бросила гневный взгляд на сестру. — Зато теперь мы точно знаем, как избежать позора.

— Нет! — зло рыкнула я.

— Тем более отец на дальние пастбища уехал, — продолжала рассуждать желтоглазая нахалка. — А мама в гости к госпоже Дюи собиралась, а от госпожи Дюи раньше полуночи не возвращаются. Значит, никто не помешает. И вообще не узнает.

— Нет! Никаких мертвяков. Никаких кладбищ. Мы встретим Райлена, извинимся и попробуем уладить недоразумение иным, нормальным, способом!

— Это каким же?

— На коленях умолять будем! Слёзы лить! Клянчить и унижаться!

— Соули, ты уверена?

— Уверена! — выпалила я, и решительно подстегнула лошадь.

День выдался по-летнему жаркий, послеполуденное солнце пекло, но на границе леса и старого городского кладбища было холодней, чем в ледяной яме. Я поёжилась и в который раз огляделась. С одной стороны — бесконечная череда старинных, местами покосившихся надгробий, с другой — усеянный молодой листвой березняк. И тишина. Даже птичьего щебета не слыхать.

— Может ну его? — жалобно протянула Мила.

Лина выразительно кивнула и уставилась на меня.

Отчаянно хотелось сказать "да" и возглавить бегство, но я наступила на хвост собственному страху и выпалила:

— Не обсуждается. Вы обещали вызвать умертвие, так что будьте добры.

— Вредина, — скривилась Мила. В желтых глазах читался испуг.

Всё-таки экскурсия по кладбищу остудила пыл близняшек, и это хорошо — в следующий раз подумают, прежде чем пускаться в авантюры. Увы, говорить такое вслух нельзя — заартачатся. Поэтому тоже скривилась, и даже язык показала.

Нет, дело не во вредности, дело в другом. Во-первых, я действительно поверила их аргументам. Во-вторых, слишком много сил было потрачено на то, чтобы организовать эту вылазку. Сперва убедить матушку, что поездка в город прошла как обычно. Потом отвлечь прислугу, давая близняшкам возможность проникнуть в лабораторию Линара. Затем, выдумать повод для ещё одной прогулки и объяснить, почему она затянется до вечера. Я прям-таки наизнанку вывернулась, причём не единожды.

И это если не считать часовое путешествие по кладбищу, в результате которого мы с сёстрами пришли к выводу, что поднимать умертвие лучше на меже — границе между могильником и лесом, где обычно закапывают преступников и прочих негодяев. Тревожить приличных покойников совесть запретила.

— Вызывайте, — сказала твёрдо, строго, как и подобает старшей сестре.

Близняшки переглянулись и выдали дружный тягостный вздох.

— Ладно, — пробормотала Лина. Нехотя извлекла из кармана пузырёк с синей жидкостью — тем самым зельем, которое позволит обрести контроль над ожившим умертвием.

Именно зелье стало финальным аргументом в нашем споре — до разговора с девчонками я и понятия не имела, что нежитью можно управлять. А добыли пузырёк там же, где заклинание… Ох, чувствую, когда брат приедет на каникулы, нам не поздоровится.

Лина сжала склянку в кулачке, сосредоточилась. Через мгновенье зрачки сестрички вытянулись, а верхняя губа приподнялась, обнажая пару острых, как лезвие клыков. Вкупе с белым платьем и кокетливыми черными локонами, смотрелось жутко.

— Давай быстрей, — поморщилась Мила.

"Младшенькая" фыркнула, вонзила клык в пробку, на манер штопора. Откупорив пузырёк, шагнула ко мне.

— Палец давай.

Не будь Лина родной сестрой, я бы испугалась, а так… протянула руку, вздрогнула от болючего укола в подушечку безымянного пальца, внимательно проследила, как "младшенькая" сцедила каплю крови в склянку и лизнула порез. Ранка затянулась сразу же — чего и следовало ожидать.

Вернув пробку на место, сестра вручила жидкость мне и повторила:

— Только не промахнись!

— Не промахнусь, — заверила я. Бросила быстрый взгляд на близняшек, спросила: — Вы уверены, что справитесь? Может мне тоже к заклинанию подключиться?

Мила тут же нахохлилась.

— Справимся. Это заклинание низшего порядка.

Я не смогла сдержать усмешку. Ой, не могу! Заклинание низшего порядка! А глазки закатывали так, будто оно и архимагу не под силу!

— Соули! — в голосе Милы звучали нотки обиды.

— Молчу, молчу!

Я благоразумно отступила и замерла. Девочки выглядели сосредоточенными, но нервозности, которой пропитались за время прогулки по кладбищу, уже не чувствовалось. Я тоже повеселела — зелье, позаимствованное у Линара, дарило невероятную уверенность.

— Всё будет хорошо, — сказала я.

Близняшки поддержали уверенными кивками.

…Кладбище было старинным, его закрыли сотню лет назад — как раз после того, как наш дед перебрался в эти края. И если могильные камни ещё стояли, то с межой дела обстояли неважно. Тут никаких обозначений не было, а холмики могил давно сравнялись с землёй. Но нам повезло найти кочку, по всем признакам напоминающую могилу. Именно над ней колдовали девочки.

Они встали по обе стороны — прямые, сосредоточенные, непривычно серьёзные. Мила держала книгу в чёрном переплёте, на обложке серебрилась монограмма "ЛрА" — Линар из рода Астир. Лина сжимала и разжимала кулачки — именно ей предстояло вложить в заклинание силу.

Я ощутила лёгкое напряжение воздуха, а через мгновенье зазвучали первые слова заклинания.

— Эрдиро феон… — нараспев произнесла Мила.

— Эрдиро феон… — точно повторяя интонацию, отозвалась Лина.

— Каэзон тро… — продолжала "старшенькая". Напряжение стало выше, воздух вдруг потяжелел, а ладони Лины охватило тусклое белое сияние.

— Каэзон тро…

— Гуе!

— Гуе! — послушно повторила младшенькая из близняшек, свечение усилилось и достигло предела. Сейчас будет выброс, который исказит магический фон и позволит словам обрести силу.

У меня почему-то колени задрожали. Не сразу сообразила, что сжимаю пузырёк с Линаровым зельем куда крепче, чем нужно. Следом пришла паническая мысль — что если склянка лопнет? А за ней вторая — что если я промахнусь? Ведь кладбище старое, а мертвяка вообще с межи поднимаем. Тут без гробов хоронят, а без гробов мертвяки гниют куда быстрей. Вот вылезет из могилы скелет, а я брошу пузырёк, а он между рёбер проскочит…

Ой! Богиня, не оставь! — мысленно взмолилась я.

— Хуш! — выдохнула Мила.

Лина ударила ладонями воздух над могилой и выдохнула, вторя сестре:

— Хуш!

Напряжение… оно лопнуло, как лопается мыльный пузырь. Или это воздух лопнул… Или… В общем, всё вернулось на круги своя. Стало тихо, спокойно, обыденно. Уши, словно ватой, заполнило тишиной. Теперь я не только птичьего щебета — шелеста листвы не слышала.

Близняшки нервно переглянулись, и Мила опять уставилась в дневник брата.

— Только не говори, что заклинание перепутала, — прошептала я. Говорить нормальным голосом было как-то страшновато.

— Не перепутала, — Мила тоже шептала.

— Ну значит сработало, — включилась в разговор Лина. Потом скосила глаза на могильный бугорок и побледнела. — Ой!

Я тоже побледнела, потому что в голову пришла светлая мысль… Если кладбище закрыли сто лет назад, то кочка-могилка, над которой колдовали девочки, должна была сровняться с землёй, как и все остальные. И раз она не сравнялась, то там либо кто-то относительно свеженький, либо…

Под ногами зарычало. Спустя мгновенье земля дрогнула. Я завизжала и мячиком отлетела в сторону, девчонки точно повторили мой манёвр, а земля опять содрогнулась и вздыбилась. И по тому, как она вздыбилась стало совершенно ясно — оттуда отнюдь не тщедушный скелетик лезет. Мы дружно попятились.

— Соули, что это? — пропищала Лина.

Вот я то же самое спросить хотела.

Ещё хотела отвести взгляд, но не могла — он словно приклеился. Страх пронзал тело тысячей иголочек, склянка с зельем жгла ладонь, сердце стучало так сильно, что казалось — ещё чуть-чуть и вырвется из груди.

Земля треснула, мир сотряс новый злобный рык, а из распахнутой могилы полилась невероятная вонь. Я спешно зажала нос, но это не помогло — в лёгких вспыхнул пожар, глаза застелили слёзы. Увы, разглядеть существо, которое лезло из могилы, они не помешали…

Лысая голова размером с бочонок, ужасающе широкие плечи, руки толщиной с брёвна, скрюченные пальцы с длиннющими чёрными когтями. Из приоткрытого рта торчали желтые, длинные клыки. Под серой, покрытой трупными пятнами кожей, перекатывались мускулы, словно подчёркивая и без того очевидную истину — до скелета этому трупу гнить и гнить. А вот глаз у существа не было, вместо них — заполненные землёй провалы. Нос тоже отсутствовал, на его месте зияла дыра.

Умертвие поднялось в полный рост, а мы снова попятились — причём разом и не сговариваясь. Он — а это был именно "он", потому как одежда, в отличие от тела, давно разложилась, обнажив всю мужественность — был огромен. В два раза выше нас, и несказанно шире.

— Что это? — вторя сестре, пропищала Мила.

Я нервно сглотнула и прошептала:

— Кажется, это тролль.

— Кто такой тролль?

— Это… это такой монстр, — проблеяла я.

— А… а откуда ты знаешь, что он — тролль?

Я не ответила. Во все глаза смотрела на восставшее из мёртвых чудовище и пыталась понять — как? В наших землях троллей никогда не водилось. И в королевстве не водилось. И вообще…

А тролль тем временем прорычал что-то явно ругательное, наклонился вперёд и ударил лапой по собственному затылку. Комья земли из глазниц выпали, теперь вместо черноты просматривались осколки желтых костей и коричневатые жгуты подгнившего мяса.

— О, Богиня! — воскликнула я, чувствуя, как обед взбирается по пищеводу в явной надежде покинуть зону опасности.

Близняшки были лаконичней, пропищали разом: