Соули. Девушка из грёз

Автор: Гаврилова Анна Жанр: Фэнтези  Фантастика  Год неизвестен
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

— Ага… — протянула Мила. Хотя, по-моему, шкуру она как раз не разглядела — их с Линой куда больше занимал признак мужественности. Близняшки так таращили глаза, что в итоге пришлось приказать умертвию прикрыться.

Тролль послушно сложил лапы на указанном месте, но оскалился жутко. Я тоже оскалилась, но уже не от нервозности, просто… просто про умертвий тоже читала. В сентиментальном романе "Мой нежный спаситель" героиня едва не угодила в пасть к мертвяку, а охотник за нежитью вырвал её из объятий смерти и страниц двадцать рассказывал о повадках подобных тварей.

Он объяснял, что умертвие — тот же зверь, то есть слабость перед ним выказывать нельзя — учует и нападёт. По той же причине к ожившему мертвецу не следует поворачиваться спиной. Ещё тот охотник говорил, что умертвия пьянеют от запаха крови, поэтому ни за что не выпустят раненую жертву. И хотя наш мертвяк, в отличие от книжного, был под действием подчиняющего зелья, я решила строго следовать правилам.

Последняя часть пути пролегала через поместье и оказалась самой нервной. Во-первых пришлось спешиться и вновь ощутить дичайшую боль в колене, а во-вторых… Ох, у меня спина вспотела пока мы обогнули дом, а умертвие, которое всё-таки прикрытли гардиной, проползло маленький парк и протиснуло свою тушу в распахнутую калитку родового кладбища.

Хорошо, что родителей дома нет, а прислуга без особых причин ни у парадного входа, ни в парке не толчётся, иначе бы точно засекли.

Но… но проблем и без того хватало…

— Замри! — грозно рыкнула я и, под аккомпанемент испуганного сердечка, подобралась к оживлённому мертвяку. Резко сдёрнула гардину и отскочила.

Тролль в который раз оскалился. От него исходила невероятная ненависть. Слюны на желтых клыках не было, но тот факт, что тварюга хочет оторвать нам головы, сомнения не вызывал.

— О, Богиня… — горестно вздохнула я, окидывая взглядом аккуратные надгробные плиты и возвращаясь к созерцанию огромной, покрытой трупными пятнами туши.

Здесь, на огороженном высокой живой изгородью кладбище, тролль казался ещё больше и опаснее.

— Ползи туда! — рыкнула, указывая на дальний от калитки угол.

Мёртвяк, разумеется, пополз, а вот меня охватила паника.

— Девочки, я боюсь его тут оставлять, — шепотом призналась я. — Что если сбежит, а?

— Вот и я про то же подумала, — отозвалась Лина. "Младшенькая", как и я, шептала. — Он же подчиняется потому, что чует в тебе хозяйку, а как только уйдёшь — подчиняться станет некому…

Мила слушала внимательно, на обрамлённой чёрными локонами мордашке проступила высшая степень испуга. Ага, я тоже представила, как мертвяк ломает ограждение, спеша закусить слугами и обитательницами малой конюшни, так что испугалась не меньше.

— Может тебе тут остаться? — неуверенно предложила "старшенькая".
-Покараулить?

— Не… — глубокомысленно изрекла Лина. — Райлен может спросить, где Соули, и если мы признаемся, что она караулит умертвие… ну, некрасиво получится.

Я нервно сглотнула и, стараясь не думать об услышанном, вернулась к воспитанию нежити:

— Замри! — злобно рыкнула я.

Замер, рыкнул в ответ. У тролля получалось не в пример громче и страшней.

— Лежать! Лежать до тех пор, пока не прикажу встать!

— Р-р-р… — ответил монстр и… начал вставать.

— Лежать! — выпалила я, стараясь скрыть за грозным тоном страх и прочий ужас. — Замри!

Послушался. Причём тут же. Мда, со словами нужно поосторожней…

Если утром мысль о появлении в нашем поместье мага вызывала нервную дрожь, то теперь ту же дрожь вызывала мысль о том, что он может не приехать вовсе.

— Ну где же Райлен… — проканючила Лина.

Мила, как и я, молчаливо кусала губы.

На землю уже спустились сумерки, дневная жара отступила, так что дрожали мы не только от страха. Лошадки, несмотря на спокойный нрав, присущий породе, тоже нервничали — Гроза даже пританцовывала и никак не реагировала на успокаивающие похлопывания по шее.

— А может мы разминулись? — не унималась Лина. — Может он другой дорогой поехал? Может он уже добрался до поместья, узнал у прислуги, что никакого умертвия нет и уехал обратно в город?

— Типун тебе на язык! — не выдержала я.

"Младшенькая" попыталась надуться, но быстро сообразила, что обижаться бесполезно.

— Нет, — хмуро сказала Мила. — Это самая короткая дорога, он по ней поедет. Только Соули может потратить лишние полчаса, чтобы поглазеть на какой-то мост.

В другой раз столь пренебрежительный тон меня бы задел, но сейчас было всё равно.

— А ничего, что мы его прям тут, прям на дороге, ждём? — продолжала наводить панику Лина. — Он не посчитает это нахальством? Ведь этикет такое поведение запрещает…

Я сжала зубы и внезапно поймала себя на мысли — как всё-таки повезло нашим братьям! Их розгами воспитывали, а нас строгим словом и только.

— А почему он не захотел приехать днём? — невпопад спросила "старшенькая".

— Потому что днём нормальные умертвия прячутся, — процедила я.

— А… — протянула сестрица. Хотела сказать что-то ещё, но запнулась, потому что вдалеке показалась фигура всадника. Он ехал неспешно, но… но всё-таки ехал!

— А если это не Райлен? — прошептала "младшенькая". — Что если это кто-то другой? А Райлен возьмёт и вообще не явится.

Видимо, общение с кровожадным мертвяком не прошло даром — я зашипела, отчётливо понимая, что совсем не против испить кровушки одной желтоглазой девицы.

— Будем надеяться на лучшее, — заключила Мила, словно невзначай отъезжая в сторону. Лина хмуро кивнула.

…И всё-таки это был он. Райлен!

Сумрак скрадывал краски, размывал контуры, но я сразу узнала. Наверное, благодаря улыбке — той самой солнечной, открытой улыбке, которая озарила нашу первую встречу.

Мы с девочками приободрились, приосанились. С физиономии Лины сошла печать унынья, а Мила прям-таки расцвела. Я же попыталась сделать вид, что не особо-то и ждала — всё-таки такая встреча действительно идёт вразрез с этикетом…

Впрочем, волновалась зря — Райлен про этикет и не вспомнил, вместо положенного "добрый вечер", сказал:

— Даже так?

И подарил ещё одну невероятную улыбку.

— Просто отсюда до родового кладбища добираться удобнее, чем от поместья, — соврала Мила. Фух, вовремя она сообразила.

— Да, — подхватила вторая вертихвостка. — Мы подумали — зачем вам крюк делать? К тому же… места незнакомые, вдруг заблудитесь.

Я недвусмысленно кашлянула, но Лина не поняла и продолжила:

— В наших краях не то чтоб опасно, разбойников не водится, но ночью холодно и страшно. Вот мы с сёстрами и решили, что вас нужно встретить. Правда, Соули?

В глазах Райлена вспыхнули смешинки и я… я почему-то понадеялась, что он скажет что-нибудь, чтобы сгладить неловкость, но… О, Богиня! Маг не просто молчал, он приподнял бровь и выжидательно уставился на меня.

— Через поместье действительно дольше, — пошелестела и потупилась.

А потом тряхнула головой, стараясь выбросить лишние мысли и сосредоточиться на происходящем. В конце концов, на нашем родовом кладбище оживший мертвец. Причём не абы какой — а громадный и злющий. И действие подчиняющего зелья, наверняка, ограничено!

Помогло. Когда снова взглянула на штатного мага города Вайлеса, не только лучезарную улыбку увидела, но и кое-что ещё…

Во-первых, лошадь. Бурое угловатое чудище, на котором восседал Райлен, не шло ни в какое сравнение с нашими дарайхарскими красавицами, хотя… рядом с ними любая гривастая живность смотрится убого. А во-вторых…

Ох… Наш брат закончил академию и уже два года учится в аспирантуре, но о буднях магов никогда не рассказывал. Маги вообще скрытные, хранят свои секреты так же рьяно, как господин Хош рецепты. Так что главный источник моих знаний об этих людях — всё те же сентиментальные романы.

Книжные героини часто провожали магов на смертельную битву с нежитью, но… но ни один из них не уезжал из дома в шелковой рубашке и камзоле со сложной вышивкой. В романах всё было наоборот — маги меняли изысканные одежды на грубые, пропитанные особым зельем куртки и примеряли тяжелые сапоги, украшенные боевыми серебряными шипами. Ещё — вешали на пояс меч, ну или арбалет к седлу цепляли. И никогда не использовали духи — в такие моменты от них пахло болотной жижей или, в крайнем случае, полынью.

А Райлен… он выглядел так, будто только что из бальной залы вышел, и запах парфюма чувствовался более чем отчётливо. Наверное, прав был отец, когда убеждал, что в сентиментальных романах всё преувеличивают…

— Ну что? Едем? — жизнерадостно спросила Мила.

— Конечно, — отозвался Райлен. Вот только глядел при этом почему-то на меня и улыбался как-то… совсем загадочно.

Стараясь побороть внезапный румянец, повернула лошадь. Хотела сразу пустить рысью, но брюнет неожиданно нагнал, пристроился рядом и держался при этом как человек, который совершенно не намерен торопиться. Впрочем, ночь ещё не наступила, значит торопиться и впрямь незачем — нормальные умертвия до темноты прячутся… Вот только мне ехать шагом было страшновато — вдруг встретим кого-нибудь из знакомых? Тогда сплетен точно не избежать…

— Госпожа Соули, что-то не так? — тихо спросил Райлен.

— Ну что вы, — в тон ответила я. Признаваться в своих страхах было стыдно.

— Мне показалось, вас что-то смущает.

О, Богиня, почему у него такой завораживающий голос?

— Нет, господин Райлен. Всё в порядке. Я… я просто боюсь, что мы можем опоздать…

Брюнет хмыкнул. Улыбка, озарявшая аристократичное лицо стала как будто шире.

— Умертвия не выносят дневного света, — терпеливо пояснил маг. — Они прячутся, потому что солнце разъедает кожу. Исключением являются только боевые умертвия, которые… — Райлен внезапно запнулся, а потом сказал: — Простите, госпожа Соули. Вам эти подробности, наверняка, неинтересны.

Ещё как интересны! — хотела воскликнуть я, но вовремя прикусила язык.