Игры для мужчин среднего возраста

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

— Ну, где ж они? Лишнего прожить хотят? — с характерным акцентом, выговаривая букву «и» после «ж», произнес тот, что помладше.

Старший, подкладывавший полешко в костер, не ответил.

— Может, сорвалось что? — вновь не выдержал молодой.

— Аллах не допустит, — спокойно ответил второй. — Ты же знаешь, что делается. Последнее дело — и уходим. Успокойся, брат.

Молодой пристыженно замолчал. Но ненадолго:

— А зачем с ними разговоры говорить? Может, замочить сразу, и дело с концом?

— А если у них товар не с собой? — мягко возразил старший. — А если прикрытие сзади? Нет, сразу нельзя.

— Спокойный ты человек, Али, — со вздохом сказал младший.

— Ты тоже станешь спокойным, брат, — улыбнулся тот. И уже без улыбки добавил: — Если, конечно, по нервности не умрешь.

Вдали послышался шум приближающейся машины.

— Все, базар окончен, — сразу подобрался Али. — Следи за мной, ничего сам не делай.

— Да, конечно, — согласился заметно побледневший боец.

— Стрелять только по команде.

— Да, — подтвердил молодой. Вряд ли ему было больше двадцати.

12 июля

18.25, 27 километров северо-восточнее Москвы

«Нива» уже давно съехала с асфальта и бодро катила по грунтовке.

— Слушай, а может, их сразу замочить? — широко улыбаясь, предложил Пашка. — Подъехали, остановились — и бабах! Их же там двое.

— Там — двое, — согласился Скрепер. — Так мы договорились. И еще машина за нами. Сколько в ней, не знаю.

— Я ее тоже на повороте заметил. Но она ведь остановилась.

— Правильно. Наше прикрытие ждет. А может, нас, на обратном пути.

— А почему ты знаешь, что Али человек десять еще на полянке не припас? Щас как вмажут залпом!

— Не вмажут. Во-первых, нет у него десяти человек, — нехотя ответил Скрепер. — Трудные у них времена, разве не слышал?

Пашка широко улыбнулся:

— А во-вторых?

— Во-вторых, он должен убедиться, что товар с нами. И уже только после этого попытаться нас пришить.

«Нива» въехала на поляну и остановилась метрах в пятнадцати от костра. Али спокойно встал и пошел к гостям.

— Может, съедите чего-нибудь? — предложил он Скреперу и Пашке. Молодой оставался у «Икс-Трэйла». Его руки были пусты.

— В следующий раз, — откровенно невежливо отказался Скрепер. И добавил, закрывая тему: — Я не доверяю тебе, Али.

— Почему же? — мягко улыбнулся тот.

— Потому что в «Ниссане» третий, а мы договаривались только о двоих.

— Там мой сын, — дрогнув веком, объяснил Али. — Мы сразу уедем отсюда, вот я его и забрал. Ему нет четырнадцати.

— Давай его сюда, — твердо сказал Скрепер. — А то сделки не будет. И чтоб я его руки видел. На спуск можно и в двенадцать нажать.

— Хорошо, — закаменел Али. — Не нервничай. Руслан, иди сюда! — крикнул он.

Человек, действительно при ближайшем рассмотрении оказавшийся худощавым мальчишкой, явно поднялся с пола машины и через несколько секунд был рядом с «Нивой».

— Ты доволен? — спросил Али.

— Просто счастлив, — сухо ответил Скрепер. — Покажи деньги.

— Вот ведь Голливуд, — усмехнулся чеченец. — А ты покажи порошок и пластит.

— Короче, без фокусов, — предложил Виктор. — И пусть твой сын в «Ниве» посидит, раз о нем не договаривались.

— Пусть посидит, — спокойно согласился тот.

Диспозиция на некоторое время определилась. Руслан оставался в машине с Пашкой, который, не особо скрываясь, держал под прицелом и пацана, и его папашу. Молодой боец стоял у «Икс-Трэйла», куда Скрепер одну за другой перенес из «Нивы» большие запаянные банки из темного акрилового стекла. Его сопровождал Али, внимательно осматривая груз.

— Все, — наконец сказал Скрепер. — Теперь ты отдаешь деньги, а я — последние два бидона. Один с порошком, второй — сам знаешь с чем.

— А вслух сказать стесняешься? — внезапно ощерился Али. — Может, я ее завтра у твоего дома использую?

— Мне плевать, где ты ее используешь, — теперь уже мягче вел себя Скрепер. — Это — бизнес, и больше я ничего знать не хочу. Последний бидон с порошком открыт, можешь попробовать качество.

— А может, первые банки откроем? — спросил Али, пристально вглядываясь в лицо Скрепера.

— Конечно, открывай, — спокойно ответил Скрепов. — Это твой товар. Но они запаяны.

Али, подумав, первые банки открывать не стал, ограничился бидоном. Взяв на кончик ножа малую толику порошка, попробовал его языком.

— Откуда такой? — удовлетворенно спросил он.

— Коммерческая тайна, — весело ответил из машины Пашка.

Али ухмыльнулся и открыл бидон с пластитом. Потрогал пальцем и тоже зачем-то понюхал. Потом положил, как и прочее, в «Ниссан».

Скрепер в это время внимательно изучал содержимое толстого «дипломата», переданного ему чеченцем. Он вытащил три пачки из разных мест чемодана, вскрыв облатку, достал по банкноте и, осмотрев, быстро проверил их на хруст и на ощупь.

— Удовлетворен? — спросил Али.

— Вскрытие покажет, — пробормотал Скрепер, пряча обратно деньги. Чемоданчик он закинул в опустевший багажник «Нивы». — Расходимся?

— Я не против, — улыбнулся Али. — Сына верни.

— Как только мимо твоих бойцов к нашему прикрытию проедем, сразу верну, — сказал Скрепер. — Он мне не нужен.

В этот момент зажужжал микрофон от мобильника. Али что-то коротко сказал по-чеченски.

— Вот что, Виктор, — перешел он на русский. — Ты, конечно, парень смелый. Но никакого прикрытия у тебя нет.