Двойники Степы Лозникова

Автор: Владко Владимир Николаевич Жанр: Научная фантастика  Фантастика  Год неизвестен
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Владимир ВЛАДКО

Двойники Степы Лозникова

1

Едва только похожий на огромные гантели межпланетный корабль — два насаженных на одну ось металлических шара, — наконец сел, ломая и круша деревья густого леса, оглашая все вокруг треском и грохотом, Капитан экспедиции, не теряя ни минуты, вызвал к себе двух офицеров — начальника разведки — Номера Три и начальника информации — Номера Четыре. Его неподвижные холодные глаза без ресниц осмотрели обоих. Удлиненное тело Номера Четыре было выше тела Капитана почти на голову. Капитан раздраженно сказал:

— Где дисциплина, Номер Четыре? Почему вы позволяете себе быть выше меня, Командира? — Он сердито протянул вперед руку с одним пальцем.

Тело начальника информации немедленно съежилось до размеров Капитана. Даже, как и положено, стало немного меньше. Номер Четыре ответил:

— Так точно, Капитан. Простите. Это от удара о чужую планету.

Рука Капитана исчезла. Он снова взглянул на офицеров. Теперь все было в порядке. Оба его подчиненных имели вполне нормальный вид. Никакие конечности или выступы не портили их каплевидные полупрозрачные тела, покрытые морщинистой кожей. Отличались офицеры только цветом круглых глаз без ресниц, внимательно и почтительно, не мигая, смотревших на Капитана. Тела обоих офицеров опирались на короткие, широко расставленные ступни. С точки зрения дисциплины, это было вполне допустимо, потому что и сам Капитан стоял на таких же ступнях. Капитан удовлетворенно откашлялся.

— Внимательно слушайте меня, — сказал он.

Словно по команде, за круглыми неподвижными глазами офицеров появились большие уши, направленные в сторону командира.

— Мы сели, — продолжал Капитан, — как всегда, без каких-либо осложнений и точно по карте, составленной нашими автоматическими межпланетными зондами, в районе большого леса возле реки. Анализ воздуха свидетельствует, что он вполне пригоден для дыхания. Думаю, здесь мало жителей. Для нас это удобно. Вы знаете, что мы уже обследовали соседнюю планету и установили, что она непригодна для жизни. Теперь очередь за этой новой планетой… Вы что-то хотели сказать, Номер Четыре?

Рукой, что выросла справа, начальник информации явно хотел задумчиво почесать себе длинное ухо, но сдержался, и рука исчезла так же неожиданно, как и появилась.

— Вы невнимательны, Номер Четыре, — продолжал Капитан. — Где дисциплина?

— Простите, Капитан, — покорно ответил Номер Четыре.

— Это у него от удара о чужую планету, — почтительно добавил Номер Три.

— Итак, я сказал, что теперь очередь за этой новой планетой, — продолжал Капитан. — Ее обитателей мы еще не знаем. Но мы должны узнать о них все. Сначала образцы низших животных этого мира. Затем высших. Все это возлагается на вас, Номер Три, немедленно приступайте к работе. Нам некогда ждать… Что?..

— Простите, Капитан, — замялся начальник информации, — мне кажется, что надо сделать еще дополнительные пробы. Возможно, воздух и вода на этой планете…

Его голое морщинистое тело напряглось, собираясь рябью вокруг круглых глаз. Он, видимо, очень хотел помочь себе жестами, однако дисциплина не позволяла ему сформировать из тела ни руки, ни пальца, если этого не делал Капитан. Но командир презрительно молчал, вопросительно устремив на него неподвижный холодный взгляд. Наконец он сказал:

— Лишние разговоры, Номер Четыре! Больше никаких проб не надо. Достаточно и того, что показал анализ. Понятно? И, пожалуйста, больше не перебивайте меня. Командую я. Вам, офицеру Великих Моллюсков, следовало бы знать это… Что, Номер Три?

— Еще раз простите, Капитан, — так же уважительно начал начальник разведки, — это у Номера Четвертого получилось неумышленно. На него действительно плохо повлиял удар о чужую планету. Он не удержался на ступнях в тот миг, и вот… не успел оправиться…

— Все равно, дисциплина есть дисциплина, — сурово ответил Капитан. — Так или иначе, мне придется еще раз напомнить вам, Номер Четыре, наш главный приказ. Тем более, что с обитателями этой, очень похожей на соседнюю, планеты, нам нечего церемониться. Они слишком мало развиты, эти жители, у них очень низкий уровень. Мы, Великие Моллюски, для них всемогущи! Ведь именно с нас началась великая эра процветания. Мы, Великие Моллюски, а не какой-то там человек, — так, кажется, называют себя жители этой планеты? Человек, который происходит от ничтожных рыб, — ха-ха-ха! Разве можно относиться к ним серьезно, ха-ха-ха!

Теперь, когда Капитан засмеялся губами, которые появились у него в эту секунду, позволили себе улыбнуться и офицеры: под их круглыми глазами вдруг возникли такие же губы, и изобразили смех.

— Мы овладели искусством межпланетных космических путешествий, мы можем как угодно менять нашу внешность, достаточно нам только пожелать этого. Нам не хватает только одного — жизненного пространства. Она умирает, наша планета, и мы должны найти другую. Это понятно вам, Номер Четыре? Мы найдем другую планету и, если надо будет, истребим ее коренное население!

Капитан, появившейся у него рукой, сделал широкий жест, очерчивая пространство вокруг межпланетного корабля. Сразу же такие же конечности возникли и у обоих офицеров. Номер Три повторил своей рукой жест Капитана, а Номер Четыре незаметно почесал ухо, которое болело от удара. Однако Капитан не обратил на это внимания.

— Что скажете вы, Номер Три?

— Приказ будет выполнен, Капитан.

— И возьмите лучших разведчиков, чтобы копии были безупречны. Штук пятнадцать хороших копий… Как мы делали это на соседней планете. Помните, Номер Три?

— Так точно, Капитан.

Командир обернулся к начальнику информации.

— Ну, а вам понятно, Номер Четыре?

— Так точно, Капитан. Как только изучим все образцы, сразу приготовим копии, и тогда разведчики соберут нужную информацию.

— Вот теперь все правильно, Номер Четыре!

Капитан протянул руку и похлопал начальника информации по плечу, что возникло у того на теле именно тогда, когда его коснулась рука командира.

— Очень хорошо. Я доволен вами, офицеры. Можете идти!

2

В этот теплый августовский вечера рыба в речной заводе под лесной поляной клевала на удивление хорошо. Сбросив с себя рубашку, а потом и штаны, Степа Лозников едва успевал наживлять удочки. Он весело приговаривал:

— Еще окунек… Еще плотвичка… Ох, и здорово клюет! Ты бы, Петр, тоже поудил. Да и Захару Ивановичу не помешало бы… Такую уху сварим для ребят, пальцы оближут!

Петр Селин похлопал себя рукой по бедру и лениво отозвался:

— Неохота… У меня свое дело есть. Я лучше займусь геологией. — И он углубился в страницы потрепанного учебника, поглаживая по спине овчарку Джоя.

— Ничего, Степа, трудись, — сказал старший геолог Захар Иванович, заглядывая в ведерко, где трепыхалась пойманная рыба. — Если так будет и дальше клевать, ты и один справишься. Да и поздновато уже — скоро солнце зайдет! Искупаемся еще разок — и я поеду домой готовить уху. А вы ночуйте себе на берегу реки…

Петр Селин снова поднял голову от книги, взглянул на небо и сказал:

— Действительно, вечереет. — И задумчиво добавил: — А неплохо было бы стать, например, космонавтом! Никаких тебе зачетов, знай готовься к полетам, — только и всего. А наступит время старта, — и пожалуйста, появляется, скажем, космонавт-шесть или десять, и слава ему, и популярность…

— Ну, братец, подготовка к полетам у космонавтов тоже не сахар, — засмеялся Степа. — А такую штуку, как геология, они еще в вузе хорошо освоили, не мешкая, как ты. Сам виноват, Петр. Если бы ты учил хоть понемногу, но систематически, без перерывов, тогда не пришлось бы наверстывать. Ну, Степа, заканчивай. Самое время искупаться. А это что? — Он удивленно впился глазами в небо.

Джой вскочил на ноги и тоже встревоженно смотрел вверх.

На сумеречном вечернем небосклоне вдруг появилась яркая красная полоса. Сначала узенькая, она, словно стрела, пронзила небосвод и, казалось, воткнулась в дальний синеватый лес — где-то километров за пятнадцать от реки. А еще через несколько секунд в небе загрохотал отрывистый гром. Его звуки неслись со стороны странной красной полосы, которая медленно расплывалась в полумраке. Джой ощетинился и глухо враждебно зарычал.

— Метеор! — воскликнул Петр, отбрасывая книгу.

Опираясь на руки, он вглядывался в небо.

— Да нет, не метеор, а уж скорее большой метеорит, — сказал Захар Иванович. — Если бы это был метеор, то откуда взялся бы такой грохот?

— А может, это межпланетный корабль? — отозвался Степа, забыв про удочки. — Да еще не какой-нибудь, а с далеких чужих планет?.. Вот здорово было бы! А может, действительно, Захар Иванович? — обернулся он к геологу.

— Кто же его знает, — медленно ответил тот. — Фантазировать, конечно, можно сколько угодно… Впрочем, метеорит, вероятно, очень крупный.

Ярко-красная полоса в небе уже растаяла. И сумерки словно еще сильнее сгустились над землей. С южной стороны, оттуда, куда упал метеорит, резко и неожиданно подул ветер. И снова все затихло. Джой перестал лаять и улегся на траве.

— Ну, купаться, так купаться! — решительно сказал Петр и, разогнавшись, прыгнул в теплую речную воду.

Вслед за ним побежал к реке и Степа. Захар Иванович, все еще поглядывая на небо, позвал Джоя, который лениво потягивался, и не спеша погрузился в волны.

— Ух, и хорошо же! — сказал он фыркая. — Джой, как тебе не стыдно? Иди, иди сюда!

Над рекой стоял веселый гам. Смеясь и отплевываясь, Степа спасался от Джоя, который пытался схватить его и вытащить на берег: собаке казалось, что его другу грозит смертельная опасность. А когда Степа нырял, Джой удивленно оглядывался и, не находя его, бросался к Петру: ведь и этому надо было помочь. По крайней мере, пес именно так представлял себе свои обязанности.

Наконец друзья, отдуваясь, вышли из воды на берег, за ними влез и довольный Джой. Он энергично отряхнулся, обдав дождем брызг Петра и Степу, заставив их отскочить, а потом лег на песок, внимательно поглядывая на Захара Ивановича.

— И почему Джой не спасает вас, Захар Иванович? — удивленно спросил Степа. — А нам надоедает так, что сил нет!

— Наверное, именно потому, что я тоже не надоедаю ему. Отношусь к нему серьезно, правда, Джой?

Овчарка, словно соглашаясь, радостно завиляла хвостом.

— Ну, а теперь до свидания, ребята! Смотрите, уже стемнело! — воскликнул он, быстро одеваясь. — Пока доеду, уже и ночь будет. Итак, переночуете здесь, на берегу, как договорились, а завтра утром — на базу. И без опозданий! Рыбу я заберу с собой, утром для всех сварим уху.

Захар Иванович поставил ведерко с рыбой на руль своего велосипеда.

— Джой, ты тоже оставайся здесь! Вернешься с ребятами.

Джой еще раз помахал хвостом. Вместе с друзьями он проводил внимательным взглядом Захара Ивановича, быстро исчезнувшего во мраке, и снова лениво положил голову на лапы. Петр и Степа разожгли костер, вскипятили воду, поужинали жареной рыбой, накормили собаку. И тогда Степа снова сказал, поглядывая на рассыпанные в ночном небе звезды:

— Конечно, все это ерунда… А все-таки, если это правда не метеорит, а межпланетный корабль с какой-нибудь другой планеты?.. Разве такого не может быть, а? И мы с тобой тогда стали бы свидетелями необыкновенного события…

Он не досказал. Джой вскочил на ноги. Его шерсть взъерошилась, уши, как локаторы, ловили неслышимые звуки.

— Что такое, Джой? — удивленно спросил Петр.

Собака мелко дрожала. Потом отрывисто залаяла раз, другой…

— Да в чем дело, Джой? — Степа тоже заинтересовался его необычным поведением. — Диких зверей здесь, конечно, нет. Смотри, он весь дрожит!

Джой еще раз встревоженно залаял. Потом стремглав рванулся вперед и исчез в темноте. Издали послышался лай и вдруг оборвался, словно собаке перехватили горло. Снова все затихло.

— Джой! Джой! Где ты? Джой, иди сюда!

Но собака бесследно исчезла, словно утонула в ночном мраке.

— Куда он делся? — Степа взял горящую головню из костра и пошел в том направлении, куда унесся Джой.

Он обшарил все вокруг и вскоре вернулся.

— Нет. Будто сквозь землю провалился наш Джой… И главное — не лает! Сейчас возьму большую головешку и еще раз…

— Ни к чему все это, — остановил его Петр. — Что ты найдешь в этой темноте? Диких зверей тут нет, а люди… Люди пришли бы сюда, к костру.

— А где же тогда Джой?

— Ну, разве я знаю? Побегает, побегает и придет сам. Если он не лает, то, пожалуй, все в порядке. Лучше ляжем спать. Вставать придется на рассвете.

Степа все еще тревожно оглядывался.

— Нет, не нравится мне все это… — сказал он. — Знаешь что? Давай повесим одежду на деревья — рубашки, брюки… Чтобы часом кто-нибудь не пришел сюда и не забрал, а? Да и костер разведем побольше…

— Глупости, — уже сонно отозвался Петр. — Кто это может сюда прийти? Ну, если уж ты так хочешь, давай. Подстилки у нас есть, и холодно, наверное, не будет. Да еще и костер…

Через несколько минут они уже лежали на подстилке. Костер ровно и ярко пылал, бросая блики на ближайшие кусты. Петр заснул сразу. А еще чуть позже заснул беспокойным сном и Степа.