100 великих полководцев древности

Серия: 100 великих
Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

Слово от автора

История древности человеческой цивилизации, известная нам, прежде всего, по археологическим раскопкам, а потом уже по иным сведениям, полна военных событий. Археологи, исследуя древние городища, находят убедительные доказательства их гибели в ходе набегов воинственных соседей, когда селения безжалостно предавались огню. Развалины древних городов-крепостей «говорят» о том, что их когда-то разрушили, порой неоднократно, в ходе чаще всего безвестных жестоких войн.

Те дошедшие до нас немногочисленные письменные свидетельства, будь то папирусы или наскальные надписи, глиняные таблички и более поздние рукописи, обычно говорят о войнах властителей. Но далеко не всегда в них сообщается о великих полководцах этих правителей, которые ходили в походы, сражались в битвах и отдавали жизни за своих монархов. Так было в древности не одно тысячелетие.

Первое письменное упоминание о войне датируется временем около 2400 года до н. э. Бесспорно, что первому такому свидетельству предшествовали многие и многие столетия военных конфликтов, начиная с жизни первобытного человеческого общества, которое со временем дало изначальные ростки государственности. Именно тогда человеческая цивилизация вступила в эпоху древности.

Древность предстает перед нами как сплошной калейдоскоп, в котором мелькают большие и малые войны, походы, битвы на суше и на море, осады и штурмы крепостей и городов. Военные конфликты между племенами и народами, государствами и их коалициями нескончаемой чередой следуют на протяжении известных нам страниц истории тысячелетий до нашей эры и до самого конца первого тысячелетия нашей эры.

Не поддаются никакому учету армии древних правителей, которые участвовали в этих войнах, бессчетное число которых в начальный период человеческой цивилизации так и остались неизвестными нам. Равно как и неизвестен даже приблизительно людской урон в военных событиях эпохи становления человеческой цивилизации.

В войнах гибли и возвышались народы и государства. Это касается даже таких поистине великих держав, какими в веках смотрятся нам: Древний Египет и Ассирия, Персия и Парфия, Кушанское царство и Древний Рим, империя Хань и кочевой народ хунну, Арабский халифат и Византия, Древняя Русь… История каждого из этих государственных образований в мировой истории – это тоже история войн, которые и возвышали их, и служили их могильщиком.

По выражению замечательного русского историка Н.М. Карамзина, история, в том числе военная, «в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зеркало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего». И как тут, познавая военную историю не только древности, с этим не согласиться.

В те отдаленные от нас тысячелетия дружины и ополчения, войска и армии водили в походы и сражения часто сами венценосные воители. В далеком прошлом порой сложно отличить военного вождя от монарха, поскольку тот и другой творили судьбу собственную и историю своего времени. Поэтому племенного вождя, царя и императора (как бы они не назвались в свою эпоху) роднит одно – это стезя полководца.

Надо отдать историческое должное таким венценосцам, будь они защитники Отечества или завоеватели, устроители собственных государств или просто грабители-авантюристы. В далеком прошлом они не могли в подавляющем большинстве случаев быть иными. Иначе им пришлось бы подчиниться мечу более воинственного и удачливого соседа, жаждавшего расширения своих владений, военной добычи и славы победителя.

Собственно полководцы появились тогда, когда властители уже не всегда вели войны лично, а вверяли военную силу свою другим людям, им верным и обладавшим военным талантом, способностями водить в битву и походы других. Такие полководцы, подчиняясь воле своего монарха, добывали ему победы и славу. Если их имена оставались в письменных источниках, а не за кадром, то и они становились неотъемлемой частью викториальных событий. Что самое главное, вполне заслуженно.

При написании этой книги автором не ставилась самоцелью освещение деяний всех значимых претендентов на вхождение в магическое число «100 великих полководцев». Есть бесспорные лица среди этой сотни воителей, какими являются, к примеру, Хаммурапи и Тутмос III, Ашшурбанипал и Александр Македонский, Юлий Цезарь и Мухаммед, У Ди и Аль-Валид, Карл Великий и Святослав Игоревич. Размах их полководческих деяний приводил к знаковым изменениям на прижизненных им политических картах древности.

Бесспорными являются и те великие своими деяниями полководцы, которые не перекраивали карту Евразии – Леонид I и Лисандр, Ганнибал Барка и Сунь Пин, Спартак и Олег Вещий. Однако их полководческие деяния являются вершиной воинского искусства древности, став в мировой военной истории классикой воительства. Став ею волей судьбы и времени, не завися от того, какие цели преследовались в тех войнах, когда блистали их славные имена.

Человечество всегда стремилось, стремится и будет стремиться к познанию своей истории, дня вчерашнего. Жизнь и деяния ста великих полководцев древности, героев выносимой на суд читателей книги, лишь частица этой истории.

Здесь уместно вспомнить слова Н.К. Рериха, талантливого художника и мыслителя старой России: «Из камней прошлого созданы ступени грядущего, вчера – это сегодня, сегодня – это завтра». Прошлым здесь смотрится для нас заря человеческой цивилизации, ее древность.

Алексей Шишов,

военный историк и писатель,

лауреат Международной литературной премииим. Валентина Пикуля

и Всероссийской литературной премииим. Александра Невского

Саргон I Древний (Аккадский)

Завоеватель Шумера, Элама, Кедрового Леса и Серебряных Гор

Саргон I Древний

Страна шумеров, как свидетельствует история, возникла практически одновременно с египетской цивилизацией. Это был народ неопределенного этнического происхождения, о котором по сей день спорят исследователи. Шумеры мигрировали на юг через Малую Азию (или, возможно, через Кавказские горы) и осели в благодатной по природе южной части Месопотамии.

Шумер, как таковой, не был единым царством: его составляли независимые города-государства – Киш, Умма, Ларса, Ур, Лагаш, Вавилон, Борсиппа и другие, которые постоянно враждовали между собой. Наиболее сильные из них, такие как Лагаш и Умма, стремились к гегемонии среди соседей. Достичь же ее было возможно только вооруженной рукой.

Особенностью внутреннего устройства Шумера являлось то, что власть жрецов была намного сильнее власти военных вождей. Но и среди жречества не было единства, которое могло бы превратить шумерские города-государства в единое целое, с централизованной светской и религиозной властью. Но такая ситуация даже в Древнем мире не могла продолжаться исторически долго.

Раздробленность Шумера логически привела к тому, что ее объединителем стал завоеватель, первый известный (благодаря первым письменным источникам) нам полководец-венценосец, вне всякого сомнения – великий, из времен в три тысячелетия до нашей эры. Это был царь Саргон I Древний (или Саргон Аккадский). Его именем и открывается портретная галерея военных вождей Древнего мира, которые «хирургическим способом», то есть завоеваниями, перекраивали известную нам политическую карту той давно ушедшей в прошлое эпохи.

Саргон не был шумером по происхождению и о нем, как о личности, известно крайне мало. Был человеком незнатного происхождения. Став правителем, называл себя Шаррум-кеном, что означало «царь истинен». По одному из преданий, богиня Иштар полюбила Саргона и сделала его царем Аккада. Во всяком случае, тот в самом начале завоевательных походов объявил себя ставленником этой богини на земле.

Аккадцы были северными соседями Шумера, проживая в междуречье Тигра и Евфрата. Этот некогда воинственный кочевой народ осел на благодатной месопотамской земле, переняв многое в землепользовании у шумеров.

Первоначально два древних народа жили в мире. Однако междоусобица шумерских лугалей (военных вождей городов-государств) привела к тому, что аккадский военачальник Саргон вознамерился создать собственную державу. Чтобы укрепить свою личную власть в Аккаде, он завоевывает сильнейший город в этой области – Киш и после этого именует себя «царем Киша» и «царем Аккада».

Укрепившись на севере Шумера, Саргон проявляет недюжинные способности. Через несколько лет он имел под своим командованием сильную армию численностью в 5400 воинов, которые всецело зависели от правителя Аккада. Они содержались за счет государственной (царской) казны. По словам самого царя Саргона Древнего, его войско ежедневно «обедало у него за столом».

Особенностью действий аккадских воинов в бою было то, что главным оружием для них стали дальнобойные луки со стрелами, имевшими медные наконечники. Это позволяло поражать врагов за несколько сот шагов. Шумерские же воины в лучшем случае могли бросить на десятка два шагов метательное копье.

Либо Саргон имел доступ к зарослям тисса (или лещины) в предгорьях Малой Азии или современного Ирана (боевые луки изготовлялись из древесины тисса), либо в его время был уже изобретен составной, или клееный, луг из рога, дерева и жил. Хороший лук был грозным оружием, который прицельно бил на 200 метров и более; из него можно было делать 5–6 выстрелов в минуту при запасе стрел в колчане от 30 до 50; на близком расстоянии стрела пробивала толстую доску.

«Стреляющее» войско Саргона Древнего нанесло поражение всем дружинам шумерских городов-государств, которые попытались остановить его завоевательные походы на полях битв. По всей видимости, шумерские воины терпели разгром еще до того, как успевали схватиться с врагом врукопашную.

За непродолжительное время аккадцы завоевали весь юг Шумера. Они захватили и опустошили такие большие города-государства, как Урук, Ур, Лагаш и Умму. Воины непобедимого Саргона «омыли свое оружие в море» – то есть в водах Персидского залива.

Самой громкой победой полководца Саргона стал разгром войска лугаля города Умма Заггиси (Лугальзаггиси), который отказался породниться с ним путем династического брака. Самоуверенный лугаль был взят в плен и в медных оковах проведен в торжественной процессии победителей-аккадцев через «ворота бога Энлиля» в городе Ниппуре. Затем его не без известного победного торжества казнили.

Позже армия аккадцев совершила ряд новых завоевательных походов – в Малую Азию (в «Серебряные Горы») и Элам. Эламские войска были побеждены воинственным Шаррун-кеном, захватившим силой много городов. По всей видимости, эти походы носили грабительский характер и осуществлялись ради получения военной добычи – ценностей, имущества и пленников, которые становились рабами.

Одна из расшифрованных наскальных надписей свидетельствует, что царь-полководец Саргон Аккадский совершил смелые походы на запад, где находилась страна Амуру. Победным результатом их стало следующее:

«Эндиль дал ему Верхнюю Страну Маер (или Мари), Ярмути и Ибду вплоть до Гедровых Лесов и Серебряных Гор».

Страна Маер (Мари) находилась к западу от реки Евфрат, Ярмути была расположена в северной части Палестины. «Кедровым Лесом» в древности называли горы Ливана, а «Серебряными Горами» – горы Тавра. Это позволяет утверждать, что царь Саргон I совершал вторжения на земли Сирии и Палестины. В других надписях говорится, что он на какое-то время утвердился (или пытался это сделать) на берегах сирийского Средиземноморья.

Одна из наскальных надписей гласит, что царь Саргон «прошел море запада, был три года на западе, покорил и объединил страны, поставив на западе свои статуи, перевел по морю и по суше своих пленных».

Саргон Древний, завоевав Шумер, не избрал своей столицей ни один из его многочисленных городов и не принял ни один из почетных шумерских титулов. Он именовал себя царем Шумера и Аккада, построив для себя на берегу среднего Евфрата собственную столицу, назвав ее Аккадом. Вскоре этот новый город Месопотамии стал процветающим. К его речной пристани приставали корабли из Мелахи (Индия), привозившие такие диковинные товары, как обезьян и слонов.

Завоеватель Шумера распустил ненадежные городские дружины воинов-землевладельцев. Свое постоянное войско он поставил вокруг столицы, чтобы его можно было быстро собрать. В случае больших походов собиралось ополчение из лично свободных граждан страны шумеров.

В завоеванной стране Саргон Аккадский, основавший династию Саргонидов, взял под личный контроль огромное хозяйство шумерских храмов. Оно состояло из принадлежащих им возделанных полей и земледельцев. Чтобы храмовые жрецы не строили против него опасные козни, царь регулярно наделял их щедрыми дарами, в том числе и частью военной добычи.

Население Шумера, как храмовые жрецы, так и простой люд, не приняло нового правителя-завоевателя. По преданию, жители городов часто поднимали против него мятежи. Известен случай, когда в старости царю Саргону во время одного такого «возмущения» пришлось бежать из дворца и прятаться в канаве, хотя потом он и подавил мятеж.

Управляя Шумером, Саргон Древний неустанно заботился о своем войске. По тому времени соперников среди соседей у него не было, и потому торговые колонии семитов в Малой Азии, нуждавшиеся в вооруженной защите, часто обращались к нему за военной помощью. Естественно, за хорошую плату. В этих просьбах малоазиатскому купечеству практичный царь Шумера и Аккада не отказывал, хорошо зная все выгоды от такого сотрудничества.

После смерти Шаррум-кена созданная его завоеваниями держава Древнего мира – Аккадское государство – стало распадаться. Сыновья Саргона I – Рамуш и Маништушу, правившие друг за другом после отца, встретились с упорным сопротивлением большей части населения Южного Шумера, Элама и других областей.

Подавляя восстания, царь Рамуш вырезал целые города, казнил многие тысячи пленников-шумеров, а его воины совершали безнаказанные грабежи. Попутно добывались рабы, в которых нуждалось хозяйство державы, основанной Саргоном Древним.