Посиделки с Олегом. Сборник рассказов

Автор: Плазмер Дмитрий   Жанр: Эро литература  Любовные романы   Год неизвестен
Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

Предисловие

ВНИМАНИЕ!

Все персонажи и события выдуманы.

Автор не пытается оскорбить религиозные, нравственные  и иные чувства читателей. 

Текст содержит нецензурную лексику, сцены употребления запрещенных веществ, насилие и откровенные сексуальные сцены и поэтому не рекомендован младенцам моложе 18-ти лет, а так же детям моложе семидесяти и впечатлительным рептилоидам с планеты Нибиру.

Сборник рассказов Посиделки с Олегом представляет собой эротическую сагу с открытым финалом, история которой берет свое начало с 2008-го года и была начата еще задолго до моей регистрации на сайте proza.ru.

После размещения ряда рассказов на различных литературных порталах желания материализовать книгу в виде бумажного варианта пока не возникало. Публикация с присвоением ISBN стоит сравнительно не дорого. Станок почти на моих глазах будет печатать макет, на изготовление которого было потрачено месяца три, потом готовые книги будут приобретать Читатели. Это скучно и не интересно.

Мне на почту и посредством комментирования и рецензирования приходит множество различной критики: как отрицательной так и положительной. Отрицательная в основном сводится к излишней откровенности эротических сцен, перебором с мнимыми критикам пресловутыми "половыми извращениями", надуманной и кажущейся так же только им бессюжетностью и тем, что все рассказы написаны однотипно, "под одну гребенку". Описываемый мною образ жизни по форме и содержанию не является отклонением, а есть законодатель новой нормы поведения и сюжет в каждом рассказе свой собственный. Основной критерий Творчества - это художественный замысел литературного произведения, музыкальной композиции или написанной картины. Авторы являются художниками слова и, и в каких жанрах и в какой палитре писать писать картину, ткать свое литературное полотно личное дело исключительно Авторов. Качество такого полотна напрямую зависит от того, посылается ли определенный message читателям. Мой message состоит из веры в то, что я обязательно обрету не на страницах рассказов, а в жизни, реальной жизни обрету один раз и на всю жизнью идущего в сравнение с главным и неизменным героем Олегом Ковалевым живого и настоящего Человека, состоящего из плоти и крови, а не из абзацев и букв.

Искренне ваш Дмитрий Плазмер.

Скромный эскиз эротического рассказа

Звон ключей, дверь наконец-то открылась, довольно резка, скрипя не протяжно, но тем не менее бьющее по ушам.

- Доброго, Оля, - поприветствовала Диметра, широко улыбнувшись и буквально отсканировав горящими глазами вошедшего в дверь человека, одетого в серые кеды с красными полосами, широкие брюки черного цвета, серую рубаху в черную полоску, не застегнутую ни на одну пуговицу, не скрывающую плечи и грудь мальчика-подростка и серебряный талисман на шее, которую нельзя назвать тонкой.

- Не называй меня так, я же просил. Мое имя Олег, - сказал вошедший человек с одержимой грубостью и явной  хрипотой в голосе, резко сфокусировав взор на ней.

- Не злись..  Кто тебя довел?

- Да все, на работе, на улице, - скороговоркой проговорил Олег, - Про работу вообще говорить не хочу - атеромы красивее их обладателей – а на улице Ягуара глотнуть спокойно нельзя. Только открываю банку – как всегда подходит мужик, здоровые они все, говорит, чтоб я ему глоток оставил, а я – иди работай, хватит тут хуем трясти, глянь бугай какой, а вместо шнурков проволока, ты б еще вместо ремня высоковольтник. А ну пошел!..

-  Аккуратней ты.

- Все в порядке будет! Да ты меня знаешь, когда подходят: «дай откусить», мне совестно свой хот-дог   хотдожить, я ему: иду шерсть в тесте куплю, чебурек то бишь, а он и рад, - Диметра в это время напустила на себя гримасу отвращения, -  А ты еще не видела, как у нас пиво пьют. Мишка бутылок наберет, а там у остановки даже по полбутылки пива умудряются найти, сливает изо всех в один стакан, балдеет и ели разборчиво доводит до моего сведения, что ничего, дескать, вы, молодежь, в пиве не понимаете, вот оно – пиво и

трясет стаканом.

- Хватит уже этих историй! – раздраженно бросила она, - Я б каждый день пила возле метро – еще не то рассказала!

Олег снял кеды, демонстрируя черные носки. – Так ты ж у меня домашняя, цедишь свой Кампари дома, а я пиво, ягуар, на остановке три банки выжрать могу. Слабо? – улыбнулся он.

- Ага, выпью и да здравствует инсульт, - она умышленно сделала ударение в слове инсульт на первую букву.

- До этого не дойдет, по нашим сосудам и артериям красную стрелу, Москва-Питер пускать можно. Ну да ладно. Что это я?

- Да уж точно. Взбеленился не на шутку, - заметила Диметра.

Олег обул домашние тапки и шатающейся походкой пошел в ванну. Дверь он не закрывал за собой никогда и она зачастую за ним наблюдала: как он сначала моет руки, потом шею двумя руками над ванной, немногочисленные волосы и вытирается не жалея лица. На его правом боку остался шрам коварного ножа – террористы заложили бомбу в торговом центре, а Олег их выследил, положил троих на лопатки  и обезвредил зловещий механизм, перерезав скальпелем заветный оранжевый провод.   Он не может не оперировать, вечерами взахлеб рассказывает о фурункулах, карбункулах, переломах и пр., и т.д.,  а она всегда внимательно слушает, одев уютный халат. Он и дома врач-хирург, часто персонажем эротических игр становится Диметра  в качестве пациентки, а Олег одевает на голое тело халат и «готовит к операции», воплощая скрытую мечту работать в крупной клинике и вести сложные операции вперемешку с сексуальными фантазиями, сначала приступая к премедикации,  здесь они как правило принимают психостимуляторы для остроты ощущений, Олег и анестезиолог, и медбрат, и хирург в одном лице в это время, вместо скальпеля пластиковый одноразовый нож, смазанный предварительно малиновым желе, проводит им по груди предварительно обнажившейся Диметры и любит рассказывать: вот здесь у тебя сердце, вот здесь ЖКТ, какая же у тебя слепая кишка, сигмовидная, а этот тонкий кишечник – люблю в тебе все, далее он слизывает желе с ее груди, он ласкает себя, она – себя и Олег дрожащим голосом мастурбируя изрекает: какая грудь, срочно нужно снять в косых проекциях, я ртом будто нитями наложу швы, покусывая при этом грудь Диметры, не сдерживая оргазм  шепчущей: доктор, я буду ли жить?

Олег сел за кухонным столом, налил стакан воды и выпил большими глотками.

- Я мяса пожарила, как ты любишь, с кровью, и приготовила окрошку из однопроцентного кефира, - сообщила Диметра.

- Вот здорово,  а то я злой и голодный, и эти… - Он  со зверским аппетитом набросился на мясо, рвал его зубами, на кухне сохранялся аппетитный запах жареного, - Эх, Диметра, как я тебя… - он не нашел слов и специфически замахнул руку, жест был будто срисован с героя Леонида Быкова из фильма «В бой идут одни «старики»».

- Хочешь?.. – предположила неуверенно она.

- Да не слово! Сорвать с тебя одежду и полежать в ванне!!!

Олег дожевал мясо, но вопреки ожиданиям не набросился на нее, а загадочно сказал:

- Иди ко мне..

Он взял ее на руки отнес в ванную комнату, дерзко раздел ее, разделся сам, обнажая возбуждающий до небес имитатор пениса, находящийся на поясе в вертикальном положении. Она села в ванну, он напротив нее, демонстрируя далеко не только сексуально огромный пенис ярко красного цвета чая Каркадэ, на который он одел только что раскрытый презерватив для орального секса с банановым вкусом. Диметра не сводила глаз его краснеющих гениталий, увенчанных фаллосом. Она ввела его в свой рот, после чего переместилась к клитору, а его руки в это время были внутри нее, настолько  горячие, будто сконцентрировавшееся тепло исходило именно от его пальцев. Это не сравнить ни чашкой крепкого кофе, ни с накрывающей волной после принятия  экстази [1] , это даже не видения и проекция астрального тела при действии психостимуляторов, это не рисованные картины с размытыми контурами людей с воронками  яркого алого цвета вместо глаз, которые видела Диметра приняв ЛСД [2] (от экстази она отказалась, даже справедливо правильно не захотела и пробовать), бывший единственным химическим веществом галлюцинаторного действия, когда-то побывавшем в ее крови; ее накрыла волна оргазма и обессилив он обмякла на противоположной части ванны, Олег несколькими минутами ранее направил сильную струю душа на ее гениталии, она омыла ее пальцы и исследовательски обежала выше, возродив ее соски.

Он вытер ее, вытерся сам и бережно отнес в спальню, после оделся в черную водолазку, те же брюки и вышел за сигаретами, перед этим много раз резко тряхнув головой

Новые мазки на холсте

Разбудило Диметру бряцание ключами, скрип двери, за которой появился Олег, взъерошенный, в растрепанных чувствах он резкими движениями сбросил с ног обувь и поднял глаза на сонную Диметру, стоящую к коридоре, узком, с монотонными обоями цвета какао и красным абажуром, красящим на потолке свет в экспрессивно-красный, влияющий и на цвет обоев, и на бывший когда-то белым серый линолеум, и на коврик  возле двери с вольготно торчащими нитками.

- Лови! – воскликнул Олег с неподдельной грубости и нотками высокомерия.

В сторону Диметры полетела пачка Vogue с ментолом, она попыталась ее поймать, однако же, та ударилась об ее грудь и упала, после чего она нагнулась, чтобы ее поднять.

- Ха! А реакция-то падает! Меньше в своих чатах сидеть будешь! – Олег улыбнулся широко, буквально во всё лицо, однако в его высказывании был заметен издевательский тон.

Диметра устремила на него помятый вид:

- Чаты – это вторая жизнь, реинкарнация не умирая.

Олег опрокинул голову и засмеялся низким хрипловатым смехом.

- Да ты бы так не смеялся, отправил бы CHAT LITERATURA, и MARRY конечно.

- Я тебе сейчас такое MARRY покажу! – он приблизился к ней и привлек к себе настолько сильно, грубо, страстно, что из ее легких вышел весь воздух, провел рукой по ее ягодицам, губами не оставил без внимания левую часть шеи.

- Настоящий мачо… - феминно проговорила она.

- Мачо? Да… На меня сейчас аж продавщица покосилась, спросила: «Как обычно?»  И мой Беломор дает, а ей: «еще Вог с ментолом», тут она наверняка смекнула, что всё, закапываться пора, но я не стал ее погружать в эсхатологический экскурс, говорю, это даме моей. ВОТ, - он отошел на несколько шагов, отсканировал взглядом халат Диметры, на котором изображена цветущая сирень, спустился взглядом к ее ногам, несправедливо срытых халатом и к домашним тапочкам, огромным, в серых зайцев, с глазам и ушами. Олег задумчиво улыбаясь вспомнил как Ройсин Мерфи, солистка группы Moloko, точно в таких же вышла на сцену. – Ну и тапки у тебя, Диметра, - направился на кухню. Она за ним. В идеальном расположении они сели друг на против друга и на кухне раздались щелчки зажигалок, вскоре дым подобно давней кошке властвовал на кухне, освещаемой яркой лампой в салатового цвета абажуре, зеленоватый свет смешивался с угасанием дня и падал на больнично белые двери, потолок и ярко желтой краской покрытые стены цветом, вызывающим ассоциацию с газовыми трубами, стол, на нем пепельница на клеенке с рисунком цветов, хлебница, пара не убранных тарелок. Дым уходил в унисон со скрипом стульев. Олег смачно выпустил дым.

- Помнишь чемодан с миллионом долларов? – ехидно спросил он.

- Как же не помнить?! – возмутилась Диметра, встала и направилась к электрочайнику, включила его, достала и поставила на стол две разных чашки, ближе к Олегу низкую белую с надписью черными буквами «только для мужиков» , а себе – утончающуюся ко дну с изображением цветов сакуры, чайник из этого же набора, она слегка манерно насыпала заварку, поставила за стол сахарницу, наполовину наполненную кусковым сахаром, - Чердак как твоя серенада в стиле рок под моим окном и ведро воды от отца – навечно в моей памяти.

- Чердак – это да.. Только не надо говорить, что я онанировал, когда касался шприцом с водой без иглы твоих ягодиц.

- Онанировал - онанировал. Да ты хлеще меня возбуждался, одевая белый халат. Я-то мастурбировала, и ты сознайся, - она располагающие улыбнулась, втянув голову в плечи и медленно куря дамскую сигарету.

- Дело не в этом, - ушел от темы Олег, - Помнишь, что ты тогда сказала?

Диметра прищурила глаза и начала смотреть  вверх, а Олег откинулся на стуле и развел ноги.

- Счастье не в деньгах, а в милом в шалаше.

Олег одобрительно закивал:

- Я тогда постигал смысл твоей фразы, продолжаю начатый путь и сейчас. Я бы выбрал миллион в сейфе, а тебя  - в кровати.

- Третьего не дано никогда, либо белое, либо ортодоксально черное. Утверждающие, что существует серое поголовно психически больны, да?

- Так оно и есть. Ты сама посуди, что такое серое? Стерильный манекен, стандартный потребитель.

Издавший щелчок шумящий электрочайник сообщил о готовом кипятке. Диметра встала и заварила чай в чайник с цветущей сакурой, через некоторое время кухня уже наполнялась ароматом чая.

- Штампованный манекен со штрих-кодом на лбу, добавила она, разливая чай по чашкам.

- И масштабы проблемы параллельны всем. А кто такие все? Пресловутое серое. Я вспомнил, как впервые имитировал пенис в школе. Пришел на урок литературы, вызывает училка к доске, а я вместо заученного стихотворения расстегиваю штаны и трясу оттуда зеленым резиновым огурцом: вот, Маргарита Тимофеевна, какой у меня писун зеленый! С пупырышками!!! А что Маргарита Тимофеевна? Как я понял спустя годы, серость. Понимаешь, Диметра, ни в школе нормальных учителей не было, ни на медфаке, там лягушки мною препарированные да бомжи заформалиненные читали мне куда более интересные лекции!  - он хлебнул чая, вытер рот рукой, его глаза сообщали о психомоторном возбуждении, он встал и перешел на крик:

- А черное или белое – это чемодан в сейфе или ты в кровати, милая.

Диметра смотрела на него не сводя взгляд и вдруг решилась перебить:

- Успокойся ты, хватит расходовать нервы понапрасну.

- Но, Дима, я же понял!!!

- Что?!

- Небо – вот купол моего шалаша, ты – вот моя милая, а чемодан..  Я бы захотел – заработал, а вот такое сокровище как ты..  

1

Сильный психостимулятор (Прим. ред.)

2

Диэтиламид лизергиновой кислоты - сильнейший галлюциноген (Прим. ред.)