Цирк доктора Дулиттла

Автор: Лофтинг Хью Жанр: Сказки  Детские  1992 год
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Часть первая

Глава 1. У очага

А теперь настало время рассказать, что приключилось с доктором медицины Джоном Дулиттлом, когда он ездил из города в город с бродячим цирком.

По чести говоря, доктор вовсе не собирался становиться бродягой навсегда. Он только хотел показать публике невиданного двухголового зверя тяни-толкая и выручить на этом денег, чтобы расплатиться с моряком за одолженный корабль. Как вы знаете, корабль наскочил на скалы и пошел ко дну у берегов Африки. Однако мудрая сова Бу-Бу не раз говаривала — и была совершенно права, — что доктору разбогатеть так же легко, как утром умыться. Доктор не был жаден, на себя почти ничего не тратил и был счастлив даже без гроша в кармане. Наверное, поэтому, как только у Джона Дулиттла начинали водиться деньги, он тут же тратил их. Утка Крякки рассказывала, что уже раз пять-шесть на ее памяти доктор зарабатывал кучу денег, но чем больше становилась эта куча, тем скорее деньги уплывали неизвестно куда. Конечно, Джон Дулиттл никогда не был настоящим богачом, и даже когда он выступал в цирке со своими зверями, к концу каждого месяца в его карманах становилось пусто, словно деньги оттуда выдувало ветром.

Но давайте вернемся к тому времени, когда доктор Джон Дулиттл, пес О’Скалли, утка Крякки, сова Бу-Бу, поросенок Хрюкки, белая мышь и тяни-толкай вернулись из Африки в свой маленький домик на окраине Паддлеби-на-Марше. Надо было думать, как прокормить такую большую звериную семью, а доктор, как на грех, снопа остался без гроша.

К счастью, хозяйственная Крякки прихватила с собой припасы из кладовой пиратского корабля. Она долго считала, прикидывала и так и этак и в конце концов сказала, что пищи им хватит на два дня, от силы — на три. Но остальные так радовались возвращению домой, что пропустили слова Крякки мимо ушей.

Утка не могла сидеть без дела и тут же отправилась на кухню чистить кастрюли, драить сковородки и готовить обед. А доктор, и другие звери побежали в сад сказать «Привет!» своим любимым уголкам. Они все еще бродили по садовым дорожкам и вздыхали от чувств, когда послышался звон — это Крякки, ударив ложкой по сковородке, возвестила о том, что обед готов. Все помчались наперегонки, чтобы занять места за столом на кухне, где было так приятно коротать вечера.

— Не пора ли нам зажечь огонь в очаге? — спросил О’Скалли. — Что-то похолодало. Этот сентябрьский ветерок продувает меня насквозь. Мы так давно не сидели вместе у огня.

— А доктор расскажет нам что-нибудь занятное! — обрадованно воскликнул поросенок. — Историю про лису, которая хотела украсть гуся!

— Может быть, может быть, — промычал в ответ доктор с набитым ртом. — До чего же вкусны эти пиратские сардины! Просто объеденье!

Но до занятных историй дело не дошло. Как всегда, к доктору пришли пациенты. Сначала ласка — она сломала коготок. Не успел доктор перевязать ей лапку, как прилетел соседский петух. У него разболелось горло, он хрипел и кукарекал шепотом, настолько тихо, что утром даже не смог никого разбудить своим пением. Потом пара фазанов принесла своего птенца. Он был слабый, болезненный и отказывался клевать пшено.

Жители Паддлеби еще не знали о возвращении доктора, а среди зверей и птиц новость разлетелась в мгновение ока. До самого ужина Джону Дулиттлу пришлось перевязывать лапы и крылья, давать микстуры и порошки, ставить компрессы.

— Ничего не изменилось! — ворчала Крякки. — Ни минуты покоя!

К вечеру сильно похолодало. К счастью, в подвале нашлась охапка дров, и после ужина звери расселись вокруг очага и принялись наперебой просить доктора рассказать им что-нибудь или почитать книгу.

— Нет-нет, — отказался наотрез доктор. — Лучше подумайте о том, где нам найти подходящий бродячий цирк. Если мы должны заработать денег, чтобы расплатиться с моряком, то это дело нельзя откладывать. До сих пор мне не встречался ни один цирк, к которому мы могли бы присоединиться. С чего же начать? Насколько я понимаю, бродячие цирки потому так и называют, что они не стоят на месте. Где же нам их искать?

— Тсс! — вдруг зашикала на них сова. — Кто-то стучится к нам в дверь.

— Странно! — удивился доктор, выбираясь из кресла, где ему было так уютно. — Кто бы это мог быть?

— Вы помните ту даму, что села на ежа? — пропищала мышь. — Наверное, другой доктор плохо лечит ее ревматизм, и она снова вспомнила о Джоне Дулиттле. Надо бы ее отвадить раз и навсегда. Позовите из подвала ежа, пусть встретит гостью.

— Как ты можешь?! — воскликнул доктор и пошел открывать дверь.

На пороге стоял торговец едой для кошек Мэтьюз Магг по прозвищу «кошачий кормилец».

— Мэтьюз?! — удивился Джон Дулиттл. — Входите, милости прошу. Как вы узнали, что я вернулся?

— Как узнал? — переспросил «кошачий кормилец». — Мне о том донесли мои старые кости. Сегодня поутру у меня прихватило поясницу, и я сказал жене: «Что-то у меня спина побаливает, никак доктор вернулся. Загляну-ка на всякий случай я к нему вечерком».

Хотя Мэтьюз Магг и пришел на всякий случай, но именно на этот всякий случай он принес баранью косточку для О’Скалли, кусочек сыра для мышки, морковку для Хрюкки и цветок в горшке для доктора. А когда гость уселся возле очага, доктор протянул ему трубку и кисет с табаком. Душистый дым поплыл по кухне.

— Ну уж теперь-то вы наверняка посидите дома месяц-другой, — сказал Мэтьюз Магг.

— Боюсь, что мне не суждено стать домоседом, — ответил доктор. — Конечно, надо бы привести в порядок сад — уж больно он зарос и одичал, пока меня не было. Но мне срочно нужны деньги.

— Да, — задумчиво протянул Мэтьюз, — мне они всегда нужны и всегда — срочно. Скажу вам по секрету, я сумел кое-что поднакопить — целых двадцать пять шиллингов. Если они вас выручат.

— Не выручат, — остановил его доктор. — Меня не выручат и сто шиллингов. У меня слишком много долгов. Но я знаю, что делать. В Африке я вылечил от ужасной болезни племя обезьян, и они подарили мне редкое животное. У него две головы.

— Две головы? — поразился «кошачий кормилец». — Где оно? Я хочу на него посмотреть!

— Его зовут тяни-толкаем, и он сейчас щиплет травку в саду. Но учтите, что он очень застенчивый и не любит, когда его разглядывают. Давайте лучше возьмем ведро воды и сделаем вид, что пришли напоить его.

Когда Мэтьюз и доктор вернулись на кухню с пустым ведром, «кошачий кормилец» сиял от восторга.

— Я никогда не видел ничего подобного! — приговаривал он. — Вы заработаете кучу денег, если будете показывать его в цирке. На днях в Гримблдон приехал цирк. Давайте завтра утром отправимся туда и поговорим с хозяином.

— Так и быть, — согласился доктор. — Но пожалуйста, никому ни слова о тяни-толкае, пока он не выступит в цирке перед публикой. Иначе зеваки нас замучают.

Глава 2. Как доктора Дулиттла приняли за Шальая-Болтая

Мэтьюз Магг слыл чудаком. Он что ни день брался за новое дело, и, наверное, поэтому деньги у него не задерживались. Как только очередное занятие надоедало ему, он бросал его и снова торговал вразнос мясом для кошек и собак и ссужал за пару грошей своего терьера окрестным мельникам и крестьянам, в чьих амбарах не было житья от крыс.

Неугомонный Мэтьюз уже попытался пристроиться на работу в цирк, но ему отказали. Теперь, когда он узнал, что доктор Дулиттл хочет выступать на арене с необыкновенным зверем, он снова загорелся и уже видел себя и своего друга доктора хозяевами самого большого в мире цирка.

Ранним утром следующего дня Мэтьюз снова постучал в дверь доктора. Заботливая Крякки сунула им в карман сверток с булочками и сардинами, и друзья двинулись в путь.

Идти было далеко. Доктор и Мэтьюз молча шагали по дороге и вдруг услышали за спиной цокот копыт — их догоняла повозка. На повозке восседал крестьянин с женой.

— Не стоит и просить их подвезти нас, — проворчал Мэтьюз Магг. — Это Исидор Стайлз, богач и скряга. Я хорошо знаю его, не раз ловил с моим псом крыс в его амбарах. Его жена — вон то старое огородное пугало — ни за какие коврижки не согласится сидеть рядом с крысоловом.

Но все произошло совсем не так, как думал «кошачий кормилец». Запряженная в повозку лошадь много слышала о докторе и сразу же узнала его — маленького, толстенького звериного доктора. Как хозяин ни понукал ее, она остановилась возле путников и заржала.

— Здравствуйте, доктор. Куда путь держите?

— В Гримблдон, на ярмарку, — ответил доктор.

— Нам с вами по пути, — сказала лошадь. — Садитесь, я вас подвезу. Места всем хватит.

— Спасибо, но, похоже, мы твоему хозяину не приглянулись. Так что не зли его и беги в Гримблдон. Мы уж как-нибудь и пешком дойдем.

Лошадь нехотя подчинилась и потащила повозку дальше по дороге. Она бежала и говорила сама себе: «Как стыдно! Доктор, наш любимый доктор идет пешком, а грубиян и невежа едет себе и в ус не дует. Стыдно! Да если лошади в нашей деревне узнают, что я не помогла доктору, они знаться со мной не захотят!»

И лошадь закусила удила, встала на дыбы, взбрыкнула и помчалась назад к доктору. Хозяин повис на вожжах, его жена завизжала т страха, но лошадь не обращала на них внимания.

— Садитесь, доктор, садитесь, — сказала она, останавливаясь рядом с путниками. — А если хозяева не захотят потесниться, я сброшу их в придорожную канаву.

И она снова стала брыкаться. Доктор испугался, что лошадь действительно покалечит хозяев, и схватил ее под уздцы. Лошадь тотчас же успокоилась и присмирела.

— Ума не приложу, что с ней случилось, — охал крестьянин. — Как взбесилась! И как это вам удалось совладать с ней? Даже не знаю, довезет она нас до Гримблдона или нет.

— Довезет, — обнадежил его доктор, — непременно довезет, если я сяду на козлы.

— Уж и не знаю, как вас отбагодарить, — затараторила жена крестьянина. — Я так испугалась, так испугалась, когда она понесла!

Доктор сел рядом с хозяином и принял из его рук вожжи. Мэтьюз Магг с довольной улыбкой пристроился рядом с бледной хозяйкой.

— Прекрасная погода, госпожа Стайлз, — заметил он, приподымая видавшую виды шляпу. — Крысы в амбаре не беспокоят?

К полудню они приехали в Гримблдон. В городе было шумно, празднично одетые горожане тянулись на ярмарку. Чего там только не было! Свирепого вида быки с крутыми рогами, вымытые розовые свиньи, лошади с вплетенными в гриву лентами. Доктор и Мэтьюз Магг протиснулись сквозь толпу, поблуждали среди длинных рядов с корзинами, мешками и просто охапками всякой снеди и наконец-то выбрались к балагану, где давал представление бродячий цирк.

У входа стоял небольшой деревянный помост. Рядом в маленькой будке располагалась касса. Хозяин цирка, розовощекий здоровяк с большими черными усами, представлял публике циркачей. Они поднимались на помост, кувыркались, жонглировали и чего только не делали, а хозяин кричал:

— Только у нас! Только у нас вы увидите лучших акробатов, лучших укротителей, лучших заклинателей змей!

Артисты сменяли друг друга на помосте. По словам хозяина, все они были лучшие в мире, и даже пожиратель огня и тот мог за выступление съесть пламени больше, чем его было на великом лондонском пожаре. Дела явно шли на лад, потому что публика бойко раскупала билеты.

— Я должен поговорить с хозяином, — шепнул доктор на ухо Мэтьюзу Маггу. — Как его зовут?

— Александр Блоссом. Его цирк — один из лучших, — также шепотом ответил Мэтьюз. — Я уже побывал у него на представлении и хлопал в ладоши так, что они болят до сих пор.

Доктор протолкался к помосту, но как он ни пытался знаками привлечь к себе внимание хозяина цирка, тот не замечал его и продолжал нахваливать своих артистов. И тогда доктор тоже вскарабкался на помост, подошел к Блоссому и дернул его за рукав.

Хозяин цирка онемел, когда увидел вместо жонглера или фокусника маленького толстенького человечка. Но, как и большинство циркачей, он не привык лазить за словом в карман, и пока доктор раздумывал, с чего бы начать, Александр Блоссом закричал в толпу:

— А вот и лучший в мире Шалтай-Болтай! Он будет кувыркаться по арене, да так, что вы животы надорвете от смеха! Покупайте билеты! Шалтай-Болтай только у нас!

Публика хохотала, а доктор краснел и уже не знал, как выйти из неловкого положения. Он снова открыл рот, Чтобы объяснить хозяину, кто он такой и чего хочет, но тут из толпы долетел громкий возглас:

— Джон!

Доктор повернул голову и нашел глазами звавшего его. Посреди толпы стояла женщина и размахивала зеленым зонтиком. Доктора как ветром сдуло с помоста.

— Кто это? — спросил его Мэтьюз Магг.

— Боже! — бормотал еще больше смутившийся доктор. — Что же мне делать? Ведь это моя сестра Сара!