Громов

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

Сопротивление захватчикам, однако, не прекращалось, несмотря на жестокое подавление восстаний. В преданиях гильзаев и других афганских племен сохранились воспоминания о героической борьбе против монголов.

Империя Хулагидов — потомков Чингисхана — постепенно превращалась в слабо управляемую конфедерацию, в которой сформировались не только самостоятельные страны, подобные государству Куртов, образованному племенами гильзаев, но и обширные территории, где бесконтрольно властвовали афганские разбойники, именуемые гинган и хахаран. В течение столетия они грабили купцов, путешественников и послов, направлявшихся с запада в Индию и Китай. Эти разбойничьи государства имели даже свои законы, по которым грабежи должны были совершаться с таким расчетом, чтобы люди и часть товаров все же доходили до пунктов назначения и необходимое разбойникам движение на караванных путях не прекращалось.

В Южном Хорасане заявило о себе первое в средневековой истории «социалистическое» государство сарбадсаров, объединившее мелких феодальных землевладельцев с удивительной для тех времен идеологией — равенства всех людей. Сарбадсары одевались в одинаковую одежду и культивировали общие трапезы. Государство это просуществовало несколько десятков лет, несмотря на яростные попытки Хулагидов сокрушить его. Армия добровольцев, сформированная народным государством, нанесла ряд тяжелых поражений регулярным войскам.

Наконец империя потомков Чингисхана — Хулагидов распалась окончательно.

Государство Куртов обрело независимость и просуществовало еще пол века. За это время бурно расцвел Герат, ставший крупнейшим городом Средней Азии.

Новая беда пришла с севера, где в Самарканде утвердился грозный эмир Тимур. «Тимур и ланг» (Хромой Тимур) — в передаче европейских авторов «Тамерлан».

Один из первых своих походов Тамерлан направил в Куртское государство, разгромил его и овладел Гератом. В отличие от монголов, уничтожавших города, где их войска встречали сопротивление, разрушать Герат Тимур не стал, наоборот, сделал его столицей Хорасана. В этом же походе он уничтожил народное государство сарбадсаров.

Надо заметить, что Тимур с особой свирепостью подавлял любые народные выступления, к примеру восстание ремесленников и бедноты в Исфахане. Тогда он приказал каждому своему воину принести по нескольку отрубленных голов восставших. Из этих голов (70 тысяч!) была сооружена гигантская пирамида.

Почти столетний период правления Тимуридов в Средней Азии стал не только периодом жестоких завоевательных войн, но и временем блестящего расцвета науки, культуры и искусства Средней Азии.

Тимуриды сменяли друг друга, по большей части в результате войн, заговоров и убийств. Междоусобицы опустошали землю, но защищенный неприступными стенами Герат сохранил и приумножил свои богатства. Даже простые горожане в тот период были высококультурными людьми. Как правило, они знали арабский язык и Коран, обладали навыками профессионального чтеца этой священной книги мусульман, свободно ориентировались в старых и новых текстах. В гератском обществе высоко ценились красноречие, знание поэзии, музыки, каллиграфии.

Ярчайшей звездой того времени был Алишер Навои. Поэт, ученый, философ, он оставил неизгладимый след в литературе Афганистана, Средней Азии и всего мира.

По ходу заполнения афганской тетради у Громова начало складываться особенное отношение к различным периодам истории, появились герои, о которых хотелось знать больше. Особенно заинтересовала Громова судьба одного из величайших государей Средневековья Захир ад Дина Мухаммеда Бабура.

История Афганистана XVI века неразрывно связана с именем и деятельностью этого незаурядного человека.

О жизни великого государя известно многое и прежде всего потому, что сам Бабур, будучи не только неукротимым воином, но и талантливым поэтом, создал единственную в своем роде царственную автобиографию «Бабур-наме». Рассказать же владыке Индии и Азии было о чем. Он воевал всю жизнь, терпел поражения, попадал в плен, спасался бегством, но в итоге все равно побеждал и, наконец, создал государство Великих Моголов, которому не было равных в средневековом мире.

С родной земли (родился Захир ад Дин Мухаммед Бабур в 1483 году в семье властителя Ферганы Тимурида Омар-Шейха) он был изгнан своим родственником и главным врагом Мухаммедом Шейбани, покорившим в те времена почти всю Среднюю Азию.

Бабуру пришлось уходить на юг. С остатками своей армии он сумел преодолеть грозные перевалы Гиндукуша, после чего захватил Кабул.

Афганистан стал второй родиной Бабура. Однако отношения его с афганскими горными племенами складывались весьма напряженно. В своей книге Бабур признается, что ему так и не удалось подчинить непокорных горцев, хотя он многократно устраивал жестокие набеги на эти племена.

Тогда Бабур сделал исключительно сильный политический ход. Он женился на дочери малика Шах-Мансура — вождя одного из самых влиятельных племен Афганистана — юсуфзаев.

Женитьба Бабура на прекрасной Биби Мубарике стала легендой Афганистана. Предание рассказывает, что впервые они встретились на заоблачном перевале Мора, в чудное весеннее время, когда прямо в снегу расцветают яркие горные первоцветы. Девушка, которая хотела увидеть знаменитого Бабура и остаться при этом неузнанной, была одета в одежду каландара — «святого странника».

Женитьба на прекрасной Биби Мубарике подарила Бабуру дружбу афганских племен и мир в государстве. Только после этого у него появилась возможность, не опасаясь за тылы, отправиться в Индию. Заодно Бабур получил в свою армию воинственных горцев, каждый из которых стоил десятка воинов.

С небольшим войском в 12 тысяч человек Бабур вошел в Индию, где правили семь великих государей — пять мусульманских и два индусских. Над всеми возвышался султан Ибрахим из афганской династии Лоди. Он первым выступил против Бабура во главе стотысячного войска и тысячи слонов.

Такое соотношение сил не оставляло, кажется, Бабуру никаких шансов, но в его распоряжении было новейшее по тем временам оружие — мушкеты и пушки, которыми управлял пришедший на службу Бабуру умелый турецкий мастер Устад Али.

Решающее сражение произошло 12 апреля 1526 года возле города Панипат.

Бабур укрепил свой лагерь цепью связанных ремнями повозок, позади которых были установлены мушкеты и пушки. Войска султана, уверенные в победе над небольшим войском Бабура, ринулись в бой без разведки и попали под кинжальный огонь. Мушкеты и пушки каждым залпом выкашивали настоящие просеки в рядах наступающих.

Ошеломленные громом пушек, слоны метались по полю боя, сокрушая все вокруг. Разгром громадного войска завершила конница Бабура, ударившая с флангов.