Повесть о красном Дундиче

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
Повесть о красном Дундиче - Богомолов Владимир Максимович

Отрывок из книги

Еще запомнил он, среди ярких орнаментов восточных ковров и блеска оружия, лицо своей матери. Доброе, кроткое, с глубокой скорбью и всепрощением в больших темных глазах, оно было похоже на лик иконной божьей матери. Икона эта, в громоздком серебряном окладе, украшала передний угол горницы. Днем икона освещалась окном, которое выглядывало в сад. Сад рос вместе с Иваном. И была там его вишня. Он посадил ее в тот год, когда впервые прошел по улице родной деревни с неуклюжим кожаным ранцем за плечами. Провожая, мать широко перекрестила его, сказав такие слова, от которых защемило в груди. Тяжелая дрема одолела Дундича. Он даже не заметил, когда и откуда здесь, за тысячи верст от Грабоваца, появилась мать. Он не видел ее лица, не слышал голоса, но чувствовал ее руки, дыхание. — Прерывистое, горячее. Ну кто же, как не она, заботливо и нежно прикроет его плечо концом бурки? А вот сейчас снимает со лба затенившую его челку? Дундич открыл глаза. Перед ним на корточках сидел Никола Князский. Щетина на его скулах горела, словно облитая солнцем. И голубели глаза. А губы большие, немного вывернутые, будто играл Никола на трубе и забыл поджать их, подрагивали от радости. За ним стоял весь отряд.