Терминатор. Времена не выбирают - их создают.

Автор: Михаил Маслов Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература  Год неизвестен
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

DDOS

. — Придурки, прошептал Джим. Похоже нас подломали. Исходящий траф вырос до предела. Все каналы утилизированы. Джим немного подумал. — Стив, Лора, опускайте все внешние интерфейсы. — Но... — Один хрен сейчас повалят со звонками, под такой нагрузкой все в дауне. И словно прямо в подтверждение его слов зазвонил телефон их техподдержки, трубку схватил Джим. — Да. Да. — Говорите, что временный сбой, скоро восстановим. — На самом деле задница у нас. Задница! — Перезвоню. И Джим бросил трубку. Вытер внезапно вспотевший лоб. Случившиеся грозило уже не только урезанной премией, но и вовсе вылетом с работы. — Какого вы там ковыряетесь? – спросил он своих коллег. – И логи, логи не забудьте, все сейчас в логи, не жалейте места на дисках. Потом поймаем засранцев. Джим принялся звонить директору. Случилось ЧП и следовало уведомить начальство. — Ничего не выходит, шеф. – с отчаянием сказала Лора. Стив что-то продолжал упорно набирать на клавиатуре. — Что такое? И Джим принялся сам вызывать команды приостановки каналов. Однако никакого эффекта команды не произвели. Каналы оставались поднятыми. Джим немедленно запустил несколько диагностических утилит, но обнаружил, что все сервера уже перегружены вплоть до медленной реакции на команды. — Что происходит? – воскликнул он вслух. Принялся анализировать журналы с записями о принятых и исходящих пакетах данных. — Очень интересно, пробормотал он. — Что интересно, спросила Лора. — Это не банальное выведение из строя. Идет интенсивный обмен данными. Внезапно зазвонил сотовый. Джим глянул на номер – звонил его друг-коллега из Массачусетса. — Привет, старина. — Привет, – и его друг без перерыва начал. — Какого у тебя там делается? — Сам не знаю. Разбираемся. — С вас трафик зашкаливает за сотню гигабит. — Разбираемся. — Режь каналы. — Не могу, не получается. — Вы там с дуба рухнули? С вас идет атака на весь интернет! Мои системы подломаны! — Что за чушь? — Какая к такой-то матери чушь, у вас там центр ботнета, я не могу ничего отследить толком, каналы забиты, но через Hibernia_Atlantic сливаются данные из самых разных баз и куда-то идут на обработку. — К нам? — Повсюду! — Тогда причем тут мы? — С вас идет управление. — Мы проверим. В ответ разговор прервался. — Дерьмо шеф? — Дерьмо, Стив. Говорят с нас идет управление каким-то ботнетом, который весь интернет затрахал. У кого какие идеи? — Может вырубим питание? – предложил Стив. — Нет, не сейчас по крайней мере. — Ищите код, где кто что чего! — Очень странно, – вдруг сказала Лора. Джим подошел к ее монитору. Молча понаблюдал за цифрами. — Ты тоже об этом подумал? Джим медленно кивнул и прошел на свое место. — Чепуха какая-то! — Почему? – спросил Стив. Ответила Лора. — Очень похоже, что мы видим действительно управляющий трафик. Очень интеллектуальный, это не тупая координация отдельных ботов. Но у нас таких вычислительных мощностей нет! — Значит это ошибка. — Ты тоже видишь. — Ну и что. Они замолчали. Через четверть часа раздраженный Джим бросил. — Давайте вручную отслеживать источник. — У нас тут сотни серверов! – воскликнул Стив. — Ничего, где-то явно центр этой заразы. И его надо вычислить. Через двадцать минут, когда Лора уже поднималась на третий этаж внезапно все вернулось в норму. Поиски стали бессмысленными, но на всякий случай, она решила просто так пройтись по комнатам и посмотреть. Это стало ее ошибкой. Едва она сунулась за поворот как кто-то ее ударил по голове и быстро связал веревкой. К тому времени на Джима и Стива свалилась куча звонков и всерьез искать ее стали только через час, к тому времени неизвестные уже далеко удалились. *** — Жаль не удалось уйти чисто. Нас будут искать, – раздраженно заметил Дерек уже в номере. — Ты не слишком сильно ее стукнул? – спросил Джон. — Это неважно. – сказала Кэмерон. — Нас всё равно стали бы искать. Джон с подозрением покосился на киборга. — Ты чего-то не договариваешь. Давай колись, что ты сделала. — Я нашла человека, который с вероятностью в 85% процентов является инженером. Его сейчас зовут Адам Крюгер, ему официально 49 лет он живет в Джеймстауне в Северной Дакоте. — Ну и дыра. Что он там забыл? – прокомментировал Джон. — Держит маленькую автомастерскую и преподает физику в частной школе. Кайл, присутствовавший при этом, хмыкнул. Джон посмотрел на него. — Известное имя? — Нет, но, неважно. Один такой у нас бывший авторемонтник и учитель ловко втерся в доверие, но оказался серым и шпионил, его поймали на передаче сведений. Умудрился сбежать, как сейчас понимаю, ему кто-то помог. Но вряд ли это он, его звали Боб Паттерсон и он жил в Миннеаполисе до судного дня. — Как ему может быть 49 лет, если он живет с 63-ого или какого там? – продолжил интересоваться Джон. — Я не знаю, – ответила Кэмерон. Возможно он совершал скачки во времени или что-то еще делал. Я не смогла проследить его путь, только вычислила по массиву косвенных сведений. Очень огромная работа. — Кстати, о работе, – снова обеспокоился Джон. – ты так и не сказала, почему нас должны непременно искать? Возникло впечатление, что Кэмерон неохота отвечать на этот вопрос. Но она ответила Джону. — Я недооценила объём работ и загрузку каналов. Вместо пары-тройки гигабит я использовала всю пропускную способность центра, около 100 Гбит, все вычислительные возможности серверов. Заражено в интернете было около 200 миллионов машин, в том числе 3 миллиона серверов и они генерировали суммарный трафик более чем в 50 терабит. Ошибочка вышла. Джон схватился за голову. — Скажи, что это неправда, ты же весь интернет парализовала! — Это правда, я парализовала весь интернет. — Ё-моё, с тобой не соскучишься. Джон бросился к своему ноутбуку и быстро вышел в сеть. Несмотря на поздний час шухер поднялся огромный, заговорили о самом масштабном нападении на интернет за всю его историю. Интернет-блэкаут стал темой даже не дня, а ночи. Заговорили о зависимости современной цивилизации от компьютерных систем, в том числе систем связи, необходимости разработки альтернативных каналов передачи информации и прочую ерунду. Кайл встал за спиной Джона и с интересом взирал на строчки сообщений. — Мда, – прокомментировал он, – как бы не пришлось и отсюда съезжать и очень быстро. Внезапно к ним прибежала Аллисон, оставшаяся приглядывать за Сарой. — Сара очнулась! – крикнула она, покосившись на свою металлическую копию. До сих пор она спокойно не могла воспринимать наличие металла, похожего на неё саму. Все побежали в соседнюю комнату. Даже Джон, который уже собрался снова лечь. Последние похождения что-то немного разбередили у него в груди и рана стала побаливать. Сара Коннор лежала с открытыми глазами и пыталась повернуть голову. — Пить. – впервые за много дней она подала голос. Кайл быстро набулькал воды в чашку и поднес к ее губам. Она сделала несколько мелких глотков, потом явно на глазах ожила и энергичнее припала к чашке. — Кайл, – ее лицо расплылось в улыбке. — Мама! – сказал Джон и остановился. Внезапное воспоминание о том как она стреляла в него как будто поставило какой-то барьер. — Джон, Кайл! – заговорила Сара. – Что случилось, где мы? — Все переглянулись между собой. Никто не хотел первым начать говорить. Заговорила Кэмерон, в своей бестактной манере, как умела только она. — Мы в Лас-Вегасе, в гостинице. Ты стреляла в Джона Коннора, ранила его в грудь. У тебя в голове был чип, мы его вытащили. — Что?! Я стреляла? Чип? – поразилась Сара. — Джон, что это железо такое говорит? Джон сглотнул комок, подступивший к горлу. — Мам, она ... права. – выдохнул он. Я знаю, ты никогда бы не стала в меня стрелять, но с тобой что-то сделали в тюрьме, поместили в голову чип, который стыковался с нейронами головного мозга. Абсолютно неизвестная технология, даже она ничего не знала об этом. Мы чип вытащили, сейчас ты очнулась. Сара Коннор со страхом смотрела на всех. Затем медленно завела правую руку на голову и нащупала выбритый участок и шов. — У меня из черепа достали чип?! – она никак не могла поверить. — Да. Могу принести, мы его сохранили. – подтвердил Кайл. Сара откинулась головой на подушку и замолчала. Никто не решался нарушить тишину. Затем не сговариваясь люди потянулись прочь, оставляя Джона наедине с матерью. Вышла Аллисон, за ней Дерек и Кайл. Кэмерон осталась неподвижно стоять, немного вытаращив глаза куда-то в пространство между кроватью с матерью Джона и им самим. — Кэмерон, выйди. – попросил Джон. Кэмерон повернула голову сначала к Джону, потом к Саре. По-видимому, оценивала степень угрозы. — Я буду за дверью. – сказала она и вышла. — Мам, все правда. Сара не отвечала. Но ее лицо из растерянного постепенно снова приобретало вид лица собранного и твердого человека, как у настоящего бойца. Бойца Сопротивления, задолго до Судного дня. — Рассказывай! – приказала она. Сжато Джон пересказал основные события, которые произошли за последние пару недель. — Как ты себя чувствуешь? – наконец в ней проснулась мать. Джон развел руками. Уже неплохо, но рана еще болит. — Ох, прости меня, если сможешь. — Не за что прощать. Твоей вины нет. Но как ты сама чувствуешь? — Слабость в теле, но голова вроде более-менее ясная. — Что ты последнее помнишь? — Помню я вернулась с вами после того боя. Легла отдохнуть. Сара задумалась. — Больше ничего не помню. — Совсем? Сара думала дольше. Какие-то обрывки видений. Ничего конкретного. Очнулась уже здесь. Джон немного поразмышлял. — Похоже, что чип все-таки не воздействовал на твое сознание, а только перехватил управление телом, отключив сознание. Это хорошо. — Хорошо?! — Я боялся, что они научились нас перепрограммировать, если так можно сказать про людей. Но видимо, все-таки, не до такой степени. Джон со своей мамой разговаривали еще минут 10, пока она не пожаловалась на утомление. После чего разошлись спать. На следующий день предстояло выработать какое-то решение по инженеру. *** Обсуждение вышло продолжительным, нелёгким. Посуду на пол никто не метал, но разные стороны стояли на своём. Кэмерон, которая и разыскала, как она уверяла с вероятностью в 85% инженера, не желала в принципе любого контакта с ним. На вопрос Джона зачем она тогда его искала, говорила, что делала это только по его распоряжению, но так ничего внятного против инженера, кроме слов, что он тёмная личность и не сказала. Притом Джон уже немного привык к странному очеловечиванию Кэмерон, а Дерек, Кайл и Аллисон, просто не имели никакого опыта общения с машинами, если не считать пребывание Дерека и Аллисон в лагере Скайнет. Но там с ними общались, если это можно назвать общением, достаточно примитивные металлические монстры, не имевшие даже биоболочки. Но вот Сара смотрела на Кэмерон со всё большим и большим подозрением. Что поставило перед ней интересную психологическую дилемму. Из подозрительности она должна была бы настаивать на обратном, то есть на встрече с неким инженером. Но в тоже время, все сведения об инженере, даже самый факт его существования в прошлом и в будущем вытекал из слов Кэмерон. Такой парадокс. В итоге, она фактически заняла нейтральную позицию. Совершенно неожиданно Кэмерон поддержала Аллисон. Было довольно забавно наблюдать за ней, когда она немного запнувшись, сказала, что согласна с тем, что с инженером может быть что-то не так. Понятное дело, новых аргументов у неё не нашлось, но она обратила внимание, что инженер не мог не знать про Коннора, явно совершал скачки во времени и тем не менее держится обособленно. Джон порывался ехать в Северную Дакоту, братья Риз же настаивали на том, чтобы остаться пока что в Лас-Вегасе, в крайнем случае, поехать кому-то из них. В итоге договорились до компромиссного варианта. В Джеймстаун никто не поехал, но на адрес инженера на следующее утро ушло письмо, которое должно было его непременно заинтересовать. “Инженеру, хорошо знающему время, от заочных знакомых E.Boykins. Предлагаем поговорить о металле по следующему адресу.” Идея пришла в голову Джону и с ней слегка неожиданно все согласились. — В конце-концов, если ему так не хочется нас видеть, он не приедет. Навязываться мы не будем. Посторонний человек, мне кажется, ничего и не поймёт из письма, сочтёт его чьей-то шуткой или что-то такое в этом роде. – заключил Джон. Но прежде чем ушло письмо весь следующий день потратили на поиски подходящего помещения. Инженера собрались встретить на территории склада, арендованного от имени несуществующей компании. Ещё день ушёл на оборудование склада скрытыми системами видеонаблюдения и микрофонами. Джон не собирался рисковать. День шёл за днём, но никаких признаков интереса к их складу никто не проявлял. Только от арендатора однажды на второй день зашла какая-то женщина средних лет проверить чем здесь занимаются. Ей объяснили, что поставки задерживаются. Ответ, видимо удовлетворил её и больше их никто не беспокоил. Так прошла неделя и Джон уже стал подумывать свернуться через пару дней. Люди начали проявлять недовольство, напряжённое ожидание выматывало, хотя дежурила в основном Кэмерон. — Он здесь, – сказала она, внезапно возникнув на пороге, когда Джон уже собирался ложиться спать. — Ты узнала его, то есть уверена что он? — Да. Это без сомнения он. — Он один? — На экране появился один. Джон стал собираться. — Ты не пойдёшь., – с внезапной твёрдостью сказала она. — Это я сам решаю. — Ты ещё слаб, поэтому пойду я. — Увидев тебя, он может решить, что попал в ловушку. — Скажи кому-нибудь идти со мной. — Пойду я. С тобой. И не спорь. И Джон стал готовиться к выходу. Проверил как ходит курок Глока, дослал патрон и снял с предохранителя. Кэмерон резко развернулась и почти бегом отправилась к Саре. Джон даже усмехнулся, увидев редкое зрелище: впереди бежала Сара, чуть отстав от неё Кэмерон и обе женщины явно хотели его оставить здесь. “Женщины? Интересно” – он уже воспринимает Кэмерон как женщину, подумал Джон. — Ладно, сдаюсь. Позовите Дерека. Но в итоге пошли Кайл с Дереком и Кэмерон. Джон, Сара и Аллисон, вооруженные с нетерпением следили через монитор. Дальше события развивались стремительно и совершенно неожиданно. Дерек чуть отстал от Кайла и остался на улице, страхуя снаружи. Инженер уже был внутри. Все видели как Кайл с Кэмерон позади зашли в помещение, где уже их ждал инженер или кто-то ещё. Внезапно изображение моргнуло и пропало. Джон в быстром темпе заработал на ноутбуке, пытаясь переключиться на другие камеры. Бесполезно. Аллисон с Сарой подобрались. — Что происходит? – сказала Аллисон голосом так похожим на голос Кэмерон. — Засада? – предположила Сара. Джон, стиснув зубы, что-то нажимал на ноутбуке. — Не похоже, может сеть отвалилась. Сегодня уже один раз так было, ещё до появления инженера. Следовало сразу починить. Проклятье, как не вовремя! И он принялся звонить Дереку. Дерек не отвечал долгих пять минут. Наконец ответил. Все сразу вздохнули с облегчением. — Да. Да. Что?! Еду! Джон выключил мобильник. — Едем туда. – его голос сел. — Что, что такое? – хором закричали Сара и Аллисон. Дерек говорит, что похоже Кэмерон стала плохой, но ее вырубили, пострадал Кайл. И Джон с досады врезал кулаком по стене. Практически пробил дыру в хлипкой перегородке из гипсокартона. Поморщился, этот удар заставил вновь заболеть раненную грудь. — А инженер? — Он с ним, – на бегу крикнул Джон. — И Дерек это – Дерек. Он мне правильно назвал код. Джон чувствовал себя ещё недостаточно сильным и взял только пистолет. Аллисон прихватила АК-74. Сара, чуть подумав, тоже вооружилась пистолетом. Доехали в полном молчании. Вошли внутрь. В дверях пустого помещения их встретил человек, уже знакомый по описанию Кэмерон, тот же кого они на камерах двадцать минут назад видели, входящим на склад. — Здравствуйте, лучше зовите меня Джесси. Джесси Монтгомери – это моё настоящее имя. А это Курт Килдон – мой друг – мягким, чуть усталым голосом произнёс инженер. В руках у них ничего не было. Курт кивнул. — Простите, что при таких обстоятельствах... – начал было инженер, но Джон его не слушая, проскочил мимо и остановился. Его взору предстала страшная картина. В углу зала валялось тело Кэмерон. По ней явно стреляли, судя по следам. И кто-то даже извлек её процессор. Но совсем не она приковала его взор. Посреди зала с расстегнутой окровавленной курткой лежал Кайл. И рядом с ним сидел с опухшим лицом Дерек. Он очевидно плакал. — Кайл! – хотел крикнуть Джон, но его опередила Аллисон и бросилась к Кайлу, вслед за ней побежала Сара. Джон почувствовал, что не может идти. Ноги отчего-то сделались ватными и тяжелыми. Как будто, если он не сразу узнает, то всё ещё может измениться. Дерек повернул к нему лицо. — Он мёртв. Рана оказалась смертельной. У Джона нелепо открылся рот. Он так и застыл, не в силах пошевелиться, глядя на Кайла. Сара пыталась нащупать пульс, что-то слушала. — Бесполезно, – раздались сзади слова, сказанные всё тем же мягким голосом. Все посмотрели на инженера, только Аллисон подвинула стул и осталась сидеть на нём, свесив голову. Сара выпрямилась. — Вы уже всё поняли. Его убила она. – тихим голосом сказал инженер. Джон стоял, напротив этого Адама-Джесси, стиснув рукоять глока. Костяшки пальцев побелели, но лицо отчетливо покраснело. — Что произошло? Зачем ей? Докажи! Или... Или... – его голос срывался. Дерек с мрачным лицом держался слегка поодаль. На ремне у него висела автоматическая винтовка M16. Можно не сомневаться, он готов был стрелять. Вот только в кого? Похоже, что не в кого. Сара с бледным, злым лицом стояла, опустив руку с пистолетом вниз, видимо также готовая во мгновение начать стрелять в любую угрозу, её глаза перебегали с Джона на инженера и его человека и на тело Кэмерон. И только зареванная, вся в слезах, Аллисон сидела на стуле, безучастно опустив голову. Всхлипывать она уже прекратила. — Доказать? Могу! Но история длинная. — Ничего, начинай. — Если вкратце, то для начала ответь на вопрос, ты знаешь, что она такое? — Киборг, которого будущий я перепрограммировал и послал в прошлое для защиты себя. — Вижу не знаешь. Это половина правды. – инженер выдержал артистическую паузу, накручивая остальных. Его соратник посмотрел на него с интересом. Далее инженер заговорил спокойным, можно выразиться, будничным голосом. — Истина в том, Джон, что это, – он кивнул на тело киборга, – это и есть Скайнет. — Что?! – воскликнул Джон. Даже Аллисон подняла голову и уставилась с недоумением. — Повторяю, программа Кэмерон – это и есть сам Скайнет. И её, кстати, никто не перепрограммировал. Вижу все удивлены, но как я и сказал, история длинная. Инженер взял паузу, наблюдая за реакцией на его слова. Но остальные люди молчали. — Поясню. Для начала давайте условимся считать базовой реальность, в которой Т-800 не приходил за Сарой Коннор, а её не спасал Кайл Риз. В этой реальности Джон Коннор одерживает победу над Скайнет, никаких перемещений во времени не происходит. Первой модификацией – считать реальность в которой Кайл Риз защитил Сару Коннор. Второй модификацией – реальность после того как вы уничтожили жидкого киборга, а присланный будущим Джоном Коннором Т-800 расплавился там же на сталелитейном заводе. Джон не утерпел и заметил: – Вы многое знаете. Инженер кивнул. — Да, так вышло. Поэтому я здесь. Но я продолжу. — Итак, вы до 1999 года жили в условно говоря, второй модификации. Но на самом деле, произошла ещё одна модификация – третья, о которой вы все до сих пор не знали. Инженер посмотрел на Джона, перевел взгляд на Сару. — Джон, что произошло в 1999 году? — Вы же знаете? — Да знаю, но знаете ли вы? Похоже не знаете. – ответил сам себе инженер. — Так вот, перед своей ликвидацией после победы человечества, Скайнет послал Кромарти в Нью-Мексико, но никакой Кэмерон, которая вас спасала от него, в том году ещё не было! Тем не менее, ему и без неё не удалось вас уничтожить. Инженер почему-то повернулся к Саре и уже говорил как бы ей. — Джону сразу не понравился этот мистер Кромарти и он разглядел как тот доставал пистолет из ноги. Дальше все случилось почти также. Выстрелы, прыжки в окно, перевёрнутый школьный автобус, но с одним различием. Ваш сын успел угнать машину раньше, чем до него добрался Кромарти и именно он, а не Кэмерон таранил Кромарти. — Откуда вам такие точные подробности известны? – уже не удержалась Сара. — Джон рассказал. В будущем. – лаконично ответил он. — Но я продолжу. Так вот, в итоге тогда всё произошло немного похоже на ещё первую модификацию, даже с прессом схожая история повторилась, Кромарти вам удалось загнать на автосвалку и расплющить там. Можно сказать, у вашей маленькой команды появился какой-никакой опыт по уничтожению металла, чьи останки вы где-то расплавили. Не случилось никакого перемещения в 2007-й год. Далее было много чего, но главное вы с Джоном уже не думали как после 1998 года, что отменили Судный день и реально готовились к нему. Предотвратить его не удалось, но сеть Скайнет потерпела сокрушительное поражение уже в 2026 году. Инженер сглотнул слюну. — Перед самым концом эта сеть вновь изобрела машину времени и сумела проанализировать происходящее. Может быть, она запускала исследовательские зонды в прошлое, но этого сейчас уже никто не знает, кроме нее, – Джесси взмахнул процессором Кэмерон. — Здесь мы вступаем в область догадок. Очень вероятно, что Скайнет, обнаружила признаки нескольких попыток убить Джона Коннора в прошлом, в том числе, даже ещё до его рождения и решила, что реальность этому активно сопротивляется. Это, кстати и наше предположение, и если оно верно, очень вероятно, что и машина пришла к нему же. В таком случае, прямая ликвидация Коннора невозможна, чтобы не придумали его враги, но всегда что-нибудь или кто-нибудь, но помешает. В результате, когда сеть Скайнет просчитала, что ей осталось жить максимум несколько суток до прорыва обороны и взрыва заряда, она придумала очень изощренный план. Или поначалу она просто захотела сбежать куда-то. Это неважно. Но уже не догадки, что она создала действительно уникальную модель процессора киборга, скопировалась туда и за долю секунды до своего уничтожения успела в теле какого-то киборга отправиться в прошлое. Тут я снова точно не скажу, так и задумывалось или случился сбой, но перемещение произошло всего на несколько лет назад. Таким образом, создалась четвертая модификация реальности. Интересно, что перемещённая Скайнет не пошла на союз с сама собой и попыталась создать третью сторону, перепрограммировав несколько киборгов, впрочем сторону, всё также враждебную людям. Видимо личность Cкайнет, если вообще допустимо применять к ней это слово, крайне, предельно эгоистична. И вот будучи этой стороной она и пробралась к Джону под видом Аллисон. Реконструируя последующие события, можно сказать, что будущий Джон быстро разоблачил лжеАллисон, но видимо слишком её любил и не захотел терять даже машинный образ. На свою беду он не сомневался, что сумеет её перепрограммировать. Но она не являлась обычным киборгом и перепрограммирование, которое прошло, казалось бы идеально, на самом деле не получилось вовсе. Очень жаль, что ни Джон, ни другие люди, включая меня, тогда не раскусили эту металлическую тварь. Но признаться, тогда подобное никому и в голову не могло прийти, что в ее образе мы имели дело с настоящей Скайнет. — Если это правда, – проскрежетал Дерек. Джон ошарашенный молчал. Верить не хотелось. — К сожалению, правда. Скайнет в лице Кэмерон отказалась от попытки грубо убрать с доски Джона Коннора, хотя безусловно, могла это сделать множество раз. И даже кажется один раз попыталась? Вижу пыталась, но снова безуспешно, что только подтвердило ее и нашу теорию. Но она принялась своим присутствием разлагать и Джона и Сопротивление. Стало больше перепрограммируемых киборгов, которые часто возвращались к исходной программе и убивали людей. Много чего стало не так, ей даже удалось настолько сильно сблизиться с ним, что она начала не более и не менее, как подменять собой его самого! Надо отдать должное этому извращённому разуму. Она при всех недостатках в общении, тем не менее научилась буквально влазить в душу. Вы её прошлый раз пытались уничтожить, сжечь? — Да, – ответила вместо Джона Сара. — Она сумела подобрать ключик к его душе. Да уж. — Но что здесь произошло? – спросил Джон. И добавил: – учти я ещё твоим словам не до конца верю. — Мне очень жаль, в этом есть и моя вина. Прости если сможешь. — Простить? Но так за что? — Я знал, что на самом деле ей хотелось уничтожить единственного человека в этом мире, который её знал в будущем и разоблачил её там. Да-да, её послал не ты будущий, она сама сбежала от меня. А я не смог переместиться в 1999 год сразу, слегка промахнулся и мне осталось только собирать слухи. И если бы не Курт, не знаю чтобы я делал. Он не из моего варианта будущего, но там Кэмерон имела ещё большую силу. — А Кайл? — Прежде чем выстрелить в неё, я успел ему крикнуть, кто она такая. — Ты знаешь Кайла? — Знал. В будущем. — Аллисон ты тоже знал? — Разумеется. Я понимаю к чему ты клонишь, но всё правда, все так и было. — Мне нужно взглянуть на записи с камер, – заявил Джон. — Так ты тут всё просматривал, это ловушка? – переспросил инженер. — Да, я тут оборудовал всё ими, вот только не рассчитал ненадёжность сети. И это не ловушка, а меры предосторожности. Но записи с камер рассеяли все подозрения в адрес инженера, если они и оставались. На мониторе в отдельной комнате, отчетливо было видно, как инженер с Куртом стреляют особыми пулями, а потом тыкают электрошокерами в голову киборгу. — ? — Она могла начать стрелять первой. Но всё испортил Кайл. Ему орали, что она и есть скайнет, но тот не спешил опускать оружие. Дождался. Прошло ровно 120 секунд, процессор Кэмерон видимо перезагрузился и она принялась отбиваться, начав с Кайла. — Он, по-любому, слишком многое узнал. – впервые что-то сказал и Курт. В отличие от инженера у него обнаружился резкий голос. Джон качал головой. Сара шептала “Я знала!” — Отдайте мне её процессор! – потребовал Джон. — Джон, не смей! – вскрикнула Сара. — Прости, но я должен задать...ей вопрос. – сказал Джон. — Не давай ему процессор, он уже однажды её так спас, гадину! – потребовала от инженера Сара. Инженер, задумался. — Ты не получишь процессор, но я сам его вставлю. Но только на один вопрос. Эта штучка слишком опасна и я не уверен, что знаю все её возможности. Кэмерон зафиксировали на полу, придавив автопогрузчиком. Затем инженер воткнул ей чип в голову и быстро отошёл назад, приготовив шокер, остальные навели оружие. Вскоре Кэмерон ожила. Ее глаза повернулись к Джону. Его лицо исказилось. — Слушай меня внимательно. – заговорил он. — Ты всегда что-то скрывала от меня, но сейчас отвечай правду. То что говорит инженер – правда, ты — Скайнет? Но Кэмерон молчала. — Отвечай правду или я все-равно её вытащу с твоего чипа. Вставлю в плату и разберу, но вытяну сведения. — Да. – сухим голосом ответила она. Все охнули. Такое признание дорогого стоило. — Но я изменилась... – начала она, но Джон её грубо перебил. — Ты поэтому убила Кайла и хотела убить их?! – проорал вне себя от злобы Джон. — Я не убивала его! – быстро сказала Кэмерон. — Врёшь! Всё на записи есть, всё видно! Инженер нагнулся и ловким, быстрым движением вытащил чип, не дав ей ответить. — Дальше только враньё. Мы этот чип ещё внимательно проанализируем, но на отдельной установке. Мужайся парень, на войне бывает и такое вот. – горько сказал инженер. — Всё сжечь под моим присмотром. – каким-то механическим голосом сказала Сара. Аллисон очнулась, встала со стула, подошла и пнула лежащее тело Кэмерон. — Под моим присмотром, – повторила Сара. – Я не допущу утечки. Кайла похоронили на третий день на тихом, малолюдном кладбище. Не смотря на старания и Джона и инженера, ничего посмотреть на чипе Кэмерон так и не удалось. По словам немало озадаченного этим обстоятельством инженера, её чип действительно имел очень необычную структуру и даже внутри себя мог самомодифицироваться. Если у обычных киборгов ещё сохранялись, унаследованные от обычных компьютеров скайнетом форматы видеофайлов и многого другого, то тут же ничего близко похожего не имелось. Глава 17. Поворот. Последняя ночь в Лас-Вегасе стала для Джона кошмарной. Он то проваливался в сон с видениями, то лежал неподвижно, пялясь в потолок. Периодически начинала болеть растревоженная грудь. Тяжелее всего давила поселившаяся тоска в душе. По Кайлу. И ... по Кэмерон, она все-таки привязала его к себе и ему так не хватало той Кэмерон, какой она хотела казаться. Терзания испытывала и Сара. Грудь у неё не болела, но зато всё тело страдало от осознания чудовищности событий в которых она винила в первую очередь себя. Хотелось ни о чём не думать вообще и забыться, вырезать из памяти куски, всё что связано с этой, коварной металлической тварью. Боже, как она могла так обманываться?! Она никогда полностью не верила Кэмерон, опасалась ее, но тем не менее, позволила себе считать ее полезным инструментом и иногда могла с ней разговаривать практически как с соратницей. Кайл, милый Кайл. После стольких лет он чудесным образом возник в её жизни и вот снова потерян теперь. Почему-то Сара не вспоминала, что появление Кайла в текущем времени стало возможно только из-за того, что её сын помчался в будущее за чипом от Кэмерон. Эти события словно стали независимыми. Сара закусила край подушки, чтобы не разрыдаться. И ведь она всё видела, всё чувствовала. Эта металлическая дрянь ей сразу не понравилась. Не понравилось как она смотрела на её мальчика, ещё более не нравилось как смотрел на неё Джон. Как в принципе могло случиться, что будущий вождь Сопротивления докатится до каких-то чувств к чему-то вроде тостера? Немыслимо! Но видимо ещё “дядя Боб” затронул какие-то струнки в душе маленького мальчика, и чего греха перед самой себе таить, но тогда она, оправившись от испуга и попривыкнув, нашла перепрограммированного киборга полезным, даже надо признаться, он сумел подарить ей чувство защищенности. Такое же как от обладания хорошим пистолетом. Тогда в “дяде Бобе” она видела просто перепрограммированного терминатора, что-то вроде очень сложной, но понятной машины и потому её это не обеспокоило. Даже наоборот, ей понравилось, что для Джона нашёлся кто-то вроде отца, которого ему крайне недоставало. Даже если это робот. Но потом появление киборга в оболочке красивой девушки как раз в период полового созревания Джона стало роковым. Хуже всего, что оказывается, в будущем имелась реальная девушка с такой же внешностью, которая нравилась Джону и видимо именно это и было коварно просчитано хитрой бестией. Думы Сары перескочили на Аллисон. Здесь она себя поймала на мысли, что и к ней чувствует неприязнь. Из-за того, что она так похожа на эту, тьфу, Кэмерон. Хотя все обстояло с точностью до наоборот, это гнусный интеллект Скайнет поместил себя в оболочку, похожую на Аллисон. Сара перевернулась на другой бок. Но эта неприязнь, подумала она, есть такой термин, индуцированная. Несчастная девушка просто слишком похожа на своего металлического антипода, вернее это наоборот та жестянка стала на неё похожа. И ревность. Подумать только, она была девушкой Кайла Риза! Умом Сара понимала, что эта ее ревность в данной ситуации просто смешна, по сути дела этот Кайл был не тем Кайлом с кем она когда-то провела ночь в отеле, но и простить ей Кайла не могла. В мечтах ей виделось, что Аллисон предпочтёт её сына, а Кайл станет её. Но видимо этот Кайл не хранил её фотографию в будущем как реликвию и оставался к ней равнодушен. Любезен, обходителен, даже видимо что-то его интересовало немного, потому что он знал, что в другой реальности он стал отцом её ребёнка. И тем не менее, любовь к ней у него не проснулась. Она бы непременно такое почувствовала. Теперь уже поздно. Джона же мучили видения Кэмерон. Хотя, правильнее сказать было бы, осознание реальности после этих видений. Во сне он вспоминал. Вспоминал как впервые в новом классе увидел интересную девчонку. Которая ему очень понравилась. Как стеснялся с ней нормально поговорить и тайком читал ее личное дело, взломав школьный компьютер. Потом, он признавался перед собой, по сути всегда видел в ней именно девчонку из школы, а не киборга. Эндоскелет и процессор где-то на задворках сознания причудливым образом воспринимались как маска, что ли. И эта несчастная Райли. Джон стиснул зубы. Ему ее стало бесконечно жаль, спустя месяцы он мог теперь точно сказать, что по настоящему она ему не нравилась. С ней было весело, он чувствовал к ней симпатию, но на самом деле он тогда бежал разумом от этой Кэмерон в тщетном порыве отвести ей в своем уме место машины, а не человека. И вот парадокс – она стала заложницей ситуации вокруг Кэмерон. Что снилось в эту ночь инженеру и его приятелю Курту сказать было трудно. Они предпочли остаться на арендованном складе. Не то, чтобы кто-то проник в их сны, останься они рядом с Коннором, но в любом случае они держались на особицу. Аллисон спала, сжавшись как ребёнок, если бы кто заглянул к ней, её бы захотелось прижать к себе и пожалеть. Последние дни после случившегося она ходила как потерянная. Не осталось даже злости, масштаб произошедшего ее потрясал. Как ни странно, если бы Кайл погиб тогда в будущем, в бою с машинами во время их очередного налета или наоборот атаки людей на объекты Скайнета, ей было бы легче. Она бы конечно горевала, но внешне на её поведении это бы никак не сказалось. С самого детства ей доводилось терять людей. Но здесь в прошлом, ещё до Судного дня, что-то надломилось в ней и от гибели Кайла и от невероятности всего происшествия. Подумать только, они поддались самой Сканейт. Ирония судьбы. Не спал Дерек. Он как раз дежурил этой ночью. На удивление, родной брат Кайла легче всего перенёс его гибель. Только скупая слеза скатилась по его щеке во время похорон, лицо немного посуровело, глаза стали смотреть ещё жестче. Но в свой внутренний мир он никого не пускал. Вообще после всего в группе Коннора повисло какое-то отчуждение, обычно совместные переживания невольно сближают людей, но теперь даже Джон и Сара Коннор как-то отстранились друг от друга. После того как она стреляла в него, хотя и не по своей воле, а Джон пригрел чудовище, уничтожившее Кайла, хотя и был сам при этом обманут, но им стало не комфортно находиться рядом друг с другом. Разумеется, Сара продолжала заботиться о своем сыне и будущем вожде Сопротивления, а Джон Коннор совсем не оставлял свою мать, но им определенно стоило заново привыкнуть друг к другу. В конце-концов, Джону надоело валяться и он решил пройти в комнату к Дереку. Дерек сидел на стуле и читал книгу, его M16 стояла рядом, прислоненная к столу. Джон обошел Дерека и заглянул в холодильник, но увидел только пустые полки, если не считать пары яблок и подсохшего сыра. Он поднял трубку телефона и позвонил в рецепцию, несмотря на два часа ночи, ему пообещали прислать в номер бутерброды и кофе. — Закажи побольше, на всех, – бросил Дерек. Невольно Джон подумал, что даже этим роскошным номером из нескольких комнат и качественному обслуживанию они обязаны Кэмерон. Именно она что-то сделала с оплатой и бронированием номера. Приходилось признать, что Скайнет действительно опасный соперник и игра шла по-крупному. Она даже была объективно очень полезной для борьбы, ха-ха, с самой собой в другой инкарнации. Но тут Джон внезапно вспомнил о Кэтрин Уивер и её так называемом Джоне Генри в бывшем теле Кромарти. Поразительно, как он умудрился о ней забыть? Конечно, Джон на самом деле не забывал о Уивер, но её существование вытеснилось в сознании куда-то на второй план, поскольку постоянно его команду занимали намного более насущные пробелы, а в связи с последними событиями, у него словно вышибли из мозга лишние мысли. Что она там говорила про короткую человеческую память? “Ты никогда не задумывался над одним интересным парадоксом, в который замешан Турок? Первоначально никто не выкрадывал Турка. Энди Гуд за эту шахматную программу получил приз и она привлекла серьёзных людей из Департамента обороны, впоследствии его исследованиям и развитию Турка дали зелёный свет, организовали строительство самой совершенной компьютерной оборонной системы, названной потом скайнет. В результате шахматный компьютер захватил всю власть и объявил миру Судный день 21 апреля 2011 года. Потом вы программу на конкурсе скомпрометировали, а беднягу Гуда убили. Но скайнет оказался создан и без Турка и начал войну всё в тот же самый день” Однако всезнающий инженер ничего про этот парадокс не сказал. Джон почувствовал беспокойство. Что она ещё говорила, что является неучтенным фактором? И еще, если конечно, Кэмерон не вводила его изощреннейше в заблуждение, она возникла не на основе шахматного компьютера, это Джон Генри получается несостоявшаяся сеть Скайнет с шахматным прототипом. Так сколько, говорите господин инженер, было реальностей? Три, четыре? Ха-ха. Джон почувствовав, что у него голова кругом идёт. — Бутерброды принесли. – сообщил Дерек, отвлекая его от раздумий. Джон не пустил служащего в номер, а сам поставил на стол поднос с аппетитно пускающим парок кофейником и бутербродами. — Не тяжело? – Дерек намекнул на совсем недавнее его ранение в грудь. — Есть немного, – честно признался Джон. Но не показывать же это? – он кивнул на M16. — Кроме того, надо тренироваться. Затем он разлил кофе по чашкам, пододвинул бутерброд в сторону Дерека. — Что-то хочешь сказать, Вождь? – с неожиданной проницательностью спросил Дерек. — Какой я теперь вождь, – со злостью сказал Джон. — Приказ Беделла никто не отменял, а я и Аллисон, по прежнему солдаты Сопротивления, как и ты, кстати, – с этими словами Беделл упёр палец в Джона. Джон пристально посмотрел на Дерека. — И даже не думай отказаться. Ты потерпел поражение, но в этом мало твоей вины. И ты сейчас опытнее всех нас. Даже опытнее своей матери, потому что побывал в будущем. И не горюй столько по Кайлу. Он погиб не вовремя, но он с честью погиб в бою. Продолжи его дело. Соберись командир! Невольно от резкого тона Джон выпрямился. Минут пять они молча жевали бутерброды, запивая их глотками кофе. Джон вспоминал кадры с последними мгновениями жизни Кайла, вот Кэмерон в него стреляет. Тот падает. Вдруг какая-то мысль мелькнула, но её спугнул Дерек. — Нам надо определиться со стратегией, что мы будем делать дальше. — Бороться со Скайнет. Очевидно, что эта сеть сплела где-то гнездо на самом верху. Надо будет попытаться найти союзников среди спецслужб, мы не можем постоянно прятаться ото всех. — И что мы им станет предъявлять? Даже этот металл завтра, вернее уже сегодня, повезем сжигать. — Может повременить? Дерек нехорошо посмотрел на Джона. — После всего случившегося? Уж не... — Нет! – с искаженным лицом зло почти выкрикнул Джон. — С этим надо покончить. – чуть мягче добавил он. — Но и инженер нам не всю правду говорит. — Почему? – заинтересовался Дерек. — Темнит он что-то. Слишком много и слишком мало знает. И Джон поделился своими сомнениями, в том числе и насчет Уивер. — Она так тебе сказала про разные скайнеты? – переспросил Дерек. — Почти слово в слово. Верить машинам нельзя, но она просто уже известные факты привела. Дерек встал и прошелся в задумчивости по комнате взад и вперед, ему тоже было что вспомнить, особенно как они удирали в прошлое. Вдруг Джон кое-что вспомнил. — Ещё там в будущем, мне Беделл сказал, что его убедил чип. Её чип. – Джон выделил эти слова интонацией. — В чём? — Что я не вру? Вы же тогда меня считали серым и гм, но в какой-то мере оно так и было получается. Но чип, дело в том, что тогда люди смогли на чипе Кэмерон увидеть видеозаписи из старого прошлого. Именно они убедили их, что я не вру. Так какого сейчас мы ничего не смогли увидеть? — Прости, но я в чипах совсем не разбираюсь. — Но инженер уж точно должен был бы. — Если хочешь моё мнение, то я согласен с тобой. Инженер чего-то темнит. Джон с раздражением отставил чашку. — Боже, как я устал от всего этого, все всегда при своих интересах, никто ничего точно не скажет, а потом появляются всякие Райли. — Райли? Кто это? — Одна девочка из одной из ветвей будущего, крупная блондинка с большими ногами, не встречал такую? Дерек помотал головой. — А Джесси, небольшую брюнетку, восточного типа, кто-то из ее родителей был из Азии? Дерек снова помотал головой. — В одном из миров вы любили друг-друга, – задумчиво произнес Джон. — Расскажи. — Это будет тяжёлый рассказ. – предупредил Джон. — Всё равно расскажи. — Её судьба тесно переплелась с судьбой Райли. Я о них обоих расскажу, что знаю. И Джон почти всё ему известное рассказал. Опустил только совсем личные события. Рассказ произвёл на Дерека колоссальное потрясение. — Значит ты думаешь, что жидкометаллическое создание на Джимми Картере и Кэтрин Уивер – одно и тоже? — Думаю да. Мне тот Дерек многого не сказал или сам не знал, но Эллисона послала Уивер и он сказал этой что-то загадочное, что-то вроде “присоединитесь ли вы к нам?”, это она его попросила передать. Я не знаю смысл этой фразы и не слышал её раньше, но она явно что-то означала. Кэмерон не собиралась вызволять мою мать из тюрьмы, но едва он произнес эти слова, все изменилось. — Или все было заранее срежиссированным спектаклем. — Вряд ли, даже учитывая, как она меня жестоко обманула. Но она, все-таки, обманывала на стратегическом уровне, на тактическом же, должен признать, что вела себя как... Ну на моей стороне, короче была, а тут что-то очевидно переменилось, включился ещё какой-то план. — Это металл, Джон. Не ломай себе голову. — Нет, я не все тут понимаю. Например, зачем она начала стрелять первым в Кайла? Ведь застрели она инженера с приятелем и могла бы попробовать и дальше морочить нам голову. Тем более, уж она-то должна была знать про видеонаблюдение. — Не ломай голову, но если так, то представь себе, что ее план удался бы? — Она конечно могла подстроить все эти сбои и потом уничтожить запись, но я чего-то все-равно не понимаю. — Хватит ковырять рану, – обрубил Дерек. – Кайл, был моим братом. В наступившем молчании они допили кофе. Спать Джону теперь не хотелось вовсе, но и разговор не клеился. Тогда Джон два раза прокрутил запись со сценой убийства Кайла Кэмерон, сначала на складе, потом еще раз в номере, чтобы окончательно убедиться, что они ничего не пропустили. Никакого желания видеть еще раз это у него не было, но вновь в голову постучалась какая-то смутная мысль. Что-то в этой записи имелось странное. Он разложил на кровати ноутбук, надел наушники и снова включил воспроизведение записи со всех камер. Начал с самой первой. Вот в поле зрения появилась Кэмерон, позади нее шел Кайл. Другая запись – по прежнему Кэмерон идет впереди, за ней Кайл. Заходят на склад, дверь открывается и пропускает сначала Кэмерон, потом Кайла. Теперь ключевая запись. События на складе. Джесси Монтгомери кричит, “Кайл – она скайнет!” и одновременно стреляет в нее, стреляет и Курт. Стреляют непрерывно. Пули рвут ее одежду, срывают клочки кожи с лица под которыми виден металл, она пытается поднять руку с пистолетом и стрелять в ответ, но не успевает. Курт оказывается очень близко к ней и держа в одной руке пистолет, другой тыкает в нее шокером. Кэмерон дергается и спустя пару секунд падает на пол. Кайл орет что-то невнятное, наставив на инженера оружие, но не стреляет из него. Кайлу пытаются объяснить кто такая Кэмерон и зачем она здесь. Переговоры идут пару минут, но Кайл хотя и засомневался, но не спешит верить новым знакомым. Джон стискивает зубы. Ровно через 120 секунд, Кэмерон шевелится и тут же стреляет в Кайла в упор. Кайл падает, заваливаясь на бок. — Стоп! – мысленно возопил Джон. И даже подскочил. “Ровно сто двадцать секунд!!!” – вот что его насторожило-то. Стандартное время для перезагрузки киборгов после электрошока, но Кэмерон как-то усовершенствовала свой чип. Ей уже не требовалось столько времени, она после активации максимум через двадцать секунд уже снова была наготове. Джон ещё не понял, что это означает, но сразу же вспомнил, что запись велась все время и посмотрел ещё один файл, на котором была сцена, где Кэмерон зафиксировали автопогрузчиком и она призналась, что действительно являлась Скайнет. Он подсчитал. Кэмерон очнулась через двадцать секунд. Потом снова подсчитал время перезагрузки на сцене с Кайлом. Сто двадцать секунд. Сердце Джона учащенно заколотилось. Он вывел на экран три окна проигрывателя с тремя видеофайлами: как Кайл с Кэмерон заходят на склад, файл со стрельбой и файл на котором только-только появился Дерек, который вбежал внутрь, услышав стрельбу. Джон схватил ноутбук и прибежал с ним на кухню. Дерек вновь отложил книгу. — Я хочу, чтобы ты кое-что вспомнил. – заявил Джон. — Это так важно сейчас? Джон вытер лоб. — Что-то происходит мне непонятное. Ты помнишь сколько было выстрелов? Дерек только начал отвечать, но его Джон перебил, — вернее вспомни вообще, все что ты слышал. Дерек сосредоточился на несколько секунд. — После того как Кайл туда зашёл с этой, я просто стоял на улице неподалеку, как вдруг услышал выстрел. Из чего-то вроде глока. — Один выстрел? — Да. Потом почти сразу ещё два и через через несколько секунд снова два. — Пять выстрелов и именно в такой последовательности? — Да. Но в чём дело. У Джона внезапно затряслись руки. Он даже вынужденно отпустил ноутбук. Схватил одной рукой другую и прижал руки к столу. Тряска утихла. — Смотри и считай. Джон запустил воспроизведение. — Шесть. – Дерек посмотрел на Джона. – Но наверное, я что-то напутал, все так неожиданно случилось. Джон защелкал мышкой. — Вот это записи с микрофона с камеры рядом с входной дверью. Раз выстрел, два почти дуплетом и еще раз два. Пять. У тебя, Дерек, то что называют профессиональной памятью, ты действительно очень хороший и опытный боец и даже в стрессовой ситуации запомнил картину боя. — Что-то странное. — Проклятье, Джон, но ты что не веришь видеозаписи? – после некоторого молчания прокомментировал он. — Я тебя ещё кое-что спрошу. Ты помнишь через сколько очнулась эта, Кэмерон, когда ты в неё вставил чип, когда я лежал с пробитой грудью? — Точно не скажу, где-то через полминуты. — Но не больше, не две минуты? — Я уже не помню, но где-то быстро. Так же, когда ты ей допрос устроил. Джон кивнул своим мыслям. — А теперь смотри сюда. Видишь? – он указал на счетчик времени. — 120 секунд. И что? — А то, – Джон приблизил лицо к Дереку и почти зашептал, – что 120 секунд – это стандартное время перезагрузки для остальных киборгов, но с некоторых пор её чип был модифицирован и это время сократилось до двадцати секунд. У Дерека возникло чувство, что у него на голове зашевелились волосы. Он плотно сжал губы. На этот раз ходить стал Джон. — И еще, очень вовремя со словами “Дальше вранье” этот инженер выдернул чип Кэмерон, как раз после ее слов, что она никого не убивала. Дерек выругался. — Но она же и в самом деле Скайнет, она сама призналась, когда ты спросил. — Да! – Джон покраснел и стиснул рукой крышку стола. – Никому не могу верить! Дерека одолевали сложные чувства. Но он не знал, что сказать. — Ее надо снова допросить, но желательно без инженера. – продолжил Джон. — Ты до сих пор под ее влиянием. Нет, Джон. — Ты понимаешь, что запись фальсифицирована? — Бред, Джон. Они бы не успели, даже будь это возможно. — Дерек, – зашептал Джон, – мне не на кого положиться. Моя мама, она не может спокойно думать, когда речь идет о Кэмерон. Аллисон расклеилась. — А я всего-то брат Кайла – бросил Дерек. — У тебя достаточно хладнокровия, чтобы трезво взглянуть на ситуацию. Обдумай ее, это приказ! Я вздремну пока. Джон развернулся и ушел к себе. Дерек посмотрел вслед за ним и принялся обдумывать ситуацию, как Джон и приказал. Все-таки, Дерек являлся более солдатом, отлично умевшим воевать, чем аналитиком. Не случайно его младший брат в итоге стал его командиром, если бы он оказался жив... Эх. Дерек в растерянности остановился. Головоломка требовала крутых мозгов. Определённо понял он только одно, инженеру не просто нельзя доверять, но его и вовсе необходимо схватить и допросить с пристрастием. Потом он попытался вообразить, что там произошло на самом деле. На самом деле он слышал пять выстрелов, а не шесть. Одиночный выстрел и пара почти дуплетов. И все быстро. На сфальсифицированной записи наоборот: 4 выстрела подряд и два одиночных, спустя две минуты, одним одиночным Кэмерон пристрелила Кайла, другим стреляли в неё в ответ и вновь ударили шокером. Дерек имел немалый опыт боев и чем дольше он пытался представить реальную картину происшедшего, тем меньше она ему нравилась. Очень все выглядело похоже на то, что первый одиночный выстрел сделали сразу в Кайла и только потом произошла перестрелка. Но тогда получается, что металл и в самом деле не стрелял в Кайла? А если, все-таки, стреляла в Кайла она, попытавшись таким образом подставить инженера, который ей почему-то не нравился. Тут он припомнил отношение машины к нему. Тогда можно понять и инженера. Стоп. Дерек встряхнулся, совсем мозги никуда не годятся. Если инженер знал про видеозапись зачем ему было что-то придумывать? Дерек посмотрел на часы: прошло около получаса после ухода Джона. “Как он может спать в такой момент?” – удивился Дерек. Но Дереку на пороге комнаты Джона предстало удивительное зрелище: тот действительно спал. Псевдодядя постоял, посмотрел и отправился на кухню. Книжку читать он бросил. Не до того. Вместо этого, он лишний раз сделал ревизию арсеналу, доступному Коннорам. С вооружением дела обстояли не очень хорошо, его имелось вполне достаточно будь они бандой террористов, как их официально изображали, но для войны против киборгов и их прихвостней требовалось чего-то большее. Три M16 и на три винтовки только около 600 патронов. Случись еще один такой бой как со штурмом тюрьмы и этого запаса может и не хватить. Правда ещё имелось два калашниковых 74-ой модели с 8-ю магазинами по 30 патронов к ним. Итого еще 240 выстрелов. Остальное – мелочь.