Ледокол «Ермак»

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

Решился выйти из этого места и войти в лед восточнее, против Семи островов. В 2 часа тронулся. Те места, которыми шел вчера так свободно, теперь, при сжатии льда, представляли большое сопротивление, так что на прохождение 2 миль потребовалось около 4 часов, главным образом потому, что боялся действовать набегами, дабы не повредить уже пробитое место. Сквозь воду видно было, что льдины идут на большую глубину и местами нижние глыбы выступают из-за верхних. В одном месте оценили на глаз глубину подводной части: 12–15 м.

Пять фотографических снимков, которые тут помещены, представляют «Ермак» в этих тяжелых льдах в то время, когда они находились в периоде сжатия. Из фотографий этих видно, что свободной воды немного и лед очень тяжелого свойства, но ледокол может справляться и с этим, в особенности, когда он будет достаточно крепок, чтобы не бояться ударов с большого хода. Сознание того, что в подводной части есть уже большая дыра, ни в каком случае не действует поощрительно, и, хотя у меня была большая уверенность в непроницаемых переборках, все же благоразумие требовало сдерживаться, насколько это возможно, и не заходить за некоторые пределы. Разумеется, если бы все время пришлось подвигаться вперед с такою же незначительною скоростью 1/2 узла, как в эти 4 часа, то следовало бы отказаться от плавания с ледоколом в Ледовитом океане, но лед находился в периоде сжатия, и вчера, как я уже сказал выше, мы этим же местом шли по 3 узла. Переждав несколько часов или день, мы могли бы получить более легкие условия плавания, но мы здесь были для испытаний и такого случая суровых условий пропускать не следовало.

«Ермак» в тяжелых льдах. Вид сбоку

«Ермак» в тяжелых льдах. Видна лишь корма ледокола

«Ермак» в тяжелых льдах. Вид с кормы

Вид вдоль борта при проходе через тяжелые льды

По широте мы были далеко от того места, где зимовал «Фрам», но, судя по фотографиям, снятым на «Фраме», льды не уступали льдам Нансена. Боюсь впасть в ошибку в этом отношении и предоставляю читателю самому сделать выводы. Надо сравнивать виденные нами льды с летними льдами, которые видел Нансен, а они, судя по фотографии, представляются незначительными по толщине в сравнении с тем, что мы встретили. Экипаж «Фрама» в летнее время едва находил место, где можно было погулять, а мы могли без затруднения посылать партии во все стороны на несколько миль.

Помещаю снимок льда, сделанный с мостика. При снимании фотографии с возвышенных точек, пропадает впечатление неровности льда. Снимки Нансена большей частью сняты с меньших высот. Лед на прилагаемом нашем снимке несколько похож на лед, окружающий «Фрам». Мы через этот лед шли почти напрямик ходом в 4 узла. Отдельные поля дают трещины и расступаются в бока довольно свободно.

С 8 часов вечера пошли скорее и ночью имели ход зигзагами до 4-х узлов.

Когда читаешь описание путешествия «Фрама», то получается впечатление, что летом идет обильное таяние снега и льда. Мы такого обильного таяния не наблюдали. В редких случаях видели, что с ледяных глыб капает вода. Множество прудов, встреченных нами на льду, содержали вполне пресную воду, и все они оставались на поверхности. Мы не видели, чтобы вода пруда профильтровалась вниз сквозь лед. Лед, встреченный нами в августе месяце, от верху до низу был совершенно крепок. Когда мы откололи кусок 14-футового льда и он всплыл на поверхность боком, то я был поражен солидным видом его структуры. Он не мог быть лучше зимою. Замеченное нами таяние было по вертикальным обнаженным сторонам льда, и вид подымаемой глыбы показывает, что лед значительно разрушается водою, но разрушение это не распространяется далеко и простирается не более, как на фут или два; так что, отпилив эту кружевную часть, можно найти за нею совершенно солидный лед.

Не только лед казался ослабленным влиянием летнего солнца, но и снег на поверхности льда сохранился. В торосах он был глубок, но и на ровных местах мы всегда находили немного снега.

«Fram» в июле 1894 г.

Легкий полярный лед

«Ермак» у границы льдов

Следует ли такое отсутствие влияния летнего таяния считать условием исключительным или же в этой части моря от близости гренландских ледников или иных причин таяние не так обильно, как в других местах Ледовитого океана?

Затрудняюсь дать ответ на этот вопрос, но вполне хладнокровное рассуждение приводит меня к заключению, что мы имели дело с очень тяжелым, летним льдом и что, может быть, дальше на север и восток лед окажется слабее и податливее перед силою ледокола. В то время, когда «Фрам» под командою Свердрупа пробивался от широты 84° к югу, наибольшее замедление было тогда, когда он был уже в широте 81°30'. Здесь он оставался с 15 (27) июля по 1 (13) августа, т. е. в течение 17 дней, сделав за все это время меньше 10 миль, тогда как перед тем с 8 (20) июля по 15 (27), когда лед был менее ослаблен действием, сам «Фрам» продвинулся на юг более чем на 100 миль.

1 (13) августа. В 5 часов утра остановились в полынье, пройдя с 3 часов дня 25 миль. Сделали станцию, причем температуры и удельные веса те же, что и раньше, показывающие, что со 100 м книзу идет теплая вода Гольфстрема. Стояли до 11 часов утра, потом пошли далее и в 8 часов вечера совсем вышли из льда, пройдя льдами 42 мили. Легли затем на NE 60°, держась кромки льдов. Шли по 10 узлов. Ночью делали опыты таяния глыб в воде, температура которой +0,5°.

2 (14) августа. До 5 часов утра шли вдоль границы льдов, по временам сворачивая и обходя выступающие части. Ход 10 узлов. С 5 часов начали сильно изменять курс в разные стороны, чтобы идти по более свободной воде, и в 8 часов утра остановились. Сделали станцию № 25 и тралили. Достойно внимания то, что на этой станции нижняя вода не столь тепла, как на предыдущих. Вода здесь на 200 м имеет температуру +1,1, тогда как на всех предыдущих станциях она была +1,9. Температура +1,1 на этой глубине встречается на всех восточных наших станциях, что наводит на предположение, что нижняя вода, входящая по западную сторону Шпицбергена, продолжает следовать на север, а не поворачивает круто вправо, чего можно бы было ожидать вследствие вращения земли. Причину этого надо искать в медленности самого течения, скорость которого, вероятно, в этом месте очень мала, и в стремлении этой теплой воды опуститься в более глубокие слои, чтобы уступить место малосоленой воде Ледовитого океана.

Трал принес 2 вида губок, 2 вида червей, 3 вида офиур, звезду, ежа, моллюска и 2 рыбы.

Подошли к торосистому полю. Гряды торосов имели среднюю вышину 3–4 м; в глубину, оценивая на глаз, они шли до 10 м.

Решился сделать в этом месте кинематографический снимок. Кинематограф есть обыкновенный фотографический аппарат, приспособленный для снимания последовательно большого числа снимков на фильме. Он приобретен был в Париже от Ришара (Richard Freres Impasse Fessard) за 1000 франков. Наружный размер его 40 х 20 х 15 сантиметров, а получаемые снимки 25 х 22 миллиметра. Фильма американского образца 35 мм шириною представляет длинную ленту. Она была приобретена от Pathe freres в Париже. Мы взяли ленты в 20, 10 и 5 метров. В этом аппарате лента длиннее 25 метров поместиться не может. На каждый метр ленты приходится 40 снимков.

Кинематограф оказался довольно удобным. Один и тот же инструмент служит для снимания видов, для печатания позитивов и для проектирования на экран.

Для снимания ставится к инструменту соответствующий объектив. Светочувствительная лента (фильма), свернутая в катушку, закладывается в верхнюю коробку, и конец ее пропускается к тому месту, на которое падает изображение. Инструмент наш имел объектив с постоянным фокусом. По установке кинематографа на желаемое место, надо приготовиться и начать делание снимков в требуемый момент. Для этого нужно вращать ручку, от которой сделаны очень простые приводы для следующих манипуляций. Открывается на короткий промежуток времени затвор и вновь закрывается; передвигается фильма на величину снимка и останавливается; после этого опять открывается затвор и т. д. Одновременно с этим фильма, прошедшая перед объективом, заматывается на другую катушку внизу. Чем света больше, тем вращение ручки можно производить скорее. Нашим инструментом можно было получить до 12 снимков в секунду, но для движения судна такая скорость снимания излишня, можно ограничиться меньшим числом.

Когда снимок сделан, то фильма в темной комнате наматывается спиралью, чувствительною стороною наружу, на большой стеклянный цилиндр, который вращается на своей оси в ванне с проявителем. Ванна мелкая, так что в нее входит лишь нижняя часть цилиндра.

Для проявления нужно вращать цилиндр. Когда проявление окончено, цилиндр переставляют в другую ванну с чистою водою и вращают, переменяя воду, пока промывка не будет окончена. После этого цилиндр переставляют в третью ванну с фиксажем, а оттуда опять в ванну с чистою водою. Затем фильму снимают с цилиндра и в каком-нибудь бассейне окончательно отмывают, оставляя в воде на несколько часов.