Крайняя изба

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
Крайняя изба - Голубков Михаил Дмитриевич
Автор:  Голубков Михаил Дмитриевич    
Жанр:  Советская классическая проза  Проза 
Серия:   
Страниц:  82 
Год:  1983  

Отрывок из книги

Но и такого, хорошо разыгранного спектакля, ему показалось мало. Глухову был народ нужен, ему нужно было всех уверить, какой он страдалец, какой он тяжкий крест возложил на себя. Напротив теплушки он приглушил двигатель, выбрался из кабины, пошел на непослушных от долгого сидения ногах к людям. Лесозаготовители расположились вокруг костра плотным кольцом, взрывались то и дело в дружном хохоте. Кто-то небось анекдоты травил. — Иду, значит, я, — услыхал Глухов, — а затемно уж, плохонько видно. Смотрю, на дороге здоровенный мужик стоит, руками машет. «Ты чего?» — кричу. А мужик-от ка-ак рявкнет! Ну… он в одну сторону, я в другую. Не помню, как и в поселке очутился. Разговор велся о косолапых. Обычный вполне разговор лесозаготовителей. Живут ведь и работают в тайге, часто встречают мишек. На подошедшего Глухова никто не обратил внимания. Одна только Людмила, родная душа, встревожилась, подняла обеспокоенные глаза. — А я прошлым летом на покос шел, — принялся рассказывать другой, — хлеб нес… У меня там третий день помочь работала. Ну, кормить мужиков чем-то надо… Вдруг меня за штанину теребит кто-то. Глянь, а это два медвежонка увязались. И сбоку уж вроде кусты потрескивают… Я медвежонкам и так, и сяк — отвяжитесь, мол. Но они знай играют. Мне и шугнуть их как следует боязно, медведица услышит. И бежать не могу, мешок тяжеленный. Я в ем, окромя хлеба, чего только не нес. Жалко, одним словом, мешок-от бросать. Отделаюсь-ка, думаю, хлебом от них. Кинул медвежатам булку. Они поиграли, поиграли с ней, снова за мной. Другую им булку бросил, потом еще… и не один раз. Так без хлеба и на покос явился.