Том 4. Жень-шень. Серая Сова. Неодетая весна

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
Том 4. Жень-шень. Серая Сова. Неодетая весна - Пришвин Михаил Михайлович

Отрывок из книги

Теперь, когда много лет прошло и я все испытал, я думаю, что не горе дает нам понимание жизни всей во всем родстве, как я ее в ту ночь понимал, а все-таки радость; что горе, как плуг, только пласт поднимает и открывает возможности для новых жизненных сил. Но есть много наивных людей, кто понимание наше жизни других людей в родстве с нами прямо приписывают страданию. И мне тоже было тогда, как будто болью своей я вдруг стал все понимать. Нет, это не боль, а радость жизни открывалась во мне из более глубокого места. – Лувен, – спросил я, – была ли у тебя когда-нибудь женщина? – Моя не понимай, – отвечает Лувен. – Одно солнце, – говорю я. И делаю отрицательный жест. Это значит – одни сутки я отбрасываю, и получается вчера . А два пальца значит – вчера нас было двое. Вот один палец: я показываю на себя. – Я сегодня один. И – показывая в ту сторону, куда ушел пароход: – Там женщина ! – Мадама! – радостно воскликнул Лувен. Он понял: моя женщина у него значит «мадама». И показал: голова лежит с закрытыми глазами. – Спи-спи, мадама! Значит, его мадама давно умерла.