Нам вольность первый прорицал: Радищев. Страницы жизни

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
Нам вольность первый прорицал: Радищев. Страницы жизни - Подгородников Михаил Иосифович

Отрывок из книги

Пажи склонились над тетрадями. — Когда поединок? — с довольной улыбкой спросил Рубановский. Он обожал дуэльную процедуру. — Тебя выставили, а значит, уже наказали, — хладнокровно ответил Радищев. — Нет, ты не уйдешь от возмездия! Раскаешься, что подсвистывал парикмахеру. Плебей, сбежавший из Франции, слуга, которого аристократы не пускали дальше передней, пытается нас учить родовой чести. — Морамберт — достойный человек. А ты шутил как истинный плебей. — Защитник плебеев. Когда поединок? — Изволь, в одиннадцать. На манеже, — вспыхнул Радищев. Сторож Василий звонил в колокол, перемена кончалась, начинался урок истории, Морамберт шел в классы, держа в руках тяжелый том Корнелия Тацита. — Итак, час назад вы убедились, какой достославной может быть история дворянского рода, как важно понимать смысл родовых гербов, — сказал Морамберт. — Если некоторые из вас не имеют фамильного герба, то это не означает, что вас миновала доблесть. Грядущее открывает дорогу славы, и каждый из вас может ступить на эту дорогу. И тогда ваша судьба украсится и обретет символ, воплощенный в гербе.