Служители зла

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Лев Самойлов, Борис Скорбин

Служители зла

ПОЖАР

В глубине большого фруктового сада стояла одноэтажная дача с застекленной верандой. Сейчас, в пору ранней весны, сквозь оголенные деревья, качавшиеся от порывов свежего ветра, она была видна издалека.

Дача принадлежала профессору Альберту Шамайтису. Уже много лет подряд, когда наступали теплые дни, профессор и его жена Мария переезжали сюда из города и жили на даче до поздней осени. Мария хлопотала по хозяйству, а в свободные от домашних забот часы читала или занималась рукоделием. Ее муж большую часть времени проводил за письменным столом и только иногда вечерами бродил по саду.

В этом году профессор поселился на даче очень рано — в самом начале весны. На дорогах кое-где еще виднелись лужи от стаявшего снега; по утрам лужи покрывались тонкой паутинкой хрусткого льда. Местные жители удивлялись: что-то старый профессор очень поторопился, видно городской воздух вреден ему. Но еще больше удивило их то, что в этом году профессор переселился на дачу один, без жены. Когда сосед Шамайтиса, безвыездно живущий здесь кузнец Антанас Тауткус, поинтересовался причиной столь раннего переезда, профессор посмотрел в окно, поерошил седую шевелюру и ответил негромко:

— Воздух здесь хороший, Антанас, легко дышится... Дома сейчас начался ремонт. Грязь, шум, а мне надо работать в тишине... Вот мы с Марией и порешили: она будет заниматься ремонтом, а я уеду сюда.

— И правильно сделали, профессор, — согласился Тауткус, — здесь у нас хорошо. Благодать! Сто лет живи — все мало будет...

Альберт Шамайтис любил свой маленький загородный домик. Каждое деревце, каждый кустик, каждый уголок сада напоминали ему о прошлом. Вот здесь его маленький сынишка Юргис учился ходить; там, на скамейке, под сенью старого клена, мальчик готовился к экзаменам. У выхода, возле калитки, отец впервые случайно увидел, как семнадцатилетний Юргис что-то взволнованно говорил белокурой Ольге, часто бывавшей у них в доме, и не отпускал ее руку... Сын! Он был его любовью, гордостью и надеждой... Был!..

Сразу же по приезде на дачу Шамайтис с головой ушел в работу. Он заканчивал большую книгу, которой посвятил последние несколько лет напряженного труда.

Живущая неподалеку вдова Анна Рубенис охотно взялась вести незатейливое хозяйство профессора. Утром она приходила на дачу Шамайтиса, готовила, убирала, а вечером возвращалась к себе.

— Спокойной ночи, храни вас бог! — этой неизменной фразой кончался ее трудовой день на даче профессора.

Вот уже третьи сутки Альберт Шамайтис живет на даче. Старику нездоровится, и он почти не выходит из дома. Субботний день. С утра на редкость ветренно и холодно. Дождевые капли, словно бросаемые чьей-то невидимой рукой, появляются на стекле, набухают и медленно скатываются вниз. Вечереет. Зябко кутаясь в шерстяную пижаму, Шамайтис пишет. Близится окончание долгой и трудной работы над будущей книгой, которую старый профессор назвал коротким и точным словом — «Спрут».

Незаметно идет время. Подбирается ночь. На столе профессора зажглась лампа под зеленым абажуром.

Анна закончила свои хозяйственные дела, прибрала кухню и, как обычно, в девять часов постучала в дверь. Услышав негромкое «пожалуйста», пошла и встала на пороге.

— Ужин на столе, профессор. Мне можно идти?

— Да, да, милая Анна... Спасибо... Спокойной ночи!

— Спокойной ночи, храни вас бог!

Сменив мягкие домашние туфли на добротные деревенские башмаки, Анна отправилась к себе. Профессор закрыл входную дверь на засов, поужинал в маленькой чисто прибранной кухоньке и снова засел за работу. Так было вчера, сегодня, так будет каждый день, пока он не закончит книгу.

А дождь идет, мелкий, дробный. От внезапно налетающих порывов ветра скрипят и гнутся деревья в саду. В окнах соседних домов погас свет.

Издалека, с площади, глухо донесся звон башенных часов. Пробило одиннадцать раз. И почти одновременно с последним ударом часов огромное клыкастое пламя вырвалось из домика Альберта Шамайтиса, и вокруг стало светло, словно яркие факелы озарили улицу. Дом запылал сразу в нескольких местах. Языки пламени росли, ширились, тянулись к крыше. Вырванные огнем из темноты деревья в саду казались причудливыми застывшими фигурами.

Минута, другая — и перепуганные жители соседних домов стали выбегать на улицу. Вначале большинство из них растерянно жалось возле собственных заборов, потом, словно по команде, вся толпа с криком бросилась к горящему дому.

Первый испуг прошел. Люди были полны решимости. Одна из женщин, с плачущим малышом на руках, побежала вызывать пожарную команду. Остальные, вооружившись ведрами, топорами, кирками и граблями, начали гасить пожар. Их остановил пронзительный голос Анны Рубенис:

— Профессор!.. Где профессор?

Анна не успела одеться. Она стояла в ночной сорочке, с распущенными волосами, прижимала руки к груди и повторяла:

— Где профессор?.. Где профессор?

Люди растерянно переглядывались, переспрашивали друг друга...

Альберта Шамайтиса не было среди них. Неужели он не выбежал и сейчас находится там — в горящем доме?

Двое смельчаков метнулись к двери. Это были — кузнец Антанас Тауткус и агроном Ивар Ковалис. Путь им преградила горящая балка. Она сорвалась с крыши и упала на землю поперек двери. Тауткус и Ковалис отпрянули, но через секунду снова кинулись вперед, и пламя пожара скрыло их.

...Когда примчались пожарные, обгорелый труп профессора Шамайтиса лежал на траве, бережно укрытый простыней. Вокруг стояли хмурые, молчаливые люди. Возле Шамайтиса склонилась на коленях Анна Рубенис. Плечи ее вздрагивали, она тихо, почти беззвучно плакала. На том месте, где только что стоял нарядный, чистенький домик, виднелись обугленные стены и зиявшие черными впадинами окна без стекол.

По-прежнему лил дождь.

ПРИЧИНЫ НЕ УСТАНОВЛЕНЫ

Следователь прокуратуры Ивар Юшкас торопился к месту происшествия. Только сейчас из районного отделения милиции ему сообщили о ночном пожаре, о гибели Шамайтиса, и он, не теряя времени, выехал за город.

Раннее утро, прохожих мало, и, сидя за рулем, Юшкас выжимал из машины все, что мог.

Мелькали улицы, переулки, дома — невысокие, со стрельчатыми арками, с башенками и цветными окнами. У въезда на площадь постовой милиционер, завидев мчавшуюся на недозволенной скорости машину, поднес было ко рту свисток... Но не засвистел. Узнав знакомый номер машины, милиционер откозырял ей и спрятал свисток.

Выскочив за черту города, машина понеслась по асфальтированному шоссе, по обеим сторонам которого тянулась черные поля. Занимался новый день.

Ивар Юшкас лично знал профессора Шамайтиса. Перед войной вместе с сыном Шамайтиса — Юргисом он учился в университете, где профессор читал лекции по истории. Годы учебы были годами дружбы с Юргисом. Юшкас нередко бывал в доме товарища, любил поговорить, а иногда и поспорить с профессором, который, по общему признанию студентов, «чертовски много знал». Летом 1941 года комсомольцы Юшкас и Шамайтис добровольцами ушли на фронт. С войны вернулся один Юшкас. Юргис погиб под Волгоградом.

Со смертью товарища оборвалась связь с домом Шамайтиса. Лишь изредка в газетах и журналах Юшкас читал сообщения о новых книгах и публичных выступлениях талантливого историка.

...Начальник районного отделения милиции старший лейтенант Акмен встретил следователя неподалеку от места происшествия.

— Причина смерти установлена? — спросил Юшкас, выйдя из машины.

— Да! — коротко отозвался старший лейтенант. — Удушье. Смерть от удушья в огне... Профессор Шамайтис, по-видимому, уже спал, когда начался пожар. Поэтому он не смог сразу выбраться из дома, — продолжал Акмен, стараясь не отставать от быстро идущего Юшкаса, — растерялся, забыл, где дверь, где окно. Спросонья, сами понимаете... Что же касается пожара... — Акмен пожал плечами. — Утверждать не могу, но полагаю, что он возник из-за небрежного хранения горючего. В доме, как мы установили с представителями пожарной инспекции, стояли два бидона с керосином. Неосторожно брошенная спичка и... — старший лейтенант махнул рукой. — Профессор много курил.

Они подошли к даче Шамайтиса.

Крыша домика прогорела и обвалилась, одна из стен еле держалась, и ее пришлось подпереть балками. Огонь не пощадил даже сада...

После осмотра трупа Шамайтиса Юшкас внимательно оглядел унылую картину разрушения.

— Сильный пожар. Вон куда дотянулся, — он кивнул головой на деревья.

Старший лейтенант тяжело вздохнул и развел руками: ничего, мол, не попишешь...

В саду их уже дожидалась Анна Рубенис. В эту ночь Анна не сомкнула глаз. Смерть старого Шамайтиса, всегда такого ласкового и обходительного, она восприняла как большое личное горе. И сейчас бесхитростными, простыми словами поведала Юшкасу все, что знала о жизни профессора, о режиме его дня, о его привычках. Обо всем рассказала обстоятельно, толково, изредка вытирая кончиком платка слезившиеся глаза.

Скромно и тихо жил на даче старый ученый. Соседи встречали его очень редко, так как почти весь день Шамайтис проводил за письменным столом, работал и утром и вечером...

Побеседовав с Рубенис, Юшкас вместе с ней и Акменом прошел в полуразрушенный, сожженный дом, в пропахшую дымом комнату, где погиб профессор.

— Покажите, пожалуйста, как здесь была расставлена мебель, — неожиданно попросил он Анну и, заметив удивленный взгляд женщины, пояснил: — Где стояли стол, кресла?

— Вот здесь был стол профессора, — Анна показала на простенок между двумя большими окнами. — За этим столом профессор сидел и работал с утра до ночи, ведь он поздно ложился, а вставал рано. Здесь, слева от стола, была дверь на террасу. — Анна прошла в глубину комнаты. — Вот тут был второй выход, в соседнюю комнату. Когда дачу готовили к приезду хозяина, этот выход почему-то заколотили и даже поставили здесь горку с посудой, Справа у стены стоял диван, на нем профессор часто отдыхал, а иногда и спал. А рядышком, у стены, находились стеллажи с книгами...

— Почему забили вторую дверь? — поинтересовался Юшкас.

— Не знаю, — пожала плечами Анна. — Профессор мне ничего об этом не говорил.

— Может, он сам попросил?

Анна подумала и нерешительно проговорила:

— По-моему, нет. Когда профессор приехал сюда и вместе со мною вошел в дом, я заметила, что он даже удивился, увидев дверь забитой: ведь это создавало неудобства. Но потом профессор сказал, что, наверное, этого хотела Мария, его жена. Я припоминаю его слова: «Пожалуй, так будет лучше».

— Что же, бидоны с керосином стояли здесь, в комнате?

— Что вы, разве можно? Они стояли в коридоре.

— Но ведь это все равно, товарищ Юшкас, — вмешался старший лейтенант. — Достаточно было загореться в любом месте, чтобы вспыхнула вся дача.

— Да... да, — рассеянно отозвался следователь.

Он смотрел на заколоченную дверь. Подошел ближе, тщательно оглядел ее сверху донизу и молча направился в другую половину комнаты, туда, где раньше стоял письменный стол профессора.

Зола и обгоревшие обломки — вот все, что осталось от мебели, находившейся здесь. Вместо двери и окон — дыры в обугленной, скошенной стене.

Юшкас постоял в задумчивости, разглядывая этих немых свидетелей бушевавшего пожара. Лотом вновь внимательно, сантиметр за сантиметром осмотрел проемы окон и двери. Снова прошел в другой угол комнаты, туда, где стояла горка с посудой. Стекло в горке полопалось, краска потрескалась. Юшкас не удовлетворился внешним осмотром. Он открыл ящики горки и внимательно перебрал их содержимое. Здесь все было в целости — металлический подстаканник, чайные и столовые ложки, ножи и вилки. Пламя почти не коснулось их. Нет, положительно, сила огня в двух частях одной и той же комнаты была различной,

Анна с удивлением смотрела на следователя. Он повел себя совсем уж странно. Прошел к месту, где раньше стоял письменный стол профессора, опустился на колени, стал разгребать золу и просеивать ее между пальцами, снова вернулся к горке, погладил ее взбугрившиеся бока и вновь поспешил в другой угол комнаты.

Старший лейтенант Акмен тоже с интересом и любопытством следил за Юшкасом. Что он ищет? Что его так взволновало? Что нового обнаружил он в этом простом и очевидном деле?

В золе следователь нашел небольшой металлический предмет овальной формы, очистил его и спросил у Анны:

— Какой радиоприемник был у Шамайтиса?

— У них не было приемника, — ответила Анна. — Вот там, — она показала на противоположный угол, — висел репродуктор.

— А настольные часы были?

— Нет, только стенные. Они висели в кухне. У профессора были наручные часы.

Юшкас кивнул. Некоторое время он молча занимался поисками, потом поинтересовался:

— Где нашли тело профессора?

— Этого я не уточнял, — ответил Акмен. — Его вытащили Тауткус и Ковалис... Я сейчас позову их. — Он вышел из комнаты.

Следователь вытащил из кармана записную книжку, самопишущую ручку и начал набрасывать план комнаты, отмечал места размещения мебели.

Вернулся Акмен.

— Сейчас придут, — лаконично доложил он.

Вскоре пришли, тяжело топая сапогами, Тауткус и Ковалис, Юшкас еще дочерчивал план. Попросив их немного подождать в саду, он подозвал Анну и спросил:

— Кто готовил дачу к приезду профессора?

— Вначале были маляры, наши, местные. Побелили, покрасили, а потом приехал столяр из города, аккуратный такой старичок. Отремонтировал стол, вставил стекла, заколотил дверь, расставил мебель и уехал. Молчаливый, работящий. Два дня работал...

— Вначале, значит, маляры, а потом столяр? Немного странный распорядок работы, вы не находите?

Женщина только вздохнула. Ей вообще многое казалось странным и непонятным: и отсутствие хозяйки, и ранний приезд профессора, и эта история с пожаром.

Юшкас поблагодарил Анну и отпустил ее, а через минуту пригласил Тауткуса.

— Товарищ Тауткус, — Юшкас протянул ему руку, — это вчера вы так обгорели?

Брови кузнеца были опалены, левая рука забинтована.

— Вчера, — хмуро ответил он. — Такого пожара я на своем веку не помню. Пятьдесят лет здесь живу... — Тауткус, не договорив, закашлялся и махнул рукой.

Следователь прошелся по комнате, обдумывая что-то, и задал вопрос, видимо, больше всего волновавший его:

— Вы и Ковалис оказались здесь первыми. Где вы нашли тело профессора? Не торопитесь, Тауткус, подумайте, ваш ответ очень важен.

— А чего думать? Я прекрасно помню, товарищ начальник. Вот здесь профессор лежал... Уже мертвый. — Тауткус подошел к забитой двери и показал на пол. — Вот здесь, на этом самом месте,

Юшкас вынул записную книжку с планом комнаты и поставил отметку на том месте чертежа, которое показал кузнец.

Ковалис подтвердил показания Тауткуса. Оставшись вдвоем с Акменом, Юшкас попросил:

— Организуйте запись показаний этих трех свидетелей.

Старший лейтенант молча проводил следователя до машины и только в последнюю минуту, когда уже застучал мотор, спросил:

— Будем оформлять акт о несчастном случае?

— Во-первых, отправьте труп в морг, — посоветовал следователь. И, открыв дверцу машины, добавил:— А во-вторых, договоримся: с выводами о причинах пожара спешить не будем. Запишем, товарищ старший лейтенант, что они нами еще не установлены. Вот так. До скорой встречи.