Цикл «Пограничник». Рассказ I. Пройти по последней грани

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Цикл-Пограничник

Рассказ I

Пройти по последней грани

Только у пограничных линий нет границ, они и есть – границы.

Фридрих Айнер

(Фридрих Айнер – командир четвертого ранга пограничных войск объединенной армии. Образчик племени людей, офицер системы – AVRG, ранг – S9. Отчет в ментальном формате)

Запись 1 03. 10. 1 год Эры Единства06:00

Гордо всматриваюсь в нескончаемые дали пустоты…

Запись 2 03. 10. 1 год Эры Единства07:00

Начинает надоедать гордо всматриваться в эту бесконечную пустоту…

Запись 303. 10. 1 год Эры Единства 09:00

Проклинаю эту пустыню, гордо в нее всматриваясь!

Запись 4 03. 10. 1 год Эры Единства21:00

Кончились проклятья. Лучше бы кончилось что-то вроде воды или воздуха! Проклятья мне в этой пустыне нужнее!

Запись 5 03. 10. 1 год Эры Единства23:00

Да пошла эта пустыня!

Еще один день в дозоре в этой пустоте – и у меня крышу снесет! Ничего! Здесь ничего нет! И на кой хрен здесь пост нужен?! Здесь вообще ничего нет! Нет – и не было! Не было – и не будет! И меня здесь быть не должно!

D40-709-677-439 стоит на ждущем режиме – он сменит меня, как только я прикажу. Но и тогда ничего не изменится. Я подыхаю от скуки. Делать нечего. Разве что оружие чистить… Только я его уже отчистил до того, что скоро… Дальнейшими чистками я его просто изувечу, обточив, как ветер скалы.

Зверь подо мной вздрогнул и сменил опорную ногу. Хоть какое-то событие…

Никто не угрожает мне, и мне угрожать некому… Попробую это исправить. Отпустил удавку на горле моей злобной зверюги… Но сонный руггер как на зло игнорирует данную ему свободу. Это действительно злобный зверь – всегда делает все только мне во вред. Жалею, что у него номер короткий – вспомнить нечего… А у крыс вообще номеров нет… Поискал за воротом шинели – “передатчик” на месте, спит старый крысюк…

– Подъем!

Крыс-передатчик сиганул мне на плечо, будто по сигналу тревоги… Ссадил его на холку зверюге и бросил стремена…

– Наблюдай давай. Доложишь потом, что никаких изменений нет.

Спешился… Бросил шинель и свалился на нее – буду звезды считать… Правда я их уже перечел вчера… и неделю назад, и… Черт…

Темнеть только начало, но скоро опять светать начнет. Здесь ночи короткие. Под утро засияет яркая белая звезда, сменяющая тусклую желтую – вечернюю… А дальше наступит день, когда они обе будут жечь и слепить эту пустыню, отражающую их свет, как зеркало… Сейчас ночная темень еще дает отдых глазам, которые скоро будет просто не укрыть от яркого света, не дающего спать. Но спать я не могу. Я знаю, что меня ждет ослепительный и нескончаемо долгий день, который оставит меня без сна, но я не могу спать сейчас. А что еще я могу здесь сделать, кроме как заснуть вечным сном?

Изуродовал ножом консервный контейнер… Быстро покончил с неизвестно чьим мясом, которым он был забит доверху. Установил контейнер подальше – мишенью будет.

Обоюдоострые лезвия моих клинков надстроены – сейчас это обычные кинжалы с односторонней заточкой… Нет, не пойдет – сниму надстройку… И гарду сложу… Теперь то, что надо. Осталось подключить панель управления на рукояти, установить параметры мишени… Готово. Клинки под напряжением. Задаю замедление, на глаз прикидывая расстояние, силу броска и сопротивления… Выставляю время замедления точнее, беру нож за лезвие… Черт! Нож я не метнул – бросил… Он меня током шарахнул, разряд пустил. Замедлитель не сработал. Черт… Подобрал нож и принялся чинить… Конечно, от моей скуки ломается все. Вернее, я все ломаю от скуки.

Заметил, что нож не только ожег мне руку, но и браслету настройки сбил… Проклятье! Я потерял карты этой местности… Теперь они затеряны где-то в глубокой памяти браслета – теперь их придется искать… Правда, на кой черт мне здесь карты? Здесь нет ничего, что на них можно нанести. Зеркало – только ровное гладкое зеркало пустыни. Вдалеке оно дыбится скромной скальной грядой, больше похожей на зубчатую крепостную стену или просто на ряд прямых ровно выстроенных клыков… угрожающе блистающих клыков, будто только что облизанных скользким и голодным языком какого-то огромного хищного зверя. И все. Никаких разломов здесь нет. Поверхность планеты предельно выровнена. Одни редкие высоты – без низин.

Думаю, расщелины были, – раз уж скалы есть… Просто, они занесены этими зеркальными обломками – пылью, сплошь покрывающей поверхность этой ветреной планеты. Еще думаю, занесенная ветром в разломы и трещины пыль спаялась под прессом времени и высоких температур. Теперь разломы неопределимы при нетщательном просвете, которым ограничились при изучении местности каменные Стражи. Пустыня – слегка припорошенный острыми сияющими осколками монолит.

Ядро старой бедной по химическому составу планеты неуклонно остывает. Раскаляют эту замерзшую пустыню только близкие яркие звезды – и жгут они это зеркало нещадно. Но пустыня – зеркало. Такой мощный отражатель не позволяет планете гореть синим пламенем в звездных лучах. А непосильные ему вспышки звезд, видно, достаточно редки. Сейчас пустыня отражает их лучи, что не дает планете хоть чуть прогреться. Мороз. С уходом звезд пустыня промерзает – сразу. И раскаляется с их явлением она – сразу… Она в миг разгоняет и жар, и холод с беспощадными ветрами, бесконечно рвущимися в нескончаемые дали над простертыми перед ними пустырями. А воздуха здесь только для ветров и достает. Атмосфера слаба – почти не фильтрует жесткое звездное излучение. Излучает и пустыня… Здесь жесткие лучи бьют и сверху, и снизу – и испущенные, и отраженные… Кругом одни жесткие лучи и мощные поля… Эти исходящие от пустыни поля и излучения различной полярности. Их мощность в определенные периоды на определенных участках сильно падает или возрастает. Думаю, происходят эти колебания от перемещения с ветром зеркальной пыли, испускающей и отражающей лучи: ветер, разгоняя и собирая эти осколки, преобразует поля, поля – ветер… Это образует зоны затишья в одних местах, вызывая штормы в других…

Место никак мне не пригодное – здесь я не могу ни дышать, ни… Я здесь вообще ничего не могу. Пустыня позволит мне выйти из стабилизационного поля только в зоне покоя и только в короткий период времени – ранним утром или поздним вечером. И то, не оставит это безнаказанным – просто не сожжет и не заморозит, не снесет ураганом, не обглодает осколками и не поразит жестким излучением сразу…

Я вынужден постоянно находиться в Пустоте – под ее защитой и угрозой… Одиннадцатое измерении – пустое измерение… Это исходная и конечная точка всех расчетов – всего вообще… Пустота… Проэнергия с кодом памяти – отключенным скрытым или открытым подключенным… Это все и ничего, всегда и никогда, везде и нигде… Безграничное и ограниченное измерение пропространства и провремени, пространства и времени… Оно – одно целое, оно – Пустота. Но мы для упрощения расчетов разделили его – определили структурой с двумя полюсами и фазами. Первая фаза – стабильная. Полюса проэнергии как бы пассивны. В этой фазе нет ни времени, ни пространства – одни их потенциалы с возможностью их активации. Вторая фаза – нестабильная. Полюса проэнергии как бы активны. В этой фазе есть и пространство, и время с возможностью их деактивации. Переключения фаз происходят путем подключения или отключения одних или иных цепей памяти при их пересечении в одиннадцатом измерении или путем скопления одних или других кодовых частиц этого подобия общей системы. Тогда скрытые процессы становятся явными… или явные – скрытыми. И мы способны читать и писать коды Пустоты. Мы способны, применяя с точным и сложным расчетом силу и энергию, переключать коды, стабилизируя или дестабилизируя Пустоту, – участки Пустоты. Мы делаем это, открывая прямые переходы, проходя от одной точки пространства и времени прямо к другой путем без пространства и времени. Мы открываем переходы, стабилизируя Пустоту, переводя пространство и время в другой формат – в их потенциалы. Стараемся делать это точно – иначе не минуем цепной реакции… Тогда локальные процессы перейдут в глобальные, и стабильной Пустотой станет все… С утратой контроля над переходом процесс стабилизации будет необратим. Не выйдет его пресечь – исчезнет все безвозвратно. Тогда мы не обернем его вспять – только Пустотой он будет запущен вновь… Но точно этого еще никто не знает… Я точно не знаю. Но я вынужден не выходить отсюда – из стабилизационного поля, из пространственного перехода, из Пустоты…

Но я дольше не могу здесь находиться. Здесь – между двух точек двух пространств и времен. Переход разделяет оба пространства и времени одной резкой чертой, четко стыкуя их… Правда, это стабилизационное поле расширено – у его границ с обеих сторон происходит слабая диффузия подключенной и отключенной Пустоты. С той стороны, близ пограничной базы, я могу спокойно дышать лишь у границ поля. А с этой стороны, близ пустыни, я могу спокойно укрыться от иглистого ветра лишь у разделительной черты – центральной части поля. Еще это диффузное проницание дает эффект опустошенности пространства и времени в пределах поля… К этому еще здесь возведен и защитный барьер, разъединяющий обе точки для всего и объединяющий их лишь для меня – избранного… И еще… Системы защиты… Это просто – щиты. Но они не просто защищают меня – я скрыт ими.