Кольцо карателя

Серия: Хроники Темной Змеи [0]
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Андре

И какой черт меня дернул пойти домой через кладбище Монмартр, да еще в такой час? Я задержался в конторе до восьми вечера, и месье Леви никак не хотел отпускать меня домой. Неслыханно, этот жадный еврей и так платит мне гроши за мою работу, а я должен вкалывать от рассвета до заката! Что может быть хуже, чем работать мелким служащим в конторе ростовщика, этого грязного вора, который целыми днями только и делает, что сидит, смотрит в окно и накручивает на палец свои пейсы?

Видели бы вы, какими деньгами он ворочает! А что достается мне? В основном, ругань и побои. И еженедельное жалование, на которое сегодня в Париже можно жить разве что в мусорном баке. Спасибо родителям, они не гонят меня из дома и понимают, как обстоят дела. Это позволяет мне сохранять хотя бы часть жалования. Вот уже полгода прошло с тех пор, как я рассказал Елене о своих чувствах, но до сих пор не могу позволить себе предложить ей руку и сердце, так как у меня нет денег на кольцо…

Путь от конторы до моего дома был неблизкий. Весь день я носился, выполняя поручения ростовщика, и ноги гудели так, будто я обежал весь Париж на три раза. Поэтому, несмотря на окружающую обстановку, я решил отдохнуть несколько минут и сел, прислонившись спиной к одному из памятников. Мысли мои вернулись к Елене. Мои родители не противились нашим отношениям, но ее отец, уважаемый священник, был уверен в том, что нищий, работающий мальчиком на побегушках у одного из самых гнусных ростовщиков города — не самая подходящая партия для его дочери. Я знаю, настанут дни, когда все эти условности не будут никого волновать, и люди смогут сочетаться браком с теми, кого они любят, а не с теми, кто нравится их отцу или матери… но, увы, мы жили в другие времена.

Ах, милая Елена. Несмотря на все, что нам уготовила судьба, я счастлив, что встретил тебя. И я готов идти до конца. Я добьюсь тебя, я докажу свою любовь всем, даже Богу или Дьяволу, если это понадобится. Я знаю: мы встретились для того, чтобы быть вместе. Иначе зачем же рок сводит людей? Неужели для того, чтобы они страдали и думали о том, что им суждено расстаться?

Я поднялся, отряхнул ладони и уже было направился к выходу с кладбища, но мое внимание привлекла крохотная вещица, тускло блеснувшая в свете луны. После секундного колебания я наклонился и поднял с земли… старинный перстень. Дорогое украшение: темное золото и камень с рисунком, изображающим двух сплетенных в тесный клубок змей. Некоторое время я изучал мелкие крючки, выгравированные на камне — знающий человек, конечно же, сложил бы их в слова и прочитал бы надпись на древнем языке — а потом попробовал надеть перстень на мизинец. Для мизинца он оказался великоват, и я решил попытать счастье еще раз — теперь кольцо красовалось на безымянном пальце, как мне показалось, самом подходящем по диаметру, но и во второй раз потерпел неудачу.

Минут пять я стоял посреди залитого луной кладбища, занимаясь странным для такого времени суток и антуража делом: методично примерял перстень, палец за пальцем, но на каждом из них, даже на большом, он свободно болтался. Ощущение было такое, что находка шутит надо мной, и намеренно не хочет приходиться по размеру. Заколдованная вещица! Я снова оглядел его: вроде ничего необычного. Ну, разве что если не принимать во внимание тот факт, что перстень на самом деле был очень древним: готов поспорить на что угодно, ему несколько веков. Интересно, кто его потерял? Наверное, кто-нибудь из важных господ, пришедший навестить могилу усопшего друга.

Перстень, разумеется, стоил огромных денег. Если бы его можно было продать, то я мог бы позволить себе не работать целых полгода! Или даже больше. И смог бы наконец-то купить Елене кольцо. Я снова поднес перстень к глазам. Камень казался зеленым в лунном свете, но оттенок имел странный: мой отец, ювелир, учил меня разбираться в драгоценных камнях, но я и предположить не мог, какой из них вставлен в эту оправу. Больше всего он напоминал изумруд, но я был уверен, что днем он будет выглядеть иначе. Старинный перстень с неизвестным камнем: уверен, что Елене понравится такой свадебный подарок.

Винсент

Дана стояла напротив большого, отражавшего ее в полный рост, зеркала и расчесывала волосы.

— Мне пора, — сказала она. — Завтра утром. Эти три дня пролетели, как один час…

— С другой стороны, если бы все сложилось иначе, у нас бы не было и этих трех дней. Верно?

— Верно. Обними меня, Винсент.

Я обнял ее за плечи.

— Останься ненадолго. Дело не срочное.

— Если я останусь, то эти сумасшедшие вампиры переубивают друг друга. И тогда мне придется остаться там надолго.

— Иногда мне хочется, чтобы они друг друга переубивали. Так я смогу еще немного побыть с тобой.

Дана повернулась ко мне.

— Вот как говорит парижский Судья? Ты знаешь, что это святотатство, Винсент?

— Кажется, моя склонность к святотатству тебе всегда нравилась.

— Ты прав, не буду лукавить.

Я снова обнял ее, провел пальцами по обнаженной спине и поцеловал. Дана отложила расческу, а потом легко толкнула меня в грудь, приглашая лечь.

— «Мне пора» не означает, что я уезжаю прямо сейчас, — заговорила она. — И не надо делать такое лицо, будто ты прощаешься со мной на целую вечность.

«Принимая приглашение», я прилег на шелковое покрывало и протянул ей руки.

— Неужели ты думаешь, что после того, как я ждал тебя целую вечность, я отпущу тебя на столько же?

— О нет, я так не думаю. — Дана опустилась сверху и замерла, положив голову мне на грудь. — Но мне будет тебя не хватать. Иногда мне кажется, что уж лучше жить так, как живут смертные: не знают, что происходит с их мужем и женой тогда, когда они в разлуке.

— Говорят, что если они любят, то могут чувствовать другого человека на расстоянии.

— Что за чушь, Винсент. Они ведь смертные. Для них неведение — это божий дар.

Я погладил ее по волосам.

— С чего это ты заговорила о смертных, да еще в таком тоне? Тебе скучно?

— А тебе не скучно? — ответила Дана вопросом на вопрос. — Я бы сошла с ума от такой жизни уже через неделю. Ты только и делаешь, что сидишь дома, а к тебе приходят бесконечные посетители для того, чтобы ты помог им решить их склоки.

— Надеюсь, что Амир скоро вернется, и смогу приступить к своим обычным обязанностям. Иначе я на самом деле сойду с ума.

Дана встала с кровати и потянулась.

— Кто бы мог подумать, что он выберет Таис, да? Он такой непредсказуемый малый.

— Как по мне, он сделал отличный выбор.

— Брось, Винсент. Несмотря на все мое уважение к Таис, в ней нет ровным счетом ничего хорошего. И это ее происхождение… ее создатель младше меня на пятьсот лет. Что тут можно сказать?

Я тоже поднялся и взял со спинки стула рубашку.

— Во всяком случае, это его решение, и не нам его оспаривать.

— Да уж. Он всегда был… немного простоват.

Наш диалог прервал слуга, появившийся в дверях спальни.

— Судья занят, — тут же отреагировала Дана. — Ты вообще знаешь, который час?

Молодой человек склонил голову, давая понять, что за временем он следит.

— Прошу прощения, госпожа, но это срочное дело…

Дана нетерпеливо передернула плечами и наклонилась, подбирая с ковра оставленное там пару часов назад легкое домашнее платье. Слуга перевел взгляд на меня, и я сделал пригласительный жест.

— Впускай.

Слуга ушел и через несколько минут вернулся в сопровождении двоих гостей. Один из них, мужчина лет сорока, выглядел крайне недовольным, но, судя по всему, настроен был решительно. Второй, совсем молодой вампир, испуганно оглядывался по сторонам. Завидев меня, он низко поклонился и встал бы на колени, если бы слуга не поддержал его за локоть, вежливо демонстрируя, что такое проявление признательности будет лишним.

— Он превратил моего единственного сына в кровососущую тварь! — заявил первый гость, не потрудившись поздороваться.

— Выбирай выражения, — посоветовала Дана. — То, что ты человек, еще не дает тебе право так разговаривать. Помни о том, что для большинства присутствующих ты — еда. Тебе повезло, что тебя впустили в этот дом.

— Повезло, что меня впустили в этот дом?! — начал мужчина, но вдруг сник, опустил глаза и принялся в отчаянии заламывать руки. — Стефан, мой бедный мальчик! Что я теперь буду делать? Я остался без наследника и помощника! Теперь это существо уведет его с собой…

Дана подошла к вампиру и легко приподняла его голову за подбородок.

— Да он совсем мальчик, Винсент. Ему даже тридцати нет! Кто твой создатель?

Вампир недоуменно завертел головой.

— Я не знаю его, Великая… он отпустил меня уже через пару дней после того, как обратил, сказал, что я должен быть свободным и учиться жить самостоятельно… он даже не рассказал мне, где и как я могу питаться…

— И ты выбрал самую легкую добычу, да? — снова заговорил мужчина. — Что может быть проще, чем укусить слабое беззащитное существо?!

— Он сделал то, что сделал, — обратился я к нему. — Нет смысла осыпать его проклятиями. Молодому вампиру нужно было поесть, а твой сын показался ему самой подходящей жертвой. Никто не сможет снова сделать его человеком. К сожалению, создатель не показал ему, как это делается, и он совершил ошибку. Он понесет наказание, но не такое строгое, как обычно бывает в таких случаях. Я делаю скидку на его молодой возраст и неопытность.

На лице мужчины снова мелькнуло недовольство.

— И какой же ты после этого Судья?

— Ты знаешь, что мы не вмешиваемся в отношения между темными существами и смертными. Мы живем бок о бок с людьми испокон веков, и нам, как и вам, нужно питаться. И части из нас для этого нужна кровь.

— Но почему пищей стал именно мой сын? Разве это справедливо?!

— Ты говоришь так, будто твой сын умер. — Дана подошла к зеркалу и внимательно оглядела себя. — Этот мальчик сделал ему дорогой подарок: вечную молодость и вечную жизнь. Что может быть лучше наследника, живущего вечно?

Мужчина поджал губы.

— У меня больше нет сына, — отрезал он.

Дана тряхнула головой, и ее волосы рассыпались по плечам.

— Ох, глупые смертные, — сказала она, тяжело вздохнув. — Вы не хотите умирать, вы не хотите жить вечно. Вы вообще знаете, чего вам надо?

— Что ты будешь делать с сыном этого человека? — спросил я у вампира.

Вампир смотрел на меня, рассеянно хлопая глазами.

— Право, Великий… я бы с радостью научил его всему, если бы что-то знал! Я никогда не брошу его…

— Вам придется учиться вместе. — В его глазах мелькнула искра надежды, но через долю секунды она уже погасла, так как я продолжил: — Научи его охотиться, и в твоих же интересах справиться побыстрее: пока ты не научишь его питаться самостоятельно, я запрещаю тебе пить человеческую кровь. Можешь довольствоваться дикими животными и домашним скотом.

Он сложил ладони в умоляющем жесте.

— Но как же… смилуйся, Великий! Я пробовал пить кровь животных, но для меня она все равно что вода — я не протяну и недели…

— Я уже смилостивился над тобой, оставив тебя в живых. Назови свое имя.

Вампир вздохнул, смиряясь с тем, что другого ответа он не получит.

— Поль, — сказал он едва слышно.

— Властью, данной мне Темным Советом, я подтверждаю свой приговор, Поль. Решение вступает в силу с этой минуты.

— Клянусь кровью своего создателя, Великий, что не нарушу запрета.

Дана с легкой усмешкой смотрела на то, как он наклоняется к моей руке и целует кольцо, тем самым завершая короткую церемонию.

— Властью, данной мне Темным Советом, я, Дана, подтверждаю приговор Судьи, — сказала она. — Иди с миром, мальчик. Будь умницей и не бросай свое дитя, а то ты вернешься сюда, и мы будем менее милостивы.

Слуга увел гостей, и мы с Даной снова остались одни.

— Эти смертные такие нудные и надоедливые, — пожаловалась она. — Как у него только хватило наглости сюда заявиться?

— Мне интересно другое: почему ты решила, что у тебя есть право подтверждать приговор?

— Ты решил пошутить, Винсент? Старший каратель обязан подтвердить решение, если он присутствует на суде.

— Только в том случае, если кольцо, знак власти, у него на пальце. Где твой перстень?

Дана недоуменно оглядела свои руки.

— Кольцо… — Она подняла на меня глаза. — Черт возьми, где мое кольцо?! Слушай, Винсент. Если ты на самом деле решил пошутить, то это дурацкая шутка! Забирать у меня кольцо для того, чтобы я осталась?! — Она растерянно осмотрелась. — Куда оно могло деться? Я никогда не снимаю его! Оно где-то здесь… может быть, закатилось под кровать?

— Вряд ли. В противном случае ты бы быстро его нашла.

— Да, ты прав… я не могла потерять его в доме… я не могу уехать без кольца, а завтра утром мне уже нужно быть в пути! — Она сцепила пальцы и подняла глаза к полотку. — Великий Энки, мудрый отец, почему ты так несправедлив ко мне, чем я провинилась перед тобой?!

Я подошел к ней и обнял.

— Не переживай, мы его найдем. Предлагаю пройти той дорогой, по которой мы с тобой возвращались из города, только в обратном направлении.

— Идем сейчас же. Собирайся. — Дана взяла со стула плащ и накинула его на плечи. — И не дай Бог какому-нибудь особо умному смертному найти кольцо и забрать его. Это будет последнее, что он сделал в своей и без того короткой жизни!