Про жирафа Федю

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
* * *

Будущим дедушкам, Бобрику и Наф-Нафу…

Вы не пробовали завести себе жирафа?

Если нет, то и не надо!

Честное слово, хлопот не оберётесь…

Глава первая

Пора за елкой!

Эта история началась в канун Нового года.

Дедушка Максимилиан с утра пошёл за ёлкой, а Глаша и Гриша ждали его дома.

Они сидели вдвоём на диване, в толстых свитерах и шерстяных носках, и шептались:

– Какая она будет? Большая или маленькая? Главное, чтоб пушистая… А вдруг под ней не уместятся все подарки? Бабушка с дедушкой точно что-нибудь подарят. Ещё, конечно, Никанор и Мелинда. А папа с мамой? Наверное, передадут с Дедом Морозом… И когда уже наконец они вернутся со своего Севера?

Глаша в задумчивости пошевелила носком тапка, а Гриша нахмурил брови:

– Может, они о нас вообще забыли?

– Ты что? – удивилась Глаша. – Мы же их дети!

Гриша помолчал и пожал плечами.

– А чего же они тогда не едут?

Глаша испуганно посмотрела на него.

Гриша обнял сестрёнку.

За окном шёл снег.

Вдруг из коридора послышались шаги, скрип входной двери и голоса.

– Да куда такую громадину? – возмущалась бабушка Элеонора. – Я же говорила: самую маленькую!

– Ну Элеонорочка, – лепетал дедушка Максимилиан, – ты посмотри, какая она зато хорошая!

– А наши потолки? – язвительно спросила бабушка. – Она же не поместится! Ты что, наискосок её поставишь?

Глаша и Гриша переглянулись.

– Не хочу наискосок! – сказал Гриша.

– С неё игрушки осыплются! – сказала Глаша.

И они быстро спрыгнули с дивана.

Дедушка уже втащил ёлку в дверь и бросил на пол. Она сразу заняла собой весь коридор, задрожала иголками – и в квартире запахло хвоей, лесом и Новым годом.

С высоты своего роста Максимилиан посмотрел на ёлку, потом поднял глаза к потолку, который был ему виден очень хорошо, что-то прикинул, крякнул, но ничуть не смутился.

– Я её подпилю! – сказал он бодро. – Несите пилу! Сейчас мы её живенько обкорнаем!

– Ёлка хорошая! – закричал Гриша подбегая. – Не пили!

Глаша подошла вслед за братом и попросила:

– Не надо её корнать. Пожалуйста!

Гриша трогал лёд на замёрзших ветках, а Глаша смотрела на тающие снежинки.

– А ну, марш отсюда! – приказала бабушка Элеонора. – Не стойте на сквозняке! Максимилиан, закрой дверь! А это что?

Дедушка обернулся. Вид у него был торжествующий, глаза сияли, губы сами собой расползались в улыбке.

– Это – гусь! – объявил он и подмигнул внукам. – У нас на Новый год будет гусь с яблоками!

– Тебя из дома выпускать нельзя… – застонала бабушка. – Какой ещё гусь? Я уже столько наготовила…

– Гусь лишним не бывает! – сказал дедушка.

– Хочу гуся! – закричал Гриша.

– С яблоками, – прошептала Глаша.

– Я зажарю его сам! – Максимилиан решительно схватил под мышку огромного гуся и пошёл на кухню.

Глаша и Гриша побежали за ним.

Глава вторая

Гусь лишним не бывает

Гуся положили в большой синий таз, принесённый из ванной.

– Свежемороженый! – глотая слюну, объяснил дедушка. – Пусть полежит в тепле! Голубчик наш!

– Он не голубчик, – поправил Гриша. – Он гусь!

– А почему такой жёлтый? – спросила бабушка. – Может, у него была желтуха?

– Ещё чего! – обиделся за гуся Максимилиан. – Это он от жиру. Исключительно жирный!

– Ты думаешь? – Элеонора недоверчиво покосилась на мужа, ощупывая хрупкие косточки, проступающие на гусиной спине. – Ну… не знаю… конечно, он птица… Но, может, не гусь?.. Как-то непохож…

– А кто же это, по-твоему? – прищурился дедушка.

– Ну… не знаю… может, цесарка?

– Сама ты… – У Максимилиана от возмущения заклокотало в горле. – Цесарка! На шею посмотри!

Бабушка Элеонора посмотрела на дедушкину шею, потом на гусиную и неуверенно кивнула.

– Шея длинная. Но почему у него столько лапок?

– Это крылышки! Он их сложил!

Элеонора пожала плечами.

– А что это за тёмные пятна?

– Это яблоки! – сказал Гриша. – Как у коня! Гусь в яблоках!

– Они что, прямо на нём растут? – удивилась Глаша.

– Никакие это не яблоки! – завопил Максимилиан. – Это пупырки! Ты видела марокканские апельсины? Они все пупырчатые! А это – марокканский гусь! Я купил его в марокканском магазине!

– Свежемороженый марокканский гусь? – Элеонора с сомнением покачала головой. – Ну, хорошо. Пусть пока оттаивает. А я пойду отдохну, порисую. Сами тут разбирайтесь.

И бабушка ушла в свою комнату.

– Подарки нам готовит, – прошептал Гриша.

– Заворачивает, – кивнула Глаша.

Дедушка сразу приободрился и скомандовал:

– Займёмся-ка ёлочкой!

– Ура! – закричали Гриша с Глашей.

И они пошли в коридор.

Дедушка схватил ёлку за верхушку, Гриша за ветку, Глаша за верёвку, и они все вместе её потащили. Но ёлка зацепилась за шкаф, который стоял в углу коридора рядом с дверью в комнату, и застряла на повороте, загородив проход.

– Так! – сказал Максимилиан. – Блокировка!

Гриша кивнул.

А Глаша испугалась:

– Как же теперь бабушка из комнаты выйдет?

Все растерянно замолчали.

И тут раздался звонок в дверь.

– Минуточку! – закричал дедушка, протискиваясь между ёлкой и стеной.

Звонок повторился – более настойчиво.

Гриша проскользнул по стенке и подбежал к двери.

– Спроси, кто! – просипел Максимилиан. Он безуспешно дёргал ногой, которая запуталась в размотавшейся верёвке.

– Кто там? – спросил Гриша.

– Никанор! – ответили из-за двери.

– Дедушка! Это дедушка Никанор пришёл! – крикнул Гриша.

– Вот хорошо! – обрадовался Максимилиан. – Как раз вовремя! Открой ему!

Гриша поднялся на цыпочки, но достать до замка не смог.

– Пустите меня! – жалобно попросил Никанор.

– Сейчас! – сказал Гриша.

Он встал на скамеечку, на которую Элеонора ставила ноги, когда зашнуровывала высокие сапоги, поднялся на цыпочки, но опять не дотянулся до замка. Чуть-чуть не дотянулся!

Тут он увидел, что Глаша перелезла через ёлку, подобралась к столику и стянула с него большой телефонный справочник. Он сразу понял зачем и кинулся ей на помощь!

Они вдвоём дотащили толстую книгу до двери, положили её на скамеечку, и Гриша снова залез на неё, потом встал на справочник, но ему всё равно пришлось подняться на цыпочки, чтобы достать до замка и открыть дверь. Глаша тем временем крепко держала его за пятки. А потом сразу же отступила назад – и правильно сделала. Гриша спрыгнул, дверь отворилась, и в коридор ворвались два воздушных шарика, удочка, торт, утюг, флейта, коробка большая, коробка малая и ещё совсем маленькая коробочка, свёрток, кулёк, букет цветов, целлофановый пакет, длинношёрстная такса Линда, а самым последним – толстый маленький дедушка Никанор. Он держал Линдин поводок и всё остальное и поэтому почти не видел, куда идёт. К счастью, его направляла Линда. Но Линда очень обрадовалась, что пришла в гости, и рванулась вперёд – Никанор споткнулся и упал на пол вместе со всеми вещами.

Хорошо, хоть не ударился, потому что упал на ёлку.

Зато он совсем зажал дедушку Максимилиана, который уже почти распутал верёвку и занёс ногу для шага, но теперь тоже шлёпнулся. Никанору было как-то неловко. И он сказал, лежа на ёлке рядом с братом:

– Здравствуй, Максюша! Я пришёл вас поздравить с наступающим Новым годом! А Мелинда просила, чтобы ты починил утюг! Она тоже вас поздравляет!

– Спасибо! – просипел дедушка Максимилиан, пытаясь приподняться. – А как поживают ваши дети, Саша и Даша?

– Прекрасно! – ответил дедушка Никанор, оттолкнув торт, чтобы он не заслонял ему брата. – Они уехали отдыхать на юг, а мы будем встречать Новый год с нашими внуками, Ваней и Веней.

– Милые близнецы! – простонал Максимилиан, отбросив коробку с тортом – теперь она мешала ему. – Как я по ним соскучился! Дорогой Никанор, слезь, пожалуйста, с моей ноги!

Никанор обиделся.

– Вообще-то, – сказал он, опять отпихивая от себя коробку кулаком, – я и не думал вставать тебе на ногу! А потом, это всё-таки довольно странно, что ты лежишь на полу, когда к тебе в гости пришёл родной брат, чтобы поздравить тебя с Новым годом!

Тут Максимилиан просто набросился на коробку и швырнул её с такой силой, что она встала на попа, закрутилась волчком и с неё слетела крышка.

Никанор остановил торт и укоризненно покачал головой.

– Если ты думаешь, что мне нравится, что ты меня придавил… – обиженным тоном сказал Максимилиан.

– Я думаю, что мне колко лежать на ёлке! – перебил его Никанор.

– Не кричите, пожалуйста! – заорал Гриша.

Потом он вспомнил, что в таких случаях говорила бабушка, и добавил: – Незачем ссориться из-за всякой ерунды!

Оба дедушки тут же смолкли.

– Ой! – сказала Глаша. – Смотрите!

Все обернулись. И увидели измазанную кремом мордочку Линды. Линда с удовольствием ела торт.

– Линда! – в один голос завопили Максимилиан и Никанор.

А Глаша пожала плечами:

– Ну, как это? Прямо из коробки…

Тогда Гриша сунул палец в кремовую розу и быстро облизал его.

Глаша чуть подумала и отломила кусочек шоколадной надписи «С Новым го…».